Эксперты рассказали, как избавить белорусскую экономику от доллара

Myfin.by

Фото: politikus.ru
В Беларуси сохраняется один из самых высоких уровней долларизации экономики среди государств ЕАЭС и стран Европы.

Этот факт констатируют экономисты Михаил Демиденко, Наталья Мирончик и Алексей Кузнецов в статье, опубликованной в декабрьском номере журнала «Банкаўскi веснiк». Статья называется «Долларизация: причины и пути решения проблемы».

На 1 октября 2016 года объем задолженности секторов экономики по валютным кредитам банков в общей сумме их задолженности составил 57%, в том числе коммерческих госпредприятий – 69%, пишут эксперты.

На долю валютных депозитов в структуре широкой денежной массы приходилось 64%. Депозиты в валюте составляли 72% от общей их суммы, в том числе среди принадлежащих домохозяйствам – 78%, а юрлицам – 61%.

Значительные изменения уровня долларизации пришлись на 2009-й из-за 20-процентной девальвации белорусского рубля к доллару, и на 2011 год из-за почти трехкратного его обесценения к основным мировым валютам, поясняют экономисты.

После 2011-го и до начала 2016-го доля валюты в структуре депозитов и кредитов продолжала расти из-за вынужденных корректировок курса белорусского рубля, в том числе в ответ на ослабление российского.


Меры пассивные и активные

Авторы статьи разделили меры по дедолларизации на три уровня: первоочередные (направленные на изменение макроэкономической среды), пассивные (формирующие благоприятную финансовую рыночную среду) и активные (воздействующие на стимулы распространения операций конкретного сегмента рынка, а также правила установления цен на отдельные товары).

Как отмечают эксперты, Нацбанк и правительство развернули реализацию целого комплекса мер по дедолларизации. К числу основополагающих уже принятых мер первого уровня следует отнести:

- проведение с 2011 года работ по постепенной отмене директивного кредитования;

- переход в 2012-м к политике поддержания положительных в реальном выражении ставок, способствующих формированию сбережений в белорусских рублях;

- использование с 2015-го нового режима денежно-кредитной политики – монетарного таргетирования, позволившего сконцентрироваться на одной цели – снижении и стабилизации уровня инфляции;

- переход с начала 2015-го к более гибкой системе курсообразования с постепенным снижением частоты вмешательства регулятора и усилением роли рыночных факторов;

- ужесточение налогово-бюджетной политики, включая политику зарплат, что помогло уменьшить внешние и внутренние дисбалансы в экономике и снизить валютные риски.

В то же время уровень долларизации продолжает быть высоким. Крайне актуальной остается проблема ликвидности и недостаточности валютных запасов для нейтрализации значимых внешних шоков, низкой эффективности экономики в целом.

Все это требует дальнейших энергичных действий в данном направлении, а также принятия других – пассивных и активных – мер поддержки, считают авторы статьи.

Эксперты рассказали, как избавить белорусскую экономику от доллара

Данные по Армении, Беларуси, Казахстану, Кыргызстану и России – за сентябрь 2016 г., по остальным странам – за 2015 г.


Нет нормативных документов

Что касается пассивных мер, они отмечают, что переход Нацбанка к более гибкому режиму обменного курса, а также внешние шоки, связанные с колебаниями цен на нефть и курсов мировых валют, стимулировали нефинансовые организации к хеджированию валютных рисков.

Но объем заключаемых банками сделок с субъектами хозяйствования по покрытию последними валютных рисков незначителен. Одна из причин – отсутствие нормативных документов, устанавливающих порядок проведения и учета операций хеджирования, порядок налогообложения доходов по ним и учета возникающих расходов в налогообложении.

Играет роль также низкое качество корпоративного риск-менеджмента на предприятиях, отсутствие риск-тейкеров, готовых взять на себя позиции по покупке/продаже валюты с форвардными датами исполнения, отсутствие бенчмарков доходности по долгосрочным долговым инструментам, и так далее.

Предпринимаемые Нацбанком в 2015–2016 годах усилия по популяризации операций хеджирования не позволяют переломить данную тенденцию, пишут эксперты.

И советуют в первую очередь совершенствовать механизмы регулирования сделок хеджирования валютного риска в части учета, налогообложения и порядка проведения, а также создать бенчмарки доходности финансовых инструментов, номинированных в белорусских рублях.

Как они считают, скорейшее разрешение данных проблем будет зависеть прежде всего от действий Минфина по внедрению Национального стандарта бухгалтерского учета и отчетности «Финансовые инструменты» и размещению соответствующих по срокам эталонных выпусков гособлигаций для формирования кривой доходности по белорусскому рублю.

В части решения задачи по наращиванию ликвидности в валюте будет разумным задействовать в большей мере канал прямых иностранных инвестиций, а не внешних заимствований, поясняют авторы статьи.


Возмещать только рублевые

Они напоминают, что с 1 апреля 2016-го доходы в виде процентов по безотзывным депозитам населения освобождаются от подоходного налога, если срок вклада в белорусских рублях и валюте превышает 1 и 2 года соответственно.

Кардинально менять положение в ближайшее время не стоит, считают эксперты. Но по мере накопления высоколиквидных валютных активов Нацбанком и банками отмена преференций с депозитов в валюте должна стимулировать процесс финансовой дедолларизации.

С 2008-го в Беларуси действует система 100-процентного страхования вкладов физлиц. Тут авторы статьи опять-таки предлагают постепенно по мере стабилизации перейти к системе гарантированного возмещения только для вкладов в белорусских рублях.

Они также отмечают, что лишь в определенной степени используются в Беларуси меры третьего уровня. Главной здесь можно считать действующий с 2009-го запрет на кредитование населения в валюте. Его целесообразно сохранить, считают эксперты.

Другая мера – отказ от расчетов в валюте между резидентами внутри страны. В середине 2016-го принят план мероприятий по значительному их сокращению к 2019-му, а также отказу от привязки к доллару или евро ставок налогов, пошлин, аренды, тарифов и других платежей.

Третья мера – дифференциация норм обязательного резервирования. Более высокий норматив для валютных депозитов действует как «налог» на финансовое посредничество в иностранной валюте. Ставки по валютным депозитам снижаются, а по кредитам повышаются, уменьшая их привлекательность.

Четвертая группа мер – макропруденциальные, ограничивающие валютный риск и повышающие устойчивость финансового сектора. В отдельных банках Беларуси выявлен значительный косвенный кредитный риск по кредитам в валюте, предоставленным нехеджированным заемщикам.

Авторы статьи считают целесообразным повысить требования к капиталу таких банков, повысив весовые коэффициенты риска для капитала по валютным кредитам, которые имеют больший кредитный риск, связанный с колебаниями обменного курса.

Новости по теме

Новости других СМИ