Премьер Кобяков: обнять и плакать

Игорь Драко, Naviny.by

Встречают по одежке, провожают по уму. Одежка — не столько костюм и штиблеты, сколько внешний вид вообще. Увидел человека — проникся к нему симпатией. Недолгий разговор — оценил его обаяние. Еще два-три раза встретились, а потом уже и встречаться не хочется.

Хорошо, если он всего лишь сосед вашей тещи или свекрови по даче, куда вы приезжаете за лето не больше трех раз. Но ведь может оказаться коллегой. За что такое наказание: слушать речи этого/этой глупого/глупой парня/дамы каждый день!

При знакомстве с людьми я предпочитаю думать о них плохо. Чтобы потом не разочаровываться. Исключение составляют только знакомства, открывающие «романтические» перспективы. Заранее считать женщину, которая понравилась и с которой хочешь встретиться еще раз и как можно скорее, стервой или дурой — до такой изысканной формы мазохизма я еще не дорос. Но в отношении остальных знакомств такой подход вполне себя оправдывает. Либо радуюсь тому, как хорошо разбираюсь в людях: сразу вычислил негодяя или мерзавку, — либо приятно удивляюсь: «Какой/какая он/она, оказывается, чудесный человек!»

Благодаря средствам массовой информации (теперь еще и социальным сетям) мы можем знакомиться с людьми и в одностороннем порядке. Как в той шутке о знакомстве с английской королевой наполовину: «Я ее знаю, она меня — нет». Удел всех публичных персон быть знакомыми тысячам и миллионам именно так.

Поэтому премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков мой половинный знакомец. Не уверен, что и я для него такой же (может, читал мои статьи), но я его одежку и ум наблюдаю давно. Еще с той поры, когда он был заместителем премьер-министра. Занял он эту должность в 2001 году и покинул аж в декабре 2010-го, чтобы стать заместителем главы Администрации президента. Потом недолго, меньше года, побыл послом Беларуси в России и в августе 2012-го был назначен уже главой Администрации президента. 27 декабря 2014-го стал руководителем Совета министров Республики Беларусь.

Словом, наше (мое и многих моих соотечественников) знакомство с Кобяковым долгое. Если из его профессиональной биографии убрать месяцы работы послом в Москве и прибавить год службы на должности первого вице-премьера (с 2000 по 2001), то выйдет, что Андрей Владимирович так или иначе руководит экономикой страны без малого четырнадцать лет (полтора года он даже совмещал должности вице-премьера и министра экономики).

Девальвацию 2009 года он встретил в ранге вице-премьера. Девальвацию и финансовый кризис 2011 года — замглавой Администрации президента. Девальвацию конца 2014-го — начала 2015-го — главой Администрации президента и премьер-министром. Наш пострел везде поспел!

И о чем говорит этот послужной список?

Об уме господина Кобякова. О том самом уме, по которому провожают.

На госслужбе он с 1995 года. Скоро двадцать лет как хорошо «сидит». Помните, слова зиц-председателя Фунта в «Золотом теленке»: «Я всегда сидел. Я сидел при Александре Втором «Освободителе», при Александре Третьем «Миротворце», при Николае Втором «Кровавом» […] При Керенском я сидел тоже. При военном коммунизме я, правда, не сидел, исчезла чистая коммерция, не было работы. Но зато как я сидел при НЭПе! Как я сидел при НЭПе! Это были лучшие дни моей жизни! […] Я беру недорого: сто двадцать рублей в месяц на свободе и двести сорок — в тюрьме. Сто процентов прибавки за вредность».

Понятное дело, что в белорусской власти всех «пересидел» Михаил Мясникович, чье место сейчас и занял Андрей Кобяков. Мясникович «сидел» еще в БССР, потом «сидел» заместителем Вячеслава Кебича, премьер-министра Беларуси и соперника Лукашенко на выборах 1994 года. При Лукашенко он «сидел» главой Администрации президента, руководителем НАН Беларуси. Из кресла премьера ушел «сидеть» председателем Совета Республики.

Фунт брал недорого. Сколько берет Кобяков? Я не зарплату имею в виду. Мне интересно, почему человек соглашается исполнять роль зиц-председателя? Неужели там, у них, в верхах, такие нравы, что нельзя сказать «нет» президенту?

Фунт шел в тюрьму за стопроцентную надбавку, а чем рисковал Кобяков, если бы не согласился стать премьером? Ну, что бы с ним сделали? Уголовное дело не завели бы (допустим, что компромат есть на любого чиновника), потому что не может быть заведено уголовное дело на руководителя Администрации президента, даже на отставного. Максимальное наказание: исключение из чиновничьего сословия. С почетом проводили, «осел» в «причиновничьем» бизнесе. Вот и вся печаль.

Но Кобяков идет в премьеры.

Экономическая система, за создание которой нынешний премьер-министр несет прямую ответственность (нечего всех собак на Лукашенко вешать!), уже не имеет средств (как финансовых, так и управленческих) для самосохранения. В далеком 2010-м президент обещал, что в 2015-м средняя зарплата будет 1000 долларов. Кобяков, ставший главой правительства, едет в начале 2015-го года, когда средняя зарплата упала до 400 долларов, на Толочинский консервный завод и призывает администрацию предприятия нарастить выпуск плодов-ягодных вин (т.е. «чернил»), которые, по его мнению, являются конкурентоспособной продукцией и могут успешно реализовываться в других регионах страны.

Нет тысячедолларовой зарплаты, так хоть бухните «чернил» вволю! Только «чернила» и спасут белорусскую экономику после того, как в России, чтобы народ не травился суррогатом, снизили цену на водку до 3 долларов при продаже в розницу. А ведь с 1 января у нас с Россией общий рынок, дешевая водка оттуда поедет к нам — что делать? Попытаемся выиграть бой с помощью «чернил».

Смотрю на Кобякова, по «одежке» определяю: «Нет, не премьер-министр».

Размышляю об экономическом тупике, в котором оказалась Беларусь, слушаю, что скажет Кобяков… Все-таки правильно я поступаю, что плохо думаю о людях при знакомстве. В Кобякове я не обманулся. Обнять и плакать.

Обнять и плакать…


Справка.

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Новости по теме

Новости других СМИ