Беларусь стоит на пороге очередной конфискационной меры – "именем революции"

Ярослав Романчук, руководитель Центра Мизеса

Белорусы обречённо взирают на приближение кризиса. Они не сопротивляются, не паникуют, не бьют в набат. Они просто ждут. Как будто ЭТО так же неизбежно, как приход зимы. Поза страуса бьёт по популярности стойку борца.

В таком состоянии находятся не только министры и другие VIP-начальники номенклатуры, а также обыкновенные люди. «Красные директора», связанные по рукам и ногам контролёрами, исполкомами и министерствами, имитируют бурную деятельность – от безысходности. Будешь реально пытаться спасти заводы – рискуешь попасть в тюрьму.

Номенклатура нижнего и среднего звена ходит на работу понуро, сокрушаясь в курилках по поводу уровня зарплаты, вседозволенности начальства и беспробудности населения.

Вкладчики отдали свои сбережения банкам, крепко зажмурились, сжались и затаили дыхание. А вдруг и на этот раз удастся прилично заработать, получить пассивный доход и компенсировать резкое сокращение зарплаты? А чтобы не приходить в сознание, они отдались хронической дачно-огородной терапии, обильно пересекающейся с алкогольно-табачной.

Кризис в Беларуси не принимает форму лавины или цунами. Это не катастрофа одного мощного удара. Это нечто подобное пресловутой лягушке, которая попала не в кипяток и выскочила, а в сосуд с водой, который медленно нагревается, со скоростью один градус в месяц.

Выпрыгивать? Так вроде бы терпимо. Менять воду? Так вроде бы ещё дышится. Отключать горелку? Так пар костей не ломит.

Признаков того, что вода в нашем «Хрустальном сосуде» становится опасно горячей предостаточно. Достаточно их мониторить, чтобы увидеть растущие проблемы.


Складские запасы

На 1.06. они составили Br36,88 трлн. или 69,1% среднемесячного объёма производства. На начало года было Br33,48 трлн. или 68,7%.

В условиях, когда Александр Лукашенко и все министры в один голос повторяли о недопустимости работы на склад, когда всем чиновникам было велено превратиться в агентав по продажам, складские запасы увеличились на Br3,4 трлн.

Начальники Беллегпрома и Минпрома, продолжая получать государственные деньги и поддержку, плевать хотели на то, что на складах пылится шерстяных тканей в 11,4 раза больше среднемесячного объёма производства. Т.е. эти производители могут целый год ничего не делать и продукции все равно хватит, если она вообще кому-то нужна. Запасы льняных тканей – в 3,4 раза больше среднемесячного объема производства, верхней одежды – в 3,2 раза, предметов и аксессуаров из натурального меха – в 20,6 раза, обуви – в 5,4 раза, женских сумок в 3,9 раза, перчаток и варежек – в 9,6 раза, Диоды и транзисторы – в 7,6 раза, интегральные схемы – в 6,4 раза, подшипников – в 15,7 раза, станки для обработки металлов – в 10,5 раз, самосвалы карьерные – в 7,5 раза, вагонов в 21,6 раза, легковых автомобилей – в 2,4 раза.

За январь-апрель вся промышленность заработала чистой прибыли Br4,75 трлн., а убыточные организации промышленности накопили чистого убытка на Br5,54 трлн. Нет сомнений, что без господдержки вся промышленность была бы в глубоких убытках на десятки триллионов рублей.


Проблемные активы банков

На 1.06. они составили 12,44%. С начала года объем проблемных активов вырос на 86,2% (!), до Br51,52 трлн. И это ещё до начала серьёзной кампании по очищению банковской системы от токсичных активов.

Этой работой должен был пять лет назад заняться Банк развития, но он предпочёл мощные финансовые спекуляции. Просроченные долги по кредитам промышленных предприятий по состоянию на 1.05. составили Br10,11 трлн. – в 2,1 раза больше, чем чистая прибыль всей промышленности. С начала года этот показатель вырос на 28%.


Сельского хозяйство

Валовой рост этот сектор показал, но аграрные бароны, как всегда, забыли про деньги. За январь-апрель чистая прибыль составила Br775,5 млрд., что более чем в два раза меньше, чем годом раньше. Без господдержки 73,7% (!) с/х организаций убыточны. Сумма чистого убытка превысила – Br2 трлн., что в 2,6 раза больше, чем чистая прибыль. Долги сельского хозяйства по кредитам составили Br56,1 трлн., просроченные – Br4,8 трлн., что на 50% больше, чем было в начале года.

Промышленность и сельское хозяйство топят белорусскую экономику. Первыми под воду уходят банки, которые имеют несчастье кредитовать коммерческих трупов. Уходят медленно, но уверенно. Так как нагревается вода в «Хрустальном сосуде» для населения и бизнеса в виде пресловутой лягушки.


Вкладчики

Они, как божьи одуванчики, не заморачиваются такими страшилками, как кризис, рецессия или рост долговой нагрузки.

На 1.06. Br-рублёвые вклады населения составили Br37,64 трлн., что только на Br2,56 трлн. меньше, чем было в начале года. Валютные вклады составили $7,73 млрд., что почти на $480 млн. меньше, чем было на 1.01.

За редким исключением белорусы решили в очередной раз поиграть с государством в русскую рулетку. И это на фоне растущего давления на Нацбанк и коммерческие банки направить вклады населения не финансирование «народно-хозяйственного комплекса».

Когда начальник, который имеет высокие шансы стать следующим премьер-министром говорит «необходимо прекратить перекачивание финансовых ресурсов из экономики предприятий через банки к определенному кругу лиц, которые сегодня вкладывают деньги в депозиты», впору задуматься.

Реализовать такую схему – заставить «направить депозиты» можно только именем революции. А что, более $8 млрд. – хорошая подушка безопасности для страдающего от хронической нехватки денег правительства.

Вы думаете, что революционная целесообразность не наступит? Динамика финансовых показателей последних 12-18 месяцев, состояние внешней торговли и тот факт, что белорусские власти всё еще только обещают создать благоприятный деловой климат для инвесторов, указывает на высокие шансы очередной конфискационной меры – «именем революции».

Новости по теме

Новости других СМИ