Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады


Иллюстрация: ТСН
Проект указа «О национальной системе прослеживания» – шампур, на который нанизываются остальные элементы слежения, контроля и изъятия средств бизнеса.

Об этом на сайте "Белорусская правда" пишет директор аналитического центра Республиканской конфедерации предпринимательства Анатолий Змитрович.

- Бизнес-сообщество обсуждает проект указа «О национальной системе прослеживания».

Что это такое? Это система сбора, учета, контроля и хранения информации о товарах и операциях. Ключевая мысль проекта – субъект хозяйствования обязан обеспечить электронный документооборот. На остатки товары составляется акт инвентаризации и регистрируется в МНС. Если один товар подлежит электронному товарообороту, а второй товар, реализуемый субъектом хозяйствования, не входит в перечень, – нужно вести раздельный учет. Бизнес и так не успевает отчитываться по требуемым показателям, а тут нам уготовили сразу два учета. Два учета означают дополнительные расходы – финансовые, наем дополнительных работников для ведения учетов и так далее.

Если отправитель оформляет электронный ТТН, все равно для перевозки нужно оформлять документы на бумажном носителе, в котором будут проставляться все необходимые отметки: получение груза заказчиком, отметка о претензиях, отметка о сохранности товара. А постам ГАИ на дорогах флешку предъявлять?

Передача электронной ТТН осуществляется на флешке. Но кто будет заверять копию электронного носителя: нотариус, сам отправитель? Это вопрос ответственности. Многие предприниматели РБ сталкиваются с тем, что неправильно оформляют бумажные носители, которые приходится по несколько раз переоформлять. А вы представьте: пришла неправильно оформленная заверенная копия или неправильно указаны коды товара или артикулы. Что делать? Процедура не прописана.

Поэтому бизнес предлагает запустить пилотный проект с отработкой механизма – года на два-три.

Мы требуем оценку регулирующего воздействия на этот проект, пусть покажут, совпадет ли чиновничья оценка с тем, что произойдет в реальности. Иначе повторится ситуация с постановлением правительства №666, принятым Минздравом, когда весь бизнес взорвался, а правительство только потом собрало предпринимателей и озадачило: что делать будем? Потому что через месяц перестали бы поступать импортные комплектующие для производств, электрооборудование, косметика и т.д. В итоге перечень товаров немного сократили, ИП вывели из-под действия постановления– на том весь диалог и закончился.

Очевидно, и в нашем случае будет приниматься самый жесткий вариант, а потом бизнес будет регулировать-корректировать ситуацию. На этот раз не пройдет, я заявляю ответственно.

Что может произойти с электронным товарооборотом? То же самое, что произошло с техническими регламентами. У нас уже есть 40 технических регламентов, но нет системы технического регулирования, которая должна включать в себя единую систему стандартизации, сертификации – нет единых правил и процедур. По сути, техрегламент – это конечный продукт технического регулирования. Представьте, система технического регулирования нет, а продукт есть – парадокс.Но именно из-за техрегламентов у предпринимателей возникают проблемы: то материал не соответствует заявленным в сертификате параметрам, то сертификаты не настоящие. Точно так произойдет с маркировкой и чипированием товара. Соответствующие службы не поставили по периметру границ Таможенного союза эффективный заслон нелегальным товарам, но ответственность перекладывают на субъекты хозяйствования. И главный вопрос: а остановит ли ввоз контрабанды маркировка товара? Сомневаюсь.

Бизнес пребывает в шоке от такого обилия новшеств, особенно от проекта декрета «Об обеспечительном депозите»: заплати – и можешь работать спокойно. Но чиновники станут утверждать планы; не заплатишь – придут с проверкой, а заплатишь – попадешь под подозрение. Бандиты в лихие 90-ые вели себя благороднее и честнее: один раз заплатил – и спишь спокойно.

Почему-то требования предъявляются исключительно к бизнесу. Так давайте разделим чиновников по ранжиру, в зависимости от близости к кормушке, и заставим положить на депозит 50-100 тысяч рублей: нарушил закон – потерял определенную сумму. Почему только бизнес должен устанавливать средства контроля налоговых органов (СКНО), почему каждому чиновнику в кабинет не поставить СКН – средства контроля налогоплательщиков? Это позволит контролировать эффективность их работы, может, половина чиновников вовсе не нужна в своих кабинетах.
Мы видим, что проект указа «О национальной системе прослеживания» – шампур, на который нанизываются остальные элементы слежения, контроля и изъятия средств. Повторюсь: имущество предпринимателей является стратегическим запасом государства, которое могут забрать в любую минуту. Многие спрашивают: просто придут и заберут? Отвечаю: нет, не заберут – сами отдадите. Сейчас как раз готовится механизм изъятия средств.

Государство в бесспорном порядке может изымать средства субъектов хозяйствования.

Проблемы у бизнеса Республики Беларусь начались со вступлением в Таможенный союз с Россией – страной, которая по трудовым ресурсам в 15 раз больше, в 50 раз больше по ВВП и территории. Не вступив во Всемирную торговую организацию (ВТО), Беларусь не получила механизмов ведения бизнеса по международным стандартам, а пытается искать свой путь методом проб и ошибок. Сев на иглу кредитов и дешевых энергоресурсов, Республика Беларусь реализует всего лишь 3% высокотехнологичной продукции. Потому не поступают деньги в казну, а власть пытается поставить все под тотальный контроль, не понимая простой истины: бизнес эту ношу просто не потянет.

А все эти новшества выгодны только контролирующим органам и тем организациям при них, которые будут вести электронную систему учета и производить и реализовывать триллионы контрольных марок или чипов.

Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады

Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады

Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады

Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады

Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады

Электронный концлагерь для бизнеса. Беларусь оказалась на пороге импортной блокады

Программу импортозамещения не выполнили, модернизация предприятий провалена, белорусский товар дороже импортного. Если введут систему прослеживания, систему отслеживания товара, в Беларусь не поступит 60% импорта. Представляете, какой товарный голод нас ждет? Или это такая борьба с импортом?

Новости по теме

Новости других СМИ