"Зарабатываю сексом из-за болезни матери. Среди нас есть даже учительницы"

Евгений Волошин, Еврорадио

В части 1 сериала о секс-бизнесе в Минске путана рассказывает о том, почему вышла на панель, сколько зарабатывает и описывает культуру клиентов.

Специалисты насчитывают в Беларуси около 50 тысяч женщин, занимающихся секс-бизнесом. Ими можно было бы полностью заселить такой город, как Кобрин. Сюда относят не только тех, кто предлагает себя на шоссе или в Интернете. Организации, изучающие секс-бизнес, учитывают и тех, кто ищет отношений за подарки, путешествия, за походы в дорогие рестораны.

Но на виду, естественно, уличные солдатки секс-бизнеса. Перед хоккейным чемпионатом мира милиция попросту зачистила от них столицу. Тогда составили более 350 протоколов. Многие побывали на сутках.

Спрос превышает предложение, поэтому на традиционных столичных точках возле цирка, отеля “Юбилейный” и на Каменной горке девушки просят как минимум 100 долларов в час — больше, чем в Берлине. Просто так давать интервью они желания не проявляют. Но во время рейда с социальными работниками проекта "Профилактика и лечение ВИЧ/СПИДа в Беларуси-3" нам удается поговорить с 24-летней Наташей, приезжающей на промысел в Минск из соседнего райцентра. Дефилирует девушка на выезде из города дважды в неделю. В столицу выбирается сразу после смены на ее предприятии.

Худощавая, но грудастая, Наташа многим бы, наверное, понравилась. Девушка уже обслужила нескольких клиентов рядом в лесочке, и непривыкший к уличным путанам человек в прямом смысле почуял бы от нее своеобразный запах блуда и раскованности.

"На работе можно заработать 5 миллионов, только если пахать без выходных. А тут я за три часа могу заработать 200-300 долларов спокойно" (т.е. в щядящем режиме Наташа за месяц может иметь 1000 долларов грязными минус транспортные расходы).

"Зарабатываю сексом из-за болезни матери. Среди нас есть даже учительницы"— Как вы сюда попали? Зачем?

— Сексом впервые я занялась, когда мне было почти 18. А сюда попала через знакомую, в 21. Заболела мама, у нее онкология (информация подтвердилась — Еврорадио). Здесь от такой работы была сначала в шоке, соглашалась только на классику. Контакт стоил тогда около 40 долларов. Сейчас 60-70 долларов. Если хорошие клиенты, то делаем скидки.

— Вам приносит удовольствие эта работа?

— Делаешь вид, конечно, что тебе хорошо, чтобы клиент быстрее кончил. Но деньги же где-то брать нужно! Это вынужденная мера. Есть здесь и те, кто целыми днями стоит. Детей кормить нечем. Некоторые, как и я, выходят в нерабочее время. Знаю одну такую учительницу начальных классов. Стоят и малолетки. Есть такие, которым всего 14. Некоторых приводят парни, а деньги потом забирают. Многих приводят мужья-наркоманы. Некоторые сами наркоманки. Таких здесь — каждая вторая.

— Если вас такая работа тяготит, что должно произойти, чтобы вы ушли?

— Нужно, чтобы мама поправилась и не мучилась. Лечение в Боровлянах у нас вроде как бесплатное, а на самом деле на лекарства уходит куча денег. Мать у меня одна, и мне пофиг, кто обо мне что думает.

— Легко получить здесь на шоссе, так сказать, рабочее место?

— Если ты приведешь знакомую, то девушки могут ее принять. Если появляется кто-то левый, сначала подойдут и скажут: "Уходите отсюда". Если не понимают, то так набьют голову, что мало не покажется. Будут идти и бить, пока будут видеть.

— Вы работаете, получается, больше четырех лет. Много заработали? Есть у вас, скажем, машина, квартира?

— Все деньги уходят маме на лекарства. Живу в простом доме. Даже ногти отращиваю свои собственные. Лучше я буду грязная ходить, чем одеваться за деньги, которые здесь зарабатываю.

