Япринцев начал давать показания в суде: Я Чижа за брата считал

TUT.BY

В суде Центрального района Минска продолжается рассмотрение резонансного дела по обвинению в мошенничестве Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна: закончен допрос свидетелей (так и не явился в суд известный российский спортивный функционер Михаил Мамиашвили, до него вчера дозвонились, но выяснилось, что он в Лозанне, просил перезвонить в ближайшие дни).

В среду начался допрос Владимира Япринцева.

На вопрос о наличии серьезных проблем со здоровьем ответил: «Не было и нет».

— Проблемы со здоровьем у Казбека были? — поинтересовался гособвинитель.

— С головой все нормально было, — ответил Владимир Япринцев.

Он подчеркнул, что считает Казбека хорошим сыном, хорошим отцом. Он закончил нархоз (БГЭУ), был мастером спорта по самбо. «Работал в Дубае и Москве, потом вернулся, пошел в „Простор“. В 2010-м мой бывший партнер предложил им работать здесь, выкупили „Трайплметаллтрейд“ и стали работать сами, втроем: Пападопулос, сын нашего с Чижом друга, Арабян и Казбек. Пападопулос на „Трайпле“ нефтью занимался…»

На вопрос прокурора, как помогал сыну, Япринцев посетовал: «К сожалению, кроме как орать, ничем не помогал. Они цементом торговать пытались, тендеры проигрывали. Потом подружились с Ботвинко, стали заниматься нефтепродуктами».

Отношения с Чижом были теплые, вспоминает Япринцев: долго жили на одной площадке, дверь в дверь, дети дружили. «Я его за брата считал — он крестный папа моей дочки, я — его сына», — сказал он.

В 92-м году Юрий Чиж предложил заняться бизнесом. Так Япринцев стал соучредителем «Трайпла». Сперва договор был «50 на 50». «Я никогда не смотрел документы, у нас все хорошо получалось. Штат стал расти, он предложил своего друга в партнеры — Виктора Герасимука, по 33% доли стали. Герасимук был финдиректором до последнего момента, пока его не убрали», — сказал Япринцев и пояснил, что «были неприятности с КГБ, два человека были задержаны, потом вышли. До конца не знаю, что случилось, но он вышел из состава учредителей». На место Герасимука пришел Владимир Ботвинко (как ранее пояснял Япринцев, Ботвинко уволился из компании после ареста Япринцевых, когда Юрий Чиж захотел, чтобы тот написал заявление на Япринцева в КГБ). «Начали с ковров, лампочек. Стали производить окна, потом алюминиевые, рынок маленький, приходилось ездить в Россию. Спиртным занимались. Первые деньги у друзей брали. Без всяких процентов и расписок», — рассказал обвиняемый.

Практически сразу решили, что деньги пойдут через Чижа — все финансовые потоки. Владимир Япринцев говорит, что сам предложил такую схему.
На вопрос, когда «Трайпл» перестал заниматься нефтепродуктами, ответил: «Я думал, что занимается до сегодняшнего дня».

«Когда нужны были (компании „Трайпл“) деньги, причем очень большие, и их просто под мою подпись давали — тогда я, оказывается, имел такие полномочия. Обо всем этом (о том, что Япринцев подписывает гарантийные письма по обязательствам сына) отлично знал Юрий Чиж. Это следует из переписки: Юра спрашивает, подписываю ли я такие письма. Я говорю, мол, Казбек просит… Он говорит, поменьше подписывай. Эти письма не являлись гарантийными фактически. Приходили люди (потенциальные партнеры) на меня посмотреть, как на медведя на ярмарке, и были готовы работать со мной, с нашей компанией. О том, что я подписывал такие бумаги, знали все, в том числе, конечно, Чиж», — сказал Япринцев-старший.

Что касается своего задержания, то «был в шоке», когда его остановил «Алмаз» или «Альфа». «Спросили: вы знаете, где находитесь? Когда узнал, что в КГБ, чуть не упал, думал, тут шпионы… Не верил, что заявление написали Савяк и Мамиашвили, с последним говорили накануне. Он знал, что во вторник лечу в Москву, у меня были деньги для Мамиашвили, часть долга», — рассказал Япринцев.

Сегодня в суде подтвердилась информация о том, что существует еще долг Япринцевых перед бывшим первым заместителем гендиректора «Трайпла» Владимиром Ботвинко. С ним сын Япринцева и его партнеры работали по нефтепродуктам. «Он то нервничал, то говорил, что малые справляются… Про долг Казбека ему я узнал только в мае 2015 года», — сказал Япринцев-старший. «У нас бывали „дырки“ по 10−12 млн долларов — это бизнес, так бывает… Но про долг до мая Ботвинко мне ничего не рассказывал», — добавил он.

— А какая сумма долга? — спросил судья.

— 8 млн долларов.

При этом Владимир Япринцев затруднился объяснить, откуда такая сумма.

Что касается долга перед Михаилом Мамиашвили, то о нем обвиняемый узнал в декабре 2014 года. «Позвонил Миша и сказал, что ребята должны 30 млн долларов… Ни про какие нефтепродукты тогда речи не было», — сказал он. Владимир Япринцев также утверждает, что 1,5 млн долларов передал Мамиашвили.

Как ранее сообщалось, 4 июля в суде Центрального района Минска начался суд по делу Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 209 Уголовного кодекса, — «Мошенничество». Статья предусматривает лишение свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества.

Один из потерпевших — проживающий в Польше 36-летний директор компании «Газтранс» Андрей Рабцевич, которому обвиняемые должны были поставить топливо на 3 млн долларов: деньги получили, но обязательства не выполнили. Второй потерпевший — известный спортивными успехами Андрей Михневич, ущерб которому составляет 440 тыс. долларов.

Основной потерпевший, российский бизнесмен Юрий Савяк, потерял 27 млн долларов. Он уже дал показания в суде.

Полученные деньги обвиняемые тратили на собственные нужды, в том числе на возврат долгов и исполнение прежних обязательств перед другими лицами и субъектами хозяйствования. В том числе, как писал TUT.BY и озвучивалось в суде, речь идет о попытках «закрыть» долги Япринцева-младшего от неудачных сделок на «Форексе».

По оценке, озвученной гособвинителем, офшорные компании Strawfield и Edena, связанные с обвиняемыми, фактически осуществляли свою финансовую и хозяйственную деятельность по принципу финансовой пирамиды.

Новости по теме

Новости других СМИ