Светлана Бень: Половину белорусов убил Сталин, а нам говорят - плохие фашисты


Лидер и вокалистка одной из самых известных белорусских рок-групп "Серебряная свадьба" Светлана Бень рассказала, кто виноват в том, что белорусы не говорят по-белорусски.

В интервью украинскому изданию «Політика і культура» Светлана говорила не только о музыке и театре, но и рассуждала об истории Беларуси.

- У Беларуси невероятно сложная и странная история, которая нешироко известна. Я для себя открыла историю Беларуси пять лет назад, когда я начала смотреть новые данные, сведения, материалы. Появились хорошие историки, которые очень хорошо все это излагают, очень компактно, четко и доступно.

Последние лет двести белорусы находятся под очень серьезным прессом. На мой взгляд, от этого выработался очень скрытый внутренний резистанс, внутренняя эмиграция, когда человек существует в стране и в тоже время не существует. Он существует в параллельном мире. Потому что он понимает, что не может открыто выразить свою позицию.

Очень мало средств для творческой реализации. Не поддерживаются театры, музыка. Люди выцарапывают последние деньги, работают на каких-то работах, чтобы иметь возможность прийти в выходной день поиграть на гитаре в студии, которую нужно снять за безумные деньги. Государственной поддержки крайне мало. Гранты и международные фонды для нас закрыты.

- Но еще недавно казалось, что у вас началась оттепель…

- Да, но оттепель завершилась.

- Ваше правительство даже начало всячески поддерживать курсы белорусского языка…

- Эта тенденция очень советская. Все живое, искреннее, яркое, непохожее и выходящее за рамки кондового представления пробивается с трудом, и существует в подполье. Не то, чтобы подполье, как в советские времена были диссиденты, но…

Есть театр прекрасного Жени Корняга, он ставит замечательные спектакли. Но он их ставит в основном в Европе, а в Беларуси ставит один-два спектакля. Абсолютно альтернативный спектакль, но один за несколько лет.

Есть какие-то интересные постановки и в официальных театрах, но это какие-то маленькие всплески. Есть интересные художники, но они все в основном уезжают в Польшу, в Литву, в Украину, в Россию. Огромное количество людей уезжает.

- Эмиграция из Беларуси в Россию сомнительный выбор для творческой реализации…

- В России сейчас очень сильный политический пресс. Все наши друзья страдают от этого.

- Недавно белорусская писательница Светлана Алексиевич получила Нобелевскую премию. Ваш президент был совсем не в восторге от этого…

- Да, не в восторге. Она открыто его критикует и может себе это позволить. Александр Лукашенко не одобрил ее высказывания. А то, что президент сказал официально, является руководством к действию всем чиновникам. Но народ очень рад. Хотя тоже разделился на два лагеря, потому что она русскоязычный автор.

Беларуси нанесена большая обида, и за эту обиду, за русификацию, извинения не принесены. Беларусский язык был вытравлен невероятно жестоко. 90% белорусских авторов было уничтожено. 90% интеллигенции, все лучшие полегли в лагерях.

У нас был концлагерь «Тростенец», второй по величине в Европе. Эта тема не поднималась никогда, потому что, когда начали копать, выяснилось, что там похоронено убитых во время репрессий больше, чем убили немцы во время войны. А немцы приезжают и копают сами. И понятно, что начав копать, они скажут: «Да, это наше… А вот это – уже нет».

Когда выяснится, сколько людей там убили, это будет совсем не на руку официальной политике. Поэтому эту тему прикрыли. Совсем недавно там открыли скромный мемориал к семидесятилетию победы, а о том, что рядом был другой лагерь смерти, вообще не упомянули.

Нужно помнить жертвы. Нужно об этом говорить. Нужно знать свою историю. Половину Беларуси Сталин убил зверским способом! А нам говорят: «Нет, плохие только фашисты».

- Германия признала и извинилась, а Россия ни то, что не извинилась, а наоборот – ставит новые памятники Сталину…

- Для меня это очень больная тема. Я не агрессивный человек, я никогда не хотела брать оружие в руки. Но, когда я вижу эти памятники, у меня тянется рука… Я так рада, что у меня нет пистолета (смеется). Я человек несдержанный, уже нанесла бы непоправимые увечья.

У меня ни один дедушка не погиб в великую отечественную войну, но многие родственники погибли во время репрессий. Я с уважением отношусь к великой отечественной войне, для меня это не пустой звук. Но для меня это совершенно равнозначные трагедии.

Новости по теме

Новости других СМИ