— Случались ли в вашей секс-карьере опасные ситуации?

— Подъехал клиент, в лесу сделали дело. Тут подошел какой-то человек в военной форме и начал тянуть меня дальше в лес. Тот клиент даже не защитил, смылся. Я от военного смогла вырваться, ударила его палкой, короче, убежала. Было, когда два парня заблокировали меня в машине и несколько часов возили по всему городу. Не понимаю, что им было нужно. Один кричал: "Будь моей женой!" На Каменной горке подошли двое с ножом: "Отдай сумку!" Рядом шел парень, я ему кричу: "Помоги!" А они ему: "Она же проститутка". Короче, этот парень меня спас.

— Скажите, а кто ваши клиенты?

— Бывают работяги, военные, а бывают и чиновники. С некоторыми целый спектакль, шифруются. Бывают клиенты и из спецслужб.

— Неужто прямо приезжают и представляются вам?

— Нет, но со временем завязываются отношения, и они признаются. Ребята молодые, может, стажеры, не знаю. Бывают милиционеры. Некоторые платят, некоторым приходится давать бесплатно. Кто-то просит скидку. Но зато блата сколько! Связей! А вообще, у меня к милиции ни грамма доверия. Конечно, есть те, кто спасает. Но не всегда. Помню, голосую на дороге после работы, домой еду. Они останавливаются, забирают — и на трое суток. А потом еще и штраф влепили больше миллиона. А ведь я уже домой ехала.

— Есть ли у вас парень или муж?

— Сейчас нет. Когда был, я этим не занималась. У мамы была год ремиссия, я тогда сюда не приезжала.

— Какого мужа вы бы себе выбрали?

— Главное, чтобы нравился и к тебе возвращался. Изменяют же везде и всегда. Но если застукаю — убью. Хотя мужики у нас!.. Вот сюда жен на дорогу привозят и, пока те работают, на остановке накрывают поляну и бухают. Или приезжает клиент и просит: "Давай без презерватива!" Я ему: "Ты с ума сошел". А он: "Я в себе уверен". "А ты во мне уверен?" — спрашиваю. При этом я знаю, что у него жена и трое детей. Вот вам и мужики.

* * *

Найти в Минске уличную путану не так элементарно. На некоторых точках они прячутся от милиции за углами строек или в лесочке и робко выходят к незнакомым клиентам.

"Зарабатываю сексом из-за болезни матери. Среди нас есть даже учительницы"

Секс-точка напротив Белгосцирка. Фото из соцсетей Надежды Замостик

Компетентные специалисты, которые сталкиваются с женщинами секс-бизнеса ежедневно, объясняют, почему некоторые наши представительницы слабого пола приходят в эту древнюю профессию.

"Это экономические причины: нехватка денег. Особенно, что касается молоденьких девочек, — анализирует Татьяна Процкевич, специалист по мониторингу и оценке проекта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией "Профилактика и лечение ВИЧ/СПИДа в Беларуси-3". — Также это психологические проблемы после насилия отцом, братом, отчимом и так далее. Если насилие имело место в малолетнем возрасте, девушка воспринимает свое тело отдельно от души: мол, можете делать с ним что хотите. В то же время есть совсем небольшой процент женщин секс-бизнеса, которым действительно очень нравится это занятие, и они в любом случае этим бы занимались".

Согласно исследованиям, в Минске проблема уличной проституции во многом связана с волной наркотизации, начавшейся в Беларуси в 2005 году. Около 40% всех уличных путан потребляют инъекционные наркотики. И это без спайсов и марок. О том, чем это грозит клиентам и их близким, читайте в следующей части сериала Еврорадио, посвященной ночным бабочкам. Также мы покажем видео, как минские путаны реагируют на войну в Украине и на белорусскоязычных клиентов. Расскажем, каким странностям потенциального клиента учит так называемая "госпожа".

Новости по теме

Новости других СМИ