Неожиданный поворот в "деле Байковой"

"Белорусские новости"

23 апреля генеральный прокурор Беларуси отклонил ходатайство КГБ о продлении срока содержания под стражей старшего следователя по важнейшим делам Генпрокуратуры Светланы Байковой. Более того, как стало известно "Белорусским новостям" из хорошо информированного источника, Григорий Василевич признал необоснованным привлечение к уголовной ответственности своей подчиненной.

Исходя из этого, Байкова должна была покинуть следственный изолятор Комитета госбезопасности утром 25 апреля, спустя два месяца после ареста, а возбужденные в отношении нее дела подлежали прекращению. Но этого не случилось…

Напомним хронику событий этой беспрецедентной истории.

24 февраля в отношении следователя Генпрокуратуры, расследовавшей громкие коррупционные дела на белорусской таможенной границе, КГБ возбуждает три уголовных дела: по части 1 статьи 14 и части 2 статьи 399 (покушение на незаконное освобождение от уголовной ответственности), части 2 статьи 399 (незаконное освобождение от уголовной ответственности) и по части 3 статьи 426 Уголовного кодекса (превышение власти или служебных полномочий).

В тот же день глава госбезопасности вынес постановление о заключении Байковой под стражу. Право на такие действия без санкции прокурора руководители КГБ, МВД и Департамента финансовых расследований КГК получили с 4 января 2010 года благодаря внесенным изменениям в Уголовно-процессуальный кодекс.

Утром 25 февраля Светлану Байкову арестовали прямо в здании Генпрокуратуры и отправили в СИЗО КГБ, а 3 марта предъявили обвинения. Григорий Василевич опротестовал в суде Центрального района столицы постановление председателя госбезопасности о задержании Байковой, но безуспешно.

Согласно УПК Беларуси, мера пресечения в виде заключения под стражу при предварительном расследовании уголовного дела не может превышать двух месяцев. Право продлять или не продлять этот срок пока остается за прокуратурой. Генпрокурор свою позицию высказал: ходатайство КГБ не поддержал. Это произошло 23 апреля, а назавтра в отношении Светланы Байковой чекисты возбудили новое уголовное дело по пока неизвестной "Белорусским новостям" статье УК. Автоматически начался новый двухмесячный отсчет ее нахождения под стражей…

Очень странная ситуация, ибо создан прецедент, которым вполне могут воспользоваться в своей практике "смежники" госбезопасности — МВД и ДФР, если не смогут в каких-то делах найти общий язык с прокуратурой, которая, мягко говоря, в такой ситуации вообще непонятно зачем нужна. (Остается разве что "освободить" главную надзорную за законностью инстанцию от обязанности направлять уголовные дела в суд и представлять сторону обвинения, и тогда точно без прокуратуры вполне можно обойтись).

К месту заметить, в "деле Байковой" таких странностей предостаточно. За время нахождения под стражей у нее уже третий адвокат, двое предыдущих без объяснения причин отказались защищать следователя Генпрокуратуры.

"Белорусским новостям" стали известны подробности того, в чем же конкретно следователя Генпрокуратуры обвиняли предыдущие два месяца.

Основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 399 стали некоторые следственные действия Байковой в отношении Павла Молочко, который обвиняется в создании преступной организации и участии в ней. Согласно материалам следствия, эта группа незаконно перемещала товары на миллионы долларов через белорусскую границу. По выводам предварительного расследования КГБ, Светлана Байкова незаконно прекратила розыск Молочко и преследовала цель освободить его от уголовной ответственности. К слову, Молочко — гражданин ФРГ и находится под защитой своего государства.

Инкриминируемый Байковой эпизод второго уголовного дела (по ч.2 ст. 399) касается освобождения от уголовной ответственности трех бывших инспекторов таможни. К ним следователь Генпрокуратуры применила ст. 20 УК на основании того, что они пошли на сотрудничество — добровольно заявили о существовании преступной организации и способствовали ее изобличению.

В данном случае вопрос не столько о законности действий Байковой, сколько в их последовательности. Практически свой каждый шаг в расследовании уголовных дел следователи согласовывают с вышестоящим начальством. Что касается историй с Молочко и тремя бывшими инспекторами таможни, то все постановления в отношении них санкционировались руководством Генпрокуратуры. По логике выходит, что если такие, кстати, до сих пор неотмененные действия, которым и суд не дал оценку, были незаконными, то сегодня рядом с Байковой в соседних камерах СИЗО КГБ должны находиться и другие лица с прокурорским погонами.

Вероятно, пока не прояснится ситуация с "делом Байковой", эти уголовные дела еще некоторое время полежат на полках без движения. Это с одной стороны. С другой — позиция генерального прокурора. Григорий Василевич проявил последовательность и твердость. По крайней мере, сделал все от него зависящее, чтобы защитить свою подчиненную. Но чем для него может обернуться, по сути, вызов КГБ? Не появится ли в ближайшее время у нас новый генеральный прокурор?


Справка "Белорусских новостей". В 2007-2010 годах старший следователь по важнейшим делам отдела Генеральной прокуратуры по расследованию дел о коррупции Светлана Байкова направила в суды 7 уголовных дел в отношении 112 обвиняемых. И только к двум последним белорусские чекисты проявили особый интерес. Именно с ними связаны основные обвинения, которые были предъявлены Байковой.

В первом речь идет о привлечении к уголовной ответственности 22 человек. В их числе: заместители начальника таможни "Западный Буг" Селиванов и Сивицкий, начальник таможенного пункта "Задворцы" Кудрявцев, четыре начальника отделов таможенного оформления и контроля. Все участники этой преступной организации осуждены Минским городским судом к наказаниям от 14 лет лишения свободы до 8 месяцев. Однако в октябре 2009 года Верховным судом Республики Беларусь приговор был отменен ввиду неполноты судебного следствия, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Второе дело Байкова завершила и направила в суд незадолго до ареста. В СМИ его еще называют "делом Громовича". Перед судом должны предстать 34 фигуранта, среди которых 30 должностных лиц таможни "Западный Буг" (в том числе два заместителя начальника таможни и начальник поста), два бывших сотрудника УКГБ по Брестской области — заместитель начальника управления Громович и начальник отдела по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Петрукович. Еще одним крупным обвиняемым по делу проходил бывший заместитель председателя КГБ Беларуси генерал-майор Зарецкий. Ему было предъявлено обвинение в злоупотреблении властью, но уголовное преследование было прекращено в связи с истечением срока давности.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров