Финляндизация Беларуси сохранит нацию и спасет страну?

Записал Иван Греков, "Белорусский партизан"

Даже сотрудничая с интернационалом авторитарных режимов, Беларусь укрепляет свой суверенитет.

Захватнические аппетиты Путина, которые после аннексии Крыма, только возрастают мере продвижения зеленых гуманоидов на юго-восток Украины, могут вызвать цепную реакцию. Никто не сможет дать гарантию, что сегодня-завтра Путин с имперской голодухи не поглотит Беларусь. И на том история независимой суверенной Беларуси, насчитывающей всего-то 20 годков, закончится.

На фоне захвата Украины при попустительстве США и Евросоюза российская имперская угроза из призрака трансформируется в зловещую реальность для Беларуси. Кто или что сможет защитить независимость Беларуси? Кому нужна независимая Беларусь в центре Европы? Кто может гарантировать небольшой европейской стране, превратившейся в последнюю диктатуру Европу, шанс на будущее?

"Говори правду" продолжает целую серию "круглых столов" на тему как сохранить независимость Беларуси? В очередном мероприятии участвовали заместитель координатора кампании "Говори правду" Андрей Дмитриев, заместитель председателя движения "За свабоду" Алесь Логвинец, старший аналитик BISS Денис Мельянцов, международный обозреватель Андрей Федоров, Игорь Драко.

Алесь Логвинец: Запад неоднородный. Беларусь находится в сфере интересов ряда стран Евросоюза. Прежде всего, это наши соседи, с которыми нас объединяет историческое наследие, - Польша, Литва, затем – Германия, Швеция, в меньшей степени – страны Центральной Европы. С геополитической точки зрения Беларусь могла бы стать важным звеном Балто-черноморского союза, если бы такой появился. Беларусь – единица, которая так или иначе делает Россию сильнее. Ради сохранения геополитического баланса Беларусь, нейтральная независимая Беларусь, где больше присутствует Запад, больше интересна ведущим мировым игрокам.

Беларусь воспринимают как европейскую страну во многих местах, в том числе и в Брюсселе. Для Беларуси, которая должна остаться независимой, построить успешную экономику, эффективное государство и активное общество, сближение с Европейским Союзом является едва не единственной гарантией сохранения независимости и реализации национальных интересов.

Из-за России такое сближение с Евросоюзом не может быть одновременным и стремительным. Александр Милинкевич в 2010 году произнес термин, который недавно повторил Бжезинский, - финляндизация. Финляндизация в белорусском контексте – это шанс на постепенное сближение с Европейским Союзом и сохранение независимости. И вообще сохранение белорусов как нации, Беларуси – как государства.

- Что такое "финляндизация"?

Логвинец: Это термин характеризует положение Финляндии после окончания Второй Мировой войны. Это бывшая часть Российской империи, которую большевики с большим нежелание отпустили в независимое плавание, от которой коммунисты в 1940 году отхватили кусок территории, и которая в силу колоссального влияния Советского Союза сразу не могла присоединиться к западным институтам безопасности и интеграции. Финляндия имела определенную политическую автономию, сохраняла демократическое политическое устройство, но которая вынуждена была экономически сотрудничать с экономическим блоком. Более того, Финляндия имела статус ассоциированного члена Совета экономической взаимопомощи – организация, созданная Советским Союзом, по экономическому сотрудничеству со странами-сателлитами Центральной Европы.

Финляндия сохраняла международный нейтралитет, хотя ее нейтралитет был менее очевидным, нежели шведский или швейцарский, и она развивала широкие экономические отношения с социалистическим блоком. Не так давно на конференции в Берлине мне сделали замечание: Финляндия для Беларуси плохой пример, потому что Финляндия не воспользовалась планом Маршала. Несмотря на отсутствие плана Маршала, Финляндия и так неплохо справилась – это одно из наиболее динамичных обществ в современном мире.

Финляндизация Беларуси означает сохранение широких экономических отношений с Россией, а лучше всего – зона свободной торговли с Россией. А также укрепление своей национальной самоидентичности и строительство более эффективной экономической модели, которая все больше и больше открывается Западу. Только так реально можно гарантировать нашу независимость.

- Интересы каких стран представлены в Беларуси? Кого, кроме стран Евросоюза, можно завлечь в Беларусь?

Логвинец: Сегодня, когда режим Лукашенко играет роль холодильника, любое развитие международных отношений помимо России является определенным укреплением суверенитета Республики Беларусь. Действия белорусских дипломатов, промышленников на всех нероссийских рынках можно рассматривать как предусловие дальнейшего построения многовекторной политики независимой Беларуси.

Сегодня Беларусь может быть предметом интереса, как говорил Виталий Силицкий, интернационала авторитарных стран. Поэтому Беларусь может быть объектом интересов для Венесуэлы, для Колумбии, Ирана. Участвуя в таком очень специфическом международном сотрудничестве, Беларусь также укрепляет свой суверенитет и закладывает фундамент для дальнейшей демократической государственности.

