Ху из Данкверт? Газета Администрации Лукашенко вступила в информационную войну

Николай Семидин, sb.by

Иллюстративное фото с сайта n1.by
Читатели уже не удивляются одному скверному обстоятельству. Время от времени российский Россельхознадзор зажигает красный свет перед пищевыми продуктами из Беларуси.

Причем делается это по весьма надуманным поводам. То московские чиновники обнаружат нечто «опасное» в молочных продуктах, то в колбасных, то еще где–то. Выносятся постановления, опускается шлагбаум. Начинается очередной раунд переговоров между Минсельхозпродом и Россельхознадзором. Эксперты и специалисты ездят из Москвы в Минск и обратно, проводится бесконечное количество «примирительных» совещаний», люди из Россельхознадзора прибывают на наши молочные и мясные комбинаты, анализируют процесс и уезжают с докладами домой. А время идет, наши сельхозпроизводители несут прямые убытки. Потом все заканчивается «миром», в Москву курсируют фуры и вагоны–рефрижераторы. До следующей заминки.

Началась эта чехарда отнюдь не вчера, а еще во времена пресловутого «врача по вызову» Онищенко, который то ли сам, то ли по чьей–то подсказке любой политический чих истолковывал по–своему — под видом «санитарных» безапелляционно накладывал табу на белорусский экспорт. Потом, по вышеописанной схеме, решение отменялось и поставки возобновлялись.

«СБ» не раз анализировала эту проблему, постоянно приходя к одному и тому же выводу: причины, по которым Россельхознадзор блокирует белорусские товары, надуманны и тенденциозны. И это при том, что покупатели из Москвы, Смоленска, Питера, Калининграда и других городов с большим одобрением относятся к недорогим, но неизменно качественным белорусским продуктам. Российские потребители знают, что постоянный государственный контроль над производством продуктов питания в Беларуси очень строг. Поэтому молочные и иные продукты всегда на высоком уровне!

Острота этой темы заключается еще и в том, что данный вид экспорта для нашей страны очень важен, экономика Беларуси во многом ориентирована на сельхозпроизводство, которое обеспечивает наше население, но также и составляет значительную долю в импорте. Белстат указывает, что в 2015 году на продовольствие и сырье для его производства в товарной структуре белорусского экспорта в Россию пришлось 35,8%. Сравним: доля продукции всего машиностроения составила 24,5%.

Вот почему даже день «простоя» белорусских товаров больно отзывается на системе работы агропромышленного комплекса.

Недавно при обсуждении Таможенного кодекса ЕАЭС Президент очень остро охарактеризовал искусственно чинимые проблемы, связав импорт с экономической безопасностью Беларуси. Было сказано, что Таможенный кодекс вполне может быть и компромиссным, что партнеры должны учитывать интересы всех сторон, но «ухудшать ту социально–экономическую ситуацию, которая существует в Беларуси, нам ни в коем случае нельзя».

Даже не посвященным в тонкости межгосударственных отношений совершенно понятно, о чем идет речь. Как всегда, не срезая «острых углов», Президент высказал претензии к негативной деятельности Россельхознадзора. Со свойственной ему образностью в адрес руководителя ведомства Сергея Данкверта было сказано: «У нас, если даже все будет нормально, такие деятели, как Данкверт и прочие, оплюют, оболгут и обгадят, как это было недавно: оказывается, у него кусок мяса из Беларуси, или стакан молока, или кусок хлеба застревает — продукция не та!.. И Правительство (РБ) при этом молчит».

Не оправдывая Правительство, приходится констатировать, что руководители Минсельхозпрода тем не менее находятся в процессе постоянного переговорного процесса с Россельхознадзором и Министерством сельского хозяйства России. Другое дело, что чиновники в Москве со всем соглашаются, но при любом «удобном случае» продолжают тормозить товары. Вот что говорилось в прессе о переговорах Леонида Зайца с российским министром Александром Ткачевым. Господин Заяц сообщил журналистам: «Мы пришли к мнению, что все–таки надо внимательно рассматривать эти претензии российских специалистов, Россельхознадзора относительно нашей продукции. Говорили о том, что нельзя так долго держать наши предприятия... Эта (белорусская) продукция по своим характеристикам, потребительским качествам нисколечко не хуже той, что поставляется другими производителями». Обнародовавшая эту цитату «Белгазета» полагает, что такой лояльный, компромиссный и деловой тон белорусской стороны должен был бы вызвать адекватную реакцию российской стороны. Однако этого не последовало. Совсем недавно господин Данкверт издал пресс–релиз, в котором белорусская продукция характеризуется в таких черных тонах, что можно подумать, будто речь идет не о вкусной ряженке, а о стрихнине. В чем только не обвиняется белорусская сторона! И что самое удивительное, инвективы С.Данкверта внушают российской общественности, что во всем виновата именно белорусская сторона. Она, видите ли, «дискриминирует... российскую животноводческую продукцию».

