Москва взяла Лукашенко за жабры

Александр Класковский, "Белорусские новости"

МИД Болгарии подтвердил БелаПАН, что министр иностранных дел этой страны на прошлой неделе встречался с Александром Лукашенко. Таким образом, слитая накануне через Рейтер инфа о тайных переговорах белорусского режима с Европой — похоже, не утка, хотя посольство Болгарии в Минске факт визита Николая Младенова в Беларусь пытается отрицать.

Сама эта информационная неразбериха лишь подчеркивает деликатность темы. Во всяком случае, острая потребность белорусской правящей верхушки быстро наладить понтонный мост на Запад очевидна. Отсюда и ряд интригующих шагов последнего времени. Пачками освобождаются политзаключенные; из уст Лукашенко, никогда не жаловавшего оппозицию, прозвучало предложение круглого стола при посредничестве ЕС и Кремля.

"Воўк у лесе здох", — говорят белорусы о таких сенсациях. Но все проще: сдохла экономика.

Минск — Западу: сезам, откройся!

С репрессиями и политзаключенными белорусские власти явно перегнули. Недавний арест знаковой фигуры — правозащитника Алеся Беляцкого — и вовсе вылез боком.

Прежний адвокат Минска — Литва (которую Минск капитально подставил, выудив у нее компромат на Беляцкого) — теперь вынуждена быть подчеркнуто сухой и принципиальной в отношениях с "последней диктатурой Европы". По сведениям Рейтер, Вильнюс, а также Рим (хотя ранее Сильвио Берлускони встречался с Лукашенко даже на фоне общеевропейского игнора) отказались от посредничества в попытках восстановить диалог с Брюсселем.

Так что неблагодарную миссию, похоже, взял на себя тезка младшего сына Лукашенко — болгарский министр иностранных дел Николай Младенов. Инфа о тайных договоренностях косвенно подтверждается тем, что 1 сентября вышли на свободу еще четверо помилованных узников Площади. Значит, следует ожидать освобождения остальных в течение месяца-полутора?

Политический аналитик Юрий Дракохруст считает, что это весьма вероятно. В комментарии для Naviny.by он отметил: "Предшествующие намеки из уст Лукашенко и освобождение части узников говорят о том, что власть поняла: политзаключенные сегодня — это уже чистый политический пассив".

Действительно, задачи устрашения граждан массовой посадкой выполнены, а тем временем издержки небывалого репрессивного виража стали множиться в геометрической прогрессии.

К смягчению позиции подталкивает белорусского официального лидера один фактор, полагает Юрий Дракохруст, — «порожденная экономическим кризисом и углубляющейся зависимостью от России острая необходимость в экономической и политической поддержке со стороны Запада. Возможно, психологическую роль сыграло и падение Каддафи, но это второстепенно».

В свою очередь, минский политолог Алесь Логвинец осторожен в прогнозах: "Белорусские власти славятся своей неординарностью. Поэтому сложно ожидать от них предсказуемости и игры по общепринятым правилам".

В стране, где все решает один человек, политзаключенных, как отметил эксперт в комментарии для Naviny.by, можно выпустить и оправдать хоть завтра, но для властной верхушки "важна цена вопроса".

Кремль прижал пальцы

Беседа с Младеновым, вероятно, могла иметь место по прилете Лукашенко из Сочи, где он встречался с Дмитрием Медведевым. Вывод: не все так гладко в отношениях с Москвой, если срочно понадобилось стучать в дверь Европы.

Еще один симптом: интеграционный понижающий коэффициент, проще говоря — скидку на газ для Беларуси «Газпром» решил определить только в декабре. Хотя совсем недавно Путин давал указание сделать это по-быстрому.

Вероятно, в закулисном торге (Москва хочет купить по сходной цене ряд белорусских активов; наверняка идет и торг политический — скажем, по вопросу признания Абхазии и Южной Осетии) коса нашла на камень.

Белорусскому руководству, прижатому Россией к стенке, позарез нужно пространство для маневра. Минск привык разыгрывать геополитическую карту.

Так было в 2008—2010 годах, когда после российско-грузинской войны и отказа признать самопровозглашенные кавказские республики Беларусь удостоилась не только благосклонности Запада, но и солидной суммы прописью — 3,5 млрд. долларов кредита МВФ (при том что Москва не захотела тогда помочь деньгами).

Ныне, когда белорусские финансы пошли вразнос, нужда в деньгах еще отчаяннее. Пряники от России скудны и грозят попаданием в ловушку ЕЭП, от которой отбрыкивается Украина. Беларусь же, отмечают наши эксперты, рискует быть с потрохами купленной российским капиталом. Ну а введение здесь рубля с двуглавым орлом (идея снова реанимируется Москвой) оставит от независимости рожки да ножки.