Сегодня Беларусь столкнулась сразу с четырьмя вызовами. Кроме строительства институтов и независимого государства, строительства демократических институтов независимой страны, экономической перестройки, Беларусь стоит и перед четвертым вызовом - это вызов национальной самоидентичности. Мы, как и украинцы в центре и на востоке, являемся во многом этнографической массой, из которой успешно можно лепить и советского человека, и лояльного российского гражданина, а в северо-западной части можно вырастить и неплохого поляка.

Денис Мельянцов: Именно большевики и разрешили Финляндии стать независимым государством, как и ряду других стран, которые прежде находились в составе Российской империи, содействовали появлению БССР. Другое дело – как они вели себя позже.

Финляндизация уже идет, и достаточно успешно. Беларусь при Лукашенко построила государственные институты (можно говорить, что они нестабильны, но они есть), сейчас мы имеем свое государство, с которой нужно работать.

Возвращаясь к вопросу об интересах других стран в Беларуси, стоит отметить ряд сфер, к которым проявляют интерес разные международные игроки.

Прежде всего – это транзит: и меридианальный, и широтный транзит углеводородов из России в Европу, транзит электроэнергии из Украины в Литву, автотранспортный транзит. В обеспечении транзита заинтересованы не только Россия, Беларусь, но и европейцы, и соседние Польша, Литва. Укрепление и расширение транзита также работает на устойчивость Беларуси как страны.

Второе – граница, в охране которой заинтересованы в первую очередь европейцы. Беларусь очень успешно справляется с ролью фильтра нежелательных мигрантов в Евросоюз.

Существуют интересы соседей: Польши и Литвы. Обе страны заинтересованы в существовании Беларуси хотя бы в виде буфера между ними и Россией. И если вдруг Россия внезапно сойдет с ума, чтобы у Польши и Литвы оставался некий запас времени, пока российские танки пройдут по территории Беларуси.

Кроме того, Беларусь является своеобразным ключом для меридианального союза (его можно называть Балто-черноморским или иначе), ключевой страной, без которой в принципе невозможно построить этот меридианальный транзитный, экономический, политический союз. Поэтому если сложится благоприятная международная ситуация, то Беларусь может сыграть на этом интересе – одновременно и против Европы, и против России. Это российский кошмар – появление подобного союза, который диктует цену транзита.

Китай не особо заинтересован в Беларуси как в чем-то уникальном. Белорусские власти называют Беларусь плацдармом, трамплином Китая на пути в Европу. На самом деле соглашения о стратегическом сотрудничестве заключены и с Украиной, Польшей, Францией, многими европейскими странами Китай заключил намного раньше, и объемы торговли несопоставимы с белорусскими.

Уникальности никакой нет, но присутствие на белорусской территории интересов Китая, которые воплощены в Белорусско-китайском индустриальном парке, в других проектах, также важно. Тогда Беларусь становится для Китая не просто пятном на европейской карте, а местом с китайским интересом.

Интересов США в регионе практически нет. Но Беларусь является частью северной дистрибьюторской сети, через которую идет транзит НАТОвских грузов в Афганистан и обратно, поэтому здесь у официального Минска получается договариваться с Вашингтоном.

В Беларуси присутствуют определенные интересы НАТО, потому что белорусский политический режим хотя и является тесным союзником России, но благодаря тому, что Беларусь остается упертым, не независимым государством, белорусская территория массово не наводняется российскими оперативными вооружениями. В силу этого и Польша, и Литва чувствуют себя в сравнительной безопасности.

Андрей Федоров: Китай не будет отказываться от сотрудничества, безусловно. Он всегда добивается своего. Но Китай не будет ссориться с Россией из-за Беларуси, если Путин захочет нас инкорпорировать.

Что касается остального мира, боюсь, даже руководители государств е очень хорошо представляют, где находится Беларусь.

- Говорят, Беларусь нужна Китаю больше в Евросоюзе, нежели в Евразийском экономическом союзе.

Федоров: Мне представляется, что Китай в значительно большей степени присутствует во многих странах Евросоюза, чем в Беларуси, поэтому вряд ли у Пекина есть большая заинтересованность в этом.

Логвинец: Возвращаясь к финляндизации. Политику финляндизации должен проводить не Лукашенко – свои возможности он уже исчерпал и уже является препятствием для такой политики. Финляндизация означает усиление национальной самоидентичности белоруса и построение государства, которому народ доверяет. Лукашенко выстраивает личную власть, которая ищет определенного доверия у людей, но в очень своеобразной форме. Поэтому приписывать Лукашенко действия по финляндизации Беларуси не следует. Мы существуем как независимое государство 20 лет вопреки Лукашенко, чем благодаря ему.

Новости по теме

Новости других СМИ