Рост или рецессия: на второе полугодие Минэкономики смотрит с оптимизмом, скептики – без

Ольга Лойко / TUT.BY

Итоги первого полугодия оказались для экономики Беларуси предсказуемо печальными: ВВП сократился на 3,3%, промпроизводство - на 7,4%, инвестиции в основной капитал – на 13,5%.

Минэкономики Беларуси видит возможность восстановления роста уже во втором полугодии. Однако многие эксперты сходятся в том, что и в Беларуси, и в России этот кризис может оказаться значительно продолжительнее предыдущих, а для спасения нужны новые драйверы.


Цена роста

На недавнем заседании совместной коллегии Минэкономики Беларуси и Минэкономразвития России белорусский министр Владимир Зиновский спрогнозировал восстановление положительной динамики ВВП уже во втором полугодии.

"Мы не пересматривали официальный прогноз на 2015 год, который предусматривает рост ВВП на уровне 100,2-100,7%. Хотя, конечно, в различных сценариях даем разные оценки. Полагаем, что достигнутая вследствие действий правительства и Нацбанка макроэкономическая стабилизация, ускорение российской экономики во втором полугодии, снижение процентных ставок Беларуси внесут важный вклад в ускорение экономического развития уже в текущем году", - заявил Зиновский.

При этом эксперты обращают внимание на то, что и надежды на скорое восстановление спроса в России могут не оправдаться, да и сам кризис вызван не только внешними причинами. "Нам хотелось бы объяснить свои проблемы схлопыванием спроса в России, но они начались раньше. Об этом говорит и снижение инвестиций, и падение реальных доходов домохозяйств, которое началось еще с марта 2013 года", - отметил независимый аналитик Сергей Чалый в очередной передаче "Экономика на пальцах" на портале TUT.BY.

Он обратил внимание на то, что величина спада в отдельных отраслях оказалась более чем существенной. В частности, по данным Белстата, выпуск грузовых автомобилей в первом полугодии снизился на 60%, тракторов – на 34%, обуви – на 25%, водки – на 27,5%. "Падение на 40-50% - это серьезный риск полной ликвидации отрасли. Власти говорят о необходимости сохранить трудовые коллективы, но речь может идти даже о риске деиндустриализации", - предупредил эксперт.

Среди результатов, которые можно считать условно положительными, можно отметить снижение в июне складских запасов готовой продукции на 1,6 трлн рублей до 36,6 трлн (77,1% от среднемесячного объема производства). Кроме того, в мае Беларусь показала максимальный в нынешнем году объем экспорта товаров, а число людей, работавших в режиме неполной занятости, за месяц сократилось на 15%.

"Но это, скорее, не улучшение, а перенос проблем из одних рук в другие. К примеру людей в режиме неполной занятости стало меньше, а объем просроченной зарплаты вырос. То есть вы или идете отдыхать, получая 2/3 оклада, или работаете, но зарплату вам задерживают. Аналогично с экспортом – если объемы растут, но ухудшается ситуация с расчетами, то сложно считать это позитивом", - пояснил Сергей Чалый.

По данным Белстата, за июнь количество предприятий-должников по выплате зарплат увеличилось с 444 до 555. За месяц сумма задолженности выросла на 37% до 411,7 млрд рублей на 1 июля. Внешняя просроченная дебиторская задолженность с начала года выросла на 89%, за июнь – на 7,1% до 11,1 трлн рублей. Рост, обеспеченный такой ценой, сложно будет считать положительной тенденцией.


Как измерить глубину дна

Первое полугодие оказалось сложным для основного торгового партнера Беларуси. Зиновский отметил, что шоки на сырьевых и финансовых рынках, рост геополитической напряженности негативно повлияли на весь регион. Но в качестве одного из ярких примеров положительных сдвигов в экономике он назвал рост доли экспорта каждой из стран в импорте партнера. По сравнению с 2014 годом за последние полгода доля экспорта Беларуси в импорте России возросла с 5,3% до 7%, а доля экспорта России в импорте Беларуси - с 54,6% до 58,3%. "Это значит, что кооперационные связи не разорвались. Наши компании совместно работают над ответами на макроэкономические вызовы", - подчеркнул Владимир Зиновский.

При этом вызовы в виде введенных в отношении России санкций и упавших почти в два раза цен на нефть продолжают влиять на экономическое положение региона. Правда, в Минэкономразвития России считают, что с конца третьего квартала экономика развернется и начнет выходить из рецессии, пишут "Ведомости" со ссылкой на министра Алексея Улюкаева. Минфин еще более оптимистичен, говоря о начале восстановления уже в июле.

Однако многие российские эксперты предупреждают, что еще не все риски реализованы. В частности, отмечает главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач, усиление спада импорта инвестиционных товаров, увеличение оттока капитала, обвал ориентированного на инвестиционный спрос машиностроения указывают на возможное ускорение спада инвестиций.

Пессимистичен и глава российского Сбербанка Герман Греф, уверенный, что в ближайшие годы Россию ждет сильный экономический спад. В частности, считает Греф, в России нет никаких стабилизирующих факторов для роста экономики, а чтобы они появились, нужны структурные реформы.

Председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин уверен, что из кризиса Россия выйдет в продолжительную стагнацию. "Стагнирующая экономика как минимум ближайшие пять лет – мы [на это] почти уже обречены", – цитируют Кудрина "Ведомости".

Более позитивно настроен Всемирный банк, который 1 июня смягчил оценку падения российской экономики в 2015 году до 2,7% по сравнению с апрельским прогнозом в 3,8%. В следующем году вместо снижения ВВП на 0,3% экономику страны ждет рост на 0,7%.

Разброс мнений экспертов относительно перспектив роста в Беларуси также широк. Инвесткомпания Sberbank CIB, считает, что экономика страны в нынешнем году сократится на 3%, а в следующем рецессию сменит рост на 2,7% в связи с ожидаемым улучшением ситуации в экономике России.

Не видят возможностей для роста в 2015-м году и международные финансовые институты. МВФ прогнозирует падение белорусской экономики на 2,3%, Европейский банк реконструкции и развития - на 2,5%. По оценкам Всемирного банка, ситуация будет еще хуже - минус 3,5%. Несколько более позитивны прогнозы у Евразийского банка развития - ВВП Беларуси сократится в 2015 году на 1-2% по сравнению с 2014 годом.

Солидарны с ВБ экономисты белорусского Исследовательского центра ИПМ.

"Экономического спада в этом году, вероятно, не избежать. Первопричина этого - падение экспорта, негативное влияние на динамику ВВП также оказывает сокращение реальных доходов населения, что в конечном счете ведет к снижению потребления", - цитируют Naviny.by директора Исследовательского центра ИПМ Александра Чубрика.

Сергей Чалый при этом обращает внимание на то, что реальный рост ВВП очень зависит от точности оценки инфляции: "Если у нас она регулярно была двузначной, то на ее фоне даже двухпроцентный рост ВВП в реальном выражении – статистическая погрешность. Да и проблема не только в падении ВВП, кризис виден и по росту безработицы, по задержкам с выплатой зарплат, что было табу многие годы, по состоянию финансов реального сектора".


Нужен драйвер

"Кризис, с которым мы столкнулись, - не очередной кризис по модели 2011 года, когда мы сами себе в ногу выстрелили за счет безответственной макроэкономической политики и накачивания внутренних инвестиций, когда, стимулируя внутренний рост, получили дисбаланс во внешнем секторе и девальвацию, - продолжает Чалый. - И не кризис 2009 года, который был вызван замедлением мировой экономики, и когда помогла девальвация и программа МВФ".

По мнению эксперта, нынешний кризис не связан с внешними или внутренними конъюнктурными факторами. "Все, что мы видим – крах уникальной белорусской экономической модели", - уверен он, отмечая, что если смотреть на темпы экономического роста, то с третьего квартала 2011 года, когда очередной кризис был завершен выходом на плавающий курс, темпы экономического роста не превышали 2% в годовом выражении. "Никогда не превышали. И суть модели была в том, чтобы рисовать иллюзию высоких темпов, которые потом обрывались кризисами. Зато между ними все росло", - добавил собеседник.

Сейчас Беларуси придется искать драйверы для обеспечения долгосрочных темпов роста ВВП, что очевидно и экспертам, и властям. О том, что экономике нужны или бесконечные внешние вливания, или драйверы роста, недавно говорил помощник президента Беларуси Кирилл Рудый. На прошлой неделе премьер-министр Андрей Кобяков заявлял, что ключевой задачей для республики сегодня остается экономический рост. "Любой экономический рост не должен быть искусственным и не должен быть за счет наращивания внешних долгов", - цитирует премьера БЕЛТА.

"Нужны новые источники экономического роста. В рамках старой структуры экономики в силу внешних и внутренних ограничений и рестриктивной денежно-кредитной политики, жесткой бюджетной политики и небольших ЗВР получается, что без новых источников роста темпов экономического роста не добиться. Мы на годы вперед можем оказаться в ситуации хронического лежания на дне", - предупреждает Сергей Чалый.

Пока на грядущую пятилетку, 2016-2020-й годы, правительство наметило точки роста экономики, которые эксперты оценивают скептически. К примеру, это пока не построенный китайско-белорусский индустриальный парк, с проблемами модернизированные мощности деревообработки, а также металлургия, производство легковых автомобилей, мебели.

Новости по теме

Новости других СМИ