К слову, крутится вопрос: а кому было выгодно слить инфу о визите Младенова в Минск? Понятно, что для Лукашенко это "подстава". В чьих интересах сорвать гипотетический ремейк сближения Минска с ЕС?

Наконец, симптоматично, что Кремль как воды в рот набрал по поводу диалога с оппозицией, посредничать в котором Лукашенко пригласил как ЕС, так и Россию.

Диалог или диаЛОХ?

Понятно, что сделанное через "не хочу" заявление о круглом столе рассчитано исключительно на внешних игроков. После асфальтового катка репрессий, начатых разгромом Площади 19 декабря, "пятая колонна", как именует Лукашенко внутренних оппонентов, не стала сильнее. И если власть их раньше в упор не замечала, то с какой стати вдруг заценила?

Вывод один: экономическая ситуация в стране еще плачевнее, чем многие думают. Приходится брать в расчет и «отморозков», за которых заступается Запад. Тем более, что на носу саммит "Восточного партнерства" в Варшаве. Если представлять Беларусь пригласят сугубо оппозицию, продинамив официальный Минск, это будет не только пощечина, но и крест на перспективе быстрых денег.

"Диалог с ЕС может дать какие-то выгоды режиму. Однако на внутренний диалог ему пойти сложнее всего", — подчеркивает Алесь Логвинец.

Да, но на имитацию диалога власти пойти вполне могут, благо опыт есть. И правы те, кто предупреждает о ловушке.

"Лукашенко неплохо выстроил комбинацию, — считает Юрий Дракохруст. — Со стороны оппонентов все свелось, по сути, к одному условию: политзеков на волю! Ну так пожалуйста! После этого выставлять еще какие-то предварительные условия будет несколько неловко".

Вместе с тем, политика — искусство возможного. Можно патетично заявлять, что уместны лишь переговоры о капитуляции режима, но — ага, так они и разгонятся сдавать ключи от кабинетов!

Революционной ситуации нет, однако режим как никогда слаб. В этих условиях игра стоит свеч. Принципиально важно, однако, чтобы круг участников диалога (возможного лишь после того, как со всех политузников "оковы тяжкие падут", плюс реабилитация) определяли сами оппозиционеры и гражданское общество.

Ясен пень, оппозиции тут самой надо не ударить лицом в грязь, а хоть раз выступить единым фронтом. Далее, в качестве сопровождения, важен фактор улицы (получится ли горячая осень, в частности — Народный сход 8 октября?)

Наконец — четкая повестка дня. Не "ля-ля-тополя", а — прозрачные выборы и доступ всех политических сил к СМИ.

Торг политузниками остается прибыльным бизнесом?

Если освобождение политзаключенных откроет режиму дорогу к западным ресурсам, трудно будет отделаться от впечатления дежавю. Снова торг головами принес дивиденды! Неужели столь циничная стратегия позволит белорусской правящей верхушке опять оказаться в шоколаде?

ЕС говорит об освобождении политзаключенных лишь как о предварительном условии диалога, подчеркивает Алесь Логвинец. "Думаю, от официального Минска ожидают больших шагов. И вряд ли на этот раз режиму повезет много получить авансом", — прогнозирует политолог.

По его мнению, сейчас Брюссель как никогда близок к идее принять дорожную карту отношений с Беларусью.

От себя добавлю: идея не нова, эксперты по этому поводу проедали плешь брюссельским мудрецам еще с конца 2008 года, когда Минску удалось разблокировать отношения с Западом после выпуска Александра Козулина и еще нескольких политзаключенных.

Логика экспертов была такова: если не поставить четких условий выдачи морковок белорусскому режиму, то он будет водить вас за нос, как ранее Москву с "братской интеграцией"! Но Брюссель твердил: не спугнуть бы белорусского визави, лучше иметь гибкий инструмент (который на поверку оказался вялым, съязвили постфактум охальники).

Впрочем, даже теперь, в аховом положении, «режим если и согласится на дорожную карту, то только на непубличную», полагает Алесь Логвинец.

В принципе же, по мнению эксперта, у ЕС «есть рычаги воздействия на Минск, особенно в результате кризиса всей системы, построенной Лукашенко».

Логвинец подчеркивает: нынешний сигнал Европе послан в ситуации, когда все шло к тому, что ближайшее решение Совета ЕС может вылиться в новые точечные санкции по примеру США. "Поэтому мы видим, что у режима появился целый план раскручивания диалога с Западом", — отмечает политолог.

При этом о полном дежавю, по мнению экспертов, говорить не приходится: сегодня положение Лукашенко гораздо уязвимее, чем в 2008 году. Даст ли трещину крепкий орешек диктатуры? Во всяком случае, возврат к застойной модели, основанной на российских дотациях, для Минска уже невозможен.

Режим ступает на тонкий лед.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров