Юристы назвали способы обойти вето России на трибунал по Boeing

Алиса Штыкина, РБК

Премьер Украины Арсений Яценюк объявил о запуске плана Б, после того как Россия наложила вето на резолюцию Совбеза ООН о международном трибунале о крушении Boeing в Донбассе. РБК разобрался, что это может быть за план.

Накануне Россия заблокировала резолюцию Совета Безопасности ООН о создании международного трибунала, который позволил бы привлечь к ответственности виновных в крушении малайзийского Boeing в Украине. Всего за документ проголосовали представители 11 делегаций, три страны — Китай, Ангола и Венесуэла — воздержались.


Перспективы в ООН

В теории можно попытаться снова вынести этот вопрос на голосование Совбеза, но у России остается право наложить вето, так что это не имеет смысла, говорит руководитель международно-правовой практики коллегии адвокатов "Чаадаев, Хейфец и Партнеры" Анастасия Асташкевич. Но шансы могут возрасти после публикации окончательного доклада комиссии о расследовании причин крушения Boeing, предполагает юрист международной юридической фирмы, компании из рейтинга Law360's Global 20, попросивший об анонимности.

Кроме того, другие члены Совбеза ООН могут настоять на том, что Россия является одной из сторон в споре и поэтому должна воздержаться от голосования. Об этом говорит п. 3 ст. 27 Устава ООН ("Сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования при принятии решения на основании Главы VI ("Мирное разрешение споров") и на основании пункта 3 статьи 52").

Также у инициаторов остается возможность вынесения вопроса о создании международного трибунала в Генеральную Ассамблею ООН, говорит Асташкевич. Пресс-секретарь МИД Нидерландов ранее сказал Reuters, что такой вариант обсуждается. Для принятия такого решения Генеральной Ассамблее требуется 2/3 голосов (130 государств).

Проблема в том, что у Генассамблеи формально нет полномочий на такое решение, указывает юрист из компании, входящей в рейтинг Law360's Global 20. По его словам, до сих пор все международные уголовные трибуналы учреждались либо резолюцией Совета Безопасности ООН (так было с международными трибуналами по бывшей Югославии и Руанде), либо международным договором (Международный уголовный суд, учрежденный Римским статутом, но Россия в нем не участвует).

Согласно главе VII Устава ООН Генеральная Ассамблея ООН формально не имеет никаких полномочий в области принятия принудительных мер, но когда в 1950 году Советский Союз покинул заседание Совета Безопасности (в связи с войной в Корее), возник так называемый паралич вето, вспоминает юрист. Тогда Генассамблея сочла возможным принять резолюцию "Единство во имя мира", посчитав себя вправе определить наличие угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии и рекомендовать государствам-членам применение силы, "если Совет Безопасности из-за отсутствия единогласия не в состоянии осуществлять свою ответственность за поддержание мира и безопасности".

Резолюции Генассамблеи носят рекомендательный характер, создавать такой суд будут конкретные государства, и такой суд не будет иметь того же веса и значения, как трибунал, созданный по решению Совета Безопасности, предупреждает партнер юридической фирмы "Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры" Антон Александров.


Альтернативы вне ООН

Пресс-секретарь МИД Нидерландов называл также другие варианты развития событий: создание трибунала совместными силами пяти стран (Малайзия, Нидерланды, Австралия, Бельгия и Украина) или организация процесса в национальном суде одной из заинтересованных стран.

Инициаторы могут создать международный трибунал по образцу уголовного суда над ливийцами, обвиненными во взрыве Boeing американской авиакомпании Pan American над шотландской деревней Локерби в 1988 году. В тот раз Ливия выдала двоих своих граждан, подозревавшихся и обвинявшихся в совершении этого преступления, сам трибунал был весьма нейтральным (судили по уголовному праву Шотландии, но суд проходил в Нидерландах) и оправдал одного из обвиняемых. В 2003 году Ливия признала свою ответственность как государство за это преступление, но при этом не признала свою вину.

Украина также сама по себе обладает юрисдикцией в отношении расследования преступления, совершенного на ее территории, отмечает партнер, руководитель международной практики Nektorov, Saveliev & Partners Марат Давлетбаев. Однако решение национального суда не может быть принудительно признано Россией, а добровольно участвовать в таком процессе и тем более признавать решения, скорее всего, официально российская сторона откажется, прогнозирует Асташкевич.

Но Украина вправе делегировать свою юрисдикцию международным органам, включая международный трибунал, который можно создать на основании соглашения, заключенного между Украиной и международной организацией (ООН, Совет Европы), рассуждает Давлетбаев. Прецеденты уже были. На основании подобных соглашений были созданы Специальный суд по Сьерра-Леоне в 2002 году для расследования преступлений, совершенных в ходе гражданской войны, и Специальный трибунал по Ливану в 2007 году для расследования убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири, совершенного в 2005 году. "Опыт этих трибуналов указывает на то, что процесс их создания и поиска финансирования может занять около двух лет, но фактически все зависит от политической воли, поскольку прецеденты уже есть и процедура в целом уже отработана", — отмечает юрист.

Можно создать международный судебный орган при поддержке иной международной организации. Например, в 2003 году при Белградском районном суде в Сербии была создана Палата по военным преступлениям (War Crimes Chamber) при международной поддержке, прежде всего ОБСЕ, добавляет Александров. Кроме того, международный судебный орган может быть создан самими странами-инициаторами, но его юрисдикция будет ограничена этими странами и странами, признавшими его юрисдикцию, оговаривается он.

Новости по теме

Новости других СМИ