Как живут белорусы, которые работают на проблемных предприятиях


Зарплаты с трудом хватает на еду и коммуналку, а начальство говорит: «не нравится – увольняйтесь».

Inteх-press узнала, как живут жители Барановичей, которые работают на проблемных предприятиях города. Имена героев статьи изменены.


Евгений, ОАО «Барановичский автоагрегатный завод»:

- Уже полгода на нашем заводе то сокращенная неделя, то на две третьи отправляют, то есть платят за простой две третьи от оклада. Хорошо, если заплатят за месяц около трех миллионов. А за коммуналку вместе с телефоном в прошлом месяце отдал миллион.

Жена тоже на сокращенных неделях уже полгода. Миллиона два получает. Дочка уже самостоятельная, не требует от нас ничего. Раньше мы ей деньги давали, а сейчас давать нечего.

Приходится ограничивать себя во всем. Только от еды еще не отказались.

Ремонт в квартире недоделанный. Неудобно гостей пригласить. Тяжело это, конечно. Захочешь шмотку купить, ходишь, смотришь и облизываешься.

Книги люблю, но уже забыл, когда покупал. И на экскурсию съездить хочется, но об этом теперь даже не думаем. На Новый год с женой договорились друг другу подарки не дарить. Денег на это нет.

Неприятно это постоянное ощущение нищеты. А подрабатывать не могу, потому что, когда сокращенная неделя, могут на завод вызвать. Я думал уволиться, но по моей специальности найти что-то другое сложно, а перепрофилироваться не хватает духу, да и возраст уже...

Руководители пока ничего не объясняют. Говорят, что ищут заказы. Да, они крутятся, тут ничего не скажешь. Но перспектив пока я не вижу. Кто находит работу – уходит. Остальные терпят.

Сейчас все машиностроение в такой ситуации. Наш завод еще крутится. Но это не вина завода. Надо выше смотреть. Это уже политические вопросы.


Виталий Юркевич, директор ОАО «Барановичский автоагрегатный завод»:

- Предприятие работает четыре дня в неделю, и пока так и будет. Но мы не можем гарантировать, что и завтра будет четырехдневка, все может измениться в любой момент. Будем смотреть по ситуации, как будут складываться дела у наших основных потребителей, поставщиков нашей продукции. Но, в любом случае, мы работаем.


Вячеслав, ОАО «Барановичский завод станкопринадлежностей»:

- На сокращенных неделях работаю уже год. Иногда к концу месяца могут вывести на полную неделю, а иногда неделю дома сидим. В 2014 году получал от пяти до семи миллионов, в зависимости от количества работы. Теперь еле выходят три. Вся зарплата уходит на оплату кредита за жилье и коммуналку. Втроем с ребенком живем на зарплату жены. Она тоже получает три миллиона.

Раньше ребенок ходил в спортивные секции, сейчас нам это не по карману. Вот нужна ему курточка и обувь, но пока не знаем, на что покупать. О новой одежде для себя уже и не думаем.

Продукты берем только самые дешевые. От фруктов и рыбы отказались. Мясо покупаем редко. Последний раз ели торт осенью на день рождения ребенка. Овощи в основном у нас только те, что в деревне вырастим. Машиной почти не пользуюсь: бензин дорогой.

Сказал начальству, что буду увольняться, уговорили остаться. Говорят, что будет лучше, но я не верю, потому что все только хуже становится. На заводе остались люди предпенсионного возраста. Кто-то сам ушел, кому-то контракт не продлили.

Все это из-за того, что привязались к тракторному заводу – он сейчас наш основной заказчик. На него уповали. Ходят слухи, что он вообще откажется от нашей продукции. Что мы тогда будем делать?


Светлана Лабковская, экономист ОАО «Барановичский завод станкопринадлежностей»:

- В первом квартале завод работает больше, чем в предыдущих, у нас увеличились объемы производства. Увеличение идет за счет заказов от российских потребителей. ИТР и вспомогательный состав сейчас работают по шесть часов четыре дня в неделю. Остальные – в зависимости от нагрузки цеха. Кто-то меньше, а кто-то полный день, и еще выходит по выходным. В ближайшем будущем так и будем работать. Надеемся на то, что дальше будет лучше.


Станислав, ОАО «Барановичский завод автоматических линий»:

- Завод сейчас переживает трудные времена. Отопление зимой не включали, лифт тоже отключили из-за перерасхода электроэнергии. Нет заказов, нет работы. Осенью мы писали по два дня в неделю за своей счет. Потом ввели официальную трехдневку. А в январе и феврале нас отправили на 2/3.

Доход семьи упал почти в два раза. После Нового года стало труднее «растянуть» зарплату до следующей. За январь у меня вышло 3,6 млн. Стало не по себе, когда понял, что после выплат по рассрочке за диван (около миллиона рублей), оплаты телефона, интернета и коммунальных услуг у меня останется 800 тысяч рублей.

Когда 8 марта гулял с семьей по городу, дочка увидела воздушные шарики и попросила купить ей один. Шарик стоил 35 тысяч рублей, а в кармане у меня лежала ровно 21 тысяча. Мы объясняли, что денег на шарик не хватает. Она расстроилась. Тогда продавец пожалела нас и отдала шарик за «двадцатку». В магазинах становится все труднее объяснить дочке, почему мы не можем позволить себе купить то, что захочется.

После январской зарплаты урезал расходы на хобби – увлечение радиоэлектроникой, стал реже ездить на машине. Ее нужно чинить, но пока мы решили отложить ремонт до лучших времен.

На заводе все боятся за свое будущее. Я еженедельно просматриваю вакансии по городу. Завод пытается выжить за счет сокращения штата работников, пенсионеров. Сейчас интенсивнее заработал маркетинг: ищут заказы. Если грамотно выставят предложения на тендер, то у нас будет работа.


Сергей Молдунов, директор ОАО «Барановичский завод автоматических линий»:

- Завод работает. Сейчас мы рассчитываемся с долгами перед бюджетом и за энергетику. Да, работает в неполную неделю и будет работать в неполную неделю в ближайшем будущем. Причина одна: усилившаяся конкуренция. Потому что первое, от чего отказываются в кризис, – это как раз наша продукция – оборудование. В марте будут конкурсы, может быть, к апрелю наберем заказы.


Анатолий, ОАО «Барановичский комбинат железобетонных конструкций»:

- С 1 марта мы начали работать в пятидневку. А до этого то на сокращенных неделях работали, то на две трети нас отправляли. И так уже около двух лет. Я два с лишним года назад получал 6,5 млн чистыми. Тогда это было больше 650 долларов. А сейчас у меня долларов двести хорошо если выходит. А если простой, то и еще меньше. За один день простоя платят чистыми тысяч 30. А у меня кредит за квартиру – 860 тысяч в месяц. Сейчас его оплачивают родители.

У меня такой возраст, что самому помогать родителям пора, а мы у них на шее всей семьей сидим. У меня жена и маленькая дочь. Родители помогают продуктами, мясо покупают. Мне не хватает зарплаты даже на еду. Колбасу покупаем подешевле, а фрукты – только ребенку. Недавно болели все втроем. На лекарства потратили миллион, теперь не знаем, как до зарплаты дотянуть. А тут еще и коммуналка выросла, около миллиона вместе со связью заплатили. На всем приходится экономить. Чтобы купить ребенку на Новый год железную дорогу, я собирал деньги месяцев пять: откладывал с каждой зарплаты. Уже давно никуда не ходим. Раньше ходил в спортзал, но сейчас пришлось и от этого отказаться.

Жена осенью вышла из декрета, работает поваром, получает 2 млн с копейками. Начальство ей говорит: «Если не устраивает – вас никто не держит». Скотское отношение. И у нас на заводе не лучше.

Я ищу работу, но мест нет. Естественно, настроения работать нет, потому что труд не оплачивается нормально. Я за два года в три раза обеднел. 75% нашей продукции раньше шло в Россию, а теперь россияне почти ничего не покупают.

На ОАО «Барановичский комбинат железобетонных конструкций» комментировать ситуацию по телефону отказались, порекомендовав обратиться с письменным запросом.

Новости по теме

Новости других СМИ