Нынешний кризис будет не менее глубоким, чем депрессия 90-х. Хотя та была трагедией, а нынешняя напоминает фарс

Константин Скуратович, nmnby.eu

Картинка носит иллюстративный характер
Обнародованная Минтрудом инициатива правительства повысить пособие по безработице вызвало оживленную полемику в обществе.

Больше всего критикуется намерение властей ограничить величину пособия (100% бюджета прожиточного минимума – BYN 174,52 с 1 ноября) и выплачивать ее только двум категориям безработных: (а) уволенным по инициативе нанимателя работникам в случае ликвидации организации, сокращения численности или штата и (б) в половинном размере – для уволенным в связи с окончанием срока срочного трудового договора (контракта).

Сразу отмечу, что размер пособия повышается в 8,3 раза потому, что правительство отказывается от применения базовой величины (BYN 21) при расчете пособия в пользу бюджета прожиточного минимума. Можно согласиться с критиками правительства: на БПМ прожить невозможно. Но прожить на базовую величину тем более невозможно. Никто не мог прожить за счет прежнего пособия, никто не сможет за счет нынешнего.

И базовая величина, и БПМ – это всего лишь условные единицы, которые государство (правительство) использует в административных отношениях с гражданами. Например, за административное правонарушение можно назначить одну или несколько базовых величин штрафа. До сей поры государство полагало, что помощь (пособие) безработному не должна превышать одной базовой величины, а теперь сочло нужным и возможным повысить ее до бюджета прожиточного минимума.

Правительство понимает, что даже за эти деньги жить невозможно, но считает, что официально зарегистрированные безработные, имеющие право на пособие, имеют «левые» доходы. Их основным источником являются семейные бюджеты: молодых безработных содержат родители, безработный супруг (супруга) живет за счет заработка супруги (супруга), или имеет неофициальный доход. Как повторяла бывший министр труда Щеткина, «крутится».

Отмечу, что закон о занятости населения, который принимался Верховным Советом 12 созыва еще при советской власти, ограничивал пособие по безработице величиной минимальной заработной платы. Позже его снизили до базовой величины, а сейчас фактически возвращаются к первоначальному варианту.

Конечно, хорошо, что пособие повышают. Что касается его величины, то можно сослаться на мнения Марианны Щеткиной и Лидии Ермошиной, которые солидарно отметили, что мы живем не в Швейцарии. Если большая часть работников имеет зарплату менее USD200, а средняя пенсия не превышает USD150, то пособие по безработице должно быть однозначно меньше. Хотя понятно, что жить невозможно ни при таких зарплатах, ни при таких пенсиях, ни при таких пособиях.

Но люди живут. В том числе и безработные. Кто они и сколько их? На этот вопрос можно ответить по-разному. Если, например, работник, имея полную занятость, не может себя и семью прокормить за счет своего заработка, он – по крайней мере, частично – может считаться безработным. Можно описать и другие категории безработных.

Есть также научные определения безработицы и безработных, но субъектами социального попечительства являются безработные, определяемые законом. Согласно ему безработным является «трудоспособный гражданин, не имеющий работы и заработка, который зарегистрирован в комитете по труду, занятости социальной защиты Минского городского исполнительного комитета, районного исполнительного комитета в целях поиска подходящей работы, ищет работу и готов приступить у ней». Такая вот исчерпывающая дефиниция. Чтобы стать безработным, надо зарегистрироваться в «органе по труду», и тебе помогут с трудоустройством на подходящую работу. Возможно даже назначат пособие.

Тут все важно. Например, предложенная «подходящая» работа должна соответствовать профессии и квалификации соискателя, условиям труда, зарплата не должна быть намного меньше зарплаты на прежней работе, должна быть транспортно доступной. Такие широкие права безработному гарантирует закон. Но тут же их ограничивает, поскольку безработный может быть зарегистрирован только по месту жительства. И если смолевичанин потеряет работу в Минске, то ему, скорее всего, предложат вакансии, которые имеются в Смолевичах, Жодино и в других организациях района. Такие безработные в большинстве случаев самостоятельно ищут работу в Минске, а в смолевичском РИКе регистрируется только в том случае, если у них есть право на получение пособия.

О безработных, получающих пособие, можно сказать по-ленински: узок их круг, страшно далеки они от народа. В силу ряда принципиальных причин.

Во-первых, по закону право на пособие имеют граждане, уволенные в связи с ликвидацией предприятия или сокращением численности штата работников. Во-вторых, увольняемым по этим обстоятельствам работникам наниматель обязан выплатить выходное пособие в размере не менее трехкратного среднемесячного заработка. Закон сделал все возможное, чтобы наниматель не разбрасывался кадрами, не выгонял людей на улицу. Массовые сокращения в такой ситуации почти невозможны. С одной стороны, дорого, с другой – у таких неплатежеспособных предприятий нет денег для законного сокращения штатов.

В 1990-х годов безработица была очень высокой, официальная (зарегистрированная) безработица была минимальной, а безработных, получавших пособия, было еще меньше. В то время, например, ликвидировались многочисленные союзные и республиканские отраслевые НИИ и КБ, сокращалась численность академических институтов, но денег у них не было. Поэтому сотрудники формально числились работающими в учреждениях, но искали и находили прибыльное для себя занятие на стороне.

Первые «ипэшники» («челноки») численность которых за несколько месяцев выросла до 200 тысяч, были очень инициативными и грамотными. Именно они накормили, напоили и одели народ, оплатили безработицу за собственные деньги, сколотили первые в стране относительно честные капиталы и стали платить реальные деньги государству в виде налогов.

Нынешний кризис будет не менее глубоким, чем депрессия 1990-х. Хотя та была трагедией, а нынешняя напоминает фарс. Так, например, власти, сославшись на «многочисленные просьбы трудящихся» в лице официальных профсоюзов, законодательно упразднили практику найма работников на неопределенный срок и заменили его наймом по контракту.

Теперь нанимателю нет нужды ломать голову над вопросом, где взять деньги для фактически сокращаемых работников, поскольку увольняемому работнику по причине истекшего контракта выходное пособие не полагается.

Правительство, отдавая отчет в абсурдности ситуации и, очевидно, опасаясь социального взрыва в связи с массовыми увольнениями трудящихся, предложило им пряничек в виде половинного БПМ в качестве пособия.

Трудно сказать, что из этого всего получится и какие будут последствия. Одно ясно: к социальной справедливости надо было взывать в далеком 1999 году, когда Лукашенко вводил свой декрет «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины», 1-ый пункт которого предоставлял нанимателю право заключать с работниками контракты на срок не менее одного года, а отказ работника его заключить автоматически приводил к увольнению.

Сколько хорошего об этом было написано в государственных больших газетах, в «районках», в заводских многотиражках: «Спасибо ему, что он так заботится о нашей трудовой дисциплине!».

К сожалению, указанный декрет, который позже был перенесен в трудовой кодекс законодателем, цели своей не достиг. Среди увольняемых работников по желанию нанимателя до сих пор большинство составляют именно прогульщики, пьяницы и прочие нарушители трудовой дисциплины. Например, из 64,7 тыс. работников, уволенных в июле т.г., 2,3 тыс. уволены за нарушения дисциплины (естественно, без права на пособие) и только 963 – по причине ликвидации организации или сокращения штатов (с правом на пособие).

Остальные 60 с лишним тысяч уволены по другим причинам (кто ушел на пенсию, кто-то по собственному желанию), но, полагаю, большинство было уволено по причине отказа в продлении контракта. Без выходного пособия, но с правом на половинное пособие по безработице.

Новости по теме

Новости других СМИ