Все поставлено с ног на голову!

Оказывается, это не наши товары тормозятся органами Россельхознадзора, а это белорусские крестьяне «дискриминируют» российскую продукцию. Понять эту белиберду невозможно, кроме как предположить, что ведомство С.Данкверта совсем не утруждает себя поиском каких–то более или менее внятных аргументов. Используется право «сильного», из области «что хочу, то и ворочу», «хозяин — барин» и т.п. Такие тонкие и судьбоносные моменты, как необходимость следованию ранее достигнутым договоренностям, в духе развития Союзного государства, исполнение договоренностей, одобренных на высшем межгосударственном уровне, — все это побоку!

Но чем же все–таки тогда руководствуется господин Данкверт?

Ведь он не только продолжает недостойную деятельность Онищенко, но и во многом превышает уровень силового давления на белорусский пищевой импорт. Всю весну нынешнего года по инициативе Россельхознадзора лихорадило рынок поставок мяса и птицы. Была проведена трудная серия переговоров, белорусская сторона выполнила все, порой даже самые фантастические «требования» россиян. Лишь после вмешательства Президента москвичи пошли на попятную, хотя совсем недавно были ограничены поставки с Витебской бройлерной птицефабрики. Опять же по явно надуманным причинам, поскольку бройлеры были отменного качества. В июле грянул очередной административный гром. Господина Данкверта «встревожило» состояние молочного производства в Беларуси, и он потребовал ревизии почти что 60 наших предприятий. Естественно, это привело к новым осложнениям и больно ударило по белорусским сельхозпроизводителям.

Сейчас новые «ограничения», новые высосанные из пальца причины и нелепые объяснения.

Но все же в чем причина этого процесса, всерьез омрачающего межгосударственные отношения?

Конечно, если подходить к анализу самых простых явлений с позиций высокой философии, то можно по самое горло угодить в трясину версий и предположений. Конечно, ничего нельзя и упрощать. Но позволим себе высказать самую ясную версию, объясняющую, по нашему мнению, логику контрпродуктивных действий С.Данкверта. Мы уже говорили, что белорусские продукты имеют у россиян большой успех. А в условиях конкурентного рынка это приводит к тому, что москвичи и петербуржцы порой равнодушно проходят мимо ярких упаковок и невкусных колбас местного изготовления и отдают предпочтение привезенным из Беларуси. Знают, убедились на собственном опыте, что белорусские продукты готовятся не по загадочным «техническим условиям», позволяющим пичкать в продукты чуть ли не всю систему Менделеева, а по Государственным стандартам, гарантирующим и вкус, и пользу для организма. Стало быть, такое положение выводит некоторые российские товары, выражаясь футбольным языком, «за пределы поля». Вот здесь–то и начинается конкурентная борьба, в данном случае без правил и без всякого пиетета прежним договоренностям.

— Но при чем здесь Данкверт? — спросит иной читатель. — Он ведь прежде всего государственный служащий, и какое ему дело до того, что некоторым бессовестным бизнесменам приходится уступать прилавки более достойным товарам? Данкверт ведь не предприниматель, а госчиновник.

Чтобы ответить на этот вопрос, нам пришлось познакомиться с некоторыми фактами из биографии Данкверта, которыми полнится российская пресса. Оказывается, г–н Данкверт еще задолго до руководства Россельхознадзором обвинялся в СМИ в лоббизме и потворстве некоторым крупным бизнесменам. В частности, широко комментировались события, связанные с хищническим поведением нефтяной компании «Нобель Ойл» из Коми, которая получила огромные земельные наделы в Орловской области. Тогда крестьяне, доведенные «новыми помещиками» до нищеты, обратились в высокие московские инстанции с жалобами на произвол. Людям в Орловской области не платили деньги, но высасывали из них и из полученной земли все соки. Тогда выяснилось, что хищникам покровительствуют высокие чиновники из Министерства сельского хозяйства России. Среди других называлась фамилия Данкверт. Мы ничего не утверждаем, но прочитали, что Данкверт, работая в Минсельхозе, использовал административные возможности ведомства, чтобы лоббировать «своих» и «оттирать» чужих. Вот еще один из примеров, почерпнутых нами из российских СМИ. Интернет–площадка «Компромат.RU» и российский «Форбс» сообщают: «В 2009 году С.Данкверт включил подержанные иномарки в один список с сушеными грибами, желудями, льном–сырцом, зеленым чаем и прочими товарами, которые на границе должны были получать «импортное карантинное разрешение». Речь шла о достаточно широком спектре автомобилей: сюда попали легковые и грузовые машины различных классов и автобусы. Такое неожиданное соседство разнородных товаров, по официальному заявлению представителя ведомства, появилось потому, что в предыдущие два года сотрудники Россельхознадзора якобы нашли на иномарках «14 опасных карантинных объектов — азиатской хлопковой совки, американской белой бабочки, непарного шелкопряда, японского жука».

Немного подзабылось, что в августе 2008 года управление Россельхознадзора по Приморскому краю категорически запретило разгружать суда «в темное время суток». Тогда было заявлено, что в подержанных японских иномарках, ввозимых через Приморье, обнаружилось очень много бабочек и яйцекладок непарного шелкопряда.

А в 2005–м Россельхознадзор ввел запрет на ввоз из Нидерландов цветов, овощей и фруктов одновременно. «Есть опасения, что трипс может попасть в Россию не только с цветами, но и с овощами и фруктами», — заявлял тогда Данкверт. Трипс — не какой–то возбудитель опасной болезни вроде свиной чумы, как могло показаться. Трипс — один из самых распространенных вредителей декоративных и сельскохозяйственных культур. «В Нидерландах это насекомое повсюду, да и другие европейские страны никогда не имели проблем, связанных с трипсом», — недоумевал представитель минсельхоза Нидерландов Синди Хедра.

Впрочем, заметим, что странные «агрономические» запреты следовали почти сразу за призывами правительства поставить заслон от «конкурентов отечественного автопрома». Или вслед за очередными провалами переговоров о вступлении в ВТО, или за бесплодными обсуждениями перипетий вокруг строительства газопровода «Северный поток».

Например, в 2002 году запретом ввозить американскую курятину российский Минсельхоз ответил на изгнание стальных компаний с рынка США. После обнаружения сальмонеллы в 15 контрольных пробах Данкверт твердо заявил, что экспорт «ножек Буша» будет запрещен не меньше чем на несколько месяцев.

Уже тогда, десять лет назад, чиновник оказался субъектом мировой политики, можно сказать, одним из когорты вершителей судеб мира, хотя цены на курятину в России после этого выросли почти на треть. А в 2004–м, когда был создан Россельхознадзор, это главное в сельском хозяйстве контрольное учреждение возглавил Данкверт, четыре предыдущих года занимавший должность первого заместителя министра сельского хозяйства. Чиновник наконец обрел полную самостоятельность в накладывании запретов, разрешений и в проведении госзакупок.

...В госбюджете 2005–го отдельной строчкой была записана некая фирма «Агроплемсоюз». Возглавляет ее Алексей Данкверт, отец руководителя Россельхознадзора. Среди акционеров «Агроплемсоюза» — ООО «Агробизнес», которым владеют Инна Данкверт (жена главы Россельхознадзора) и Татьяна Гордеева (полная тезка супруги бывшего министра сельского хозяйства Алексея Гордеева). Семейная фирма располагалась прямо в здании Министерства сельского хозяйства в Орликовом переулке Москвы. Когда Минсельхоз дотировал по 3 тыс. рублей за голову на содержание племенного скота, в список получателей были включены многочисленные предприятия «Агроплемсоюза».

Ничего личного. Таких историй в российских СМИ немало. Мы привели фрагмент расследовательских материалов о деятельности г–на Данкверта только потому, что, как нам кажется, это проливает свет и на нынешние мотивы его действий по отношению к белорусскому сельхозимпорту. Методы те же — наверняка, будучи связанным (и весьма тесно) с бизнесменами, работающими на рынке сельхозпродукции, г–н Данкверт широко и целенаправленно применяет «административный ресурс», тормозя белорусскую сельхозпродукцию. Иных предположений у нас нет — не можем ведь мы считать, что у г–на Данкверта есть личные счеты к Беларуси...

Налицо обычный лоббизм!

Надеемся, читателям теперь понятны конкретные мотивы его решений. Но маскируются они под весьма нелепые объяснения в «дискриминации белорусами россиян», «низким качеством белорусского производства» и другими взятыми с потолка аргументами.

Вот почему так резок был Президент, характеризуя «деятельность» С.Данкверта. Трудно не согласиться с его характеристиками.

И все же этот материал мы не хотели бы закончить на такой минорной ноте. Жизнь продолжается. И мы надеемся, что наступят иные времена и во взаимоотношениях Россельхознадзора и Минсельхозпрода. И сделано это будет с учетом всех обстоятельств и прежде всего особых отношений между нашими странами. Будем надеяться, что восторжествуют здравый смысл и порядочность. Даже в наше тяжелое рыночное время никто не должен забывать, что конъюнктура всегда хуже долгосрочных и взаимовыгодных отношений.

Новости по теме

Новости других СМИ