Халип: Чем больше Санников сидит, тем больше у него шансов

"Салiдарнасць"

"Салідарнасць" продолжает проект "Выборы: Реконструкция". Ирина Халип рассказала, что общего у нее с Раисой Максимовной, на каком российском олигархе "срезалась" на детекторе лжи, и сколько денег ушло на кампанию Андрея Санникова.

— Твой вклад в эту кампанию "оценил" даже Лукашенко...

— Скажу честно: я не собиралась быть Раисой Максимовной. Хотя после освобождения мне со словами поддержки позвонил Михаил Горбачев и сказал, что я чем-то напоминаю ему Раису Максимовну. Меня это очень подбодрило. Я всегда уважала эту женщину.

Но я не видела себя в качестве руководящей и направляющей. Санников не тот человек, которым можно руководить. Да, ему можно советовать, с ним можно дискутировать, но не навязать.

Меня потом в тюрьме КГБ упорно пытались "разводить": мол, Сергей Возняк (активист избирательного штаба Владимира Некляева – прим.ред.) утверждал, что мужики все адекватные, одна Халип — экстремистка, бандитка и террористка. Так прогоняли информацию, что Санников — подкаблучник, и что все у него решает Халип. На что я им отвечала: "Возняк такого сказать не мог. А все, что вы говорите, я читала еще в тюремных мемуарах 1937 года".

На самом деле моя функция была не настолько серьезной, как многие думают. Я работала как рядовой член команды. Участвовала в сборе подписей, выступала на митингах, пыталась писать для Андрея речи. Но первую же мою речь он забраковал.

В общем, мое участие в избирательной кампании мужа сильно преувеличено. Я думаю, что причиной тому мои появления вместе с ним на митингах перед избирателями. Подумали: ага, раз Халип с ним выступает — значит, это какая-то ключевая фигура. Нет, я ключевая фигура в жизни Санникова, но не в кампании.


— Когда Санников принял решение об участии в выборах?

— Это было в январе-феврале 2010 года. К тому времени публично заявил о своих намерениях только Алесь Михалевич.

Возник вопрос: когда нам озвучить это публично? В начале марта Андрея пригласили в Вильнюс для участия в белсатовской программе "Форум". Тогда он и решил, что огласит свое решение.

Так совпало, что запись на БЕЛСАТе была в субботу, а в воскресенье у Андрея был день рождения. Вот мы и решили воспользоваться случаем и съездить всей семьей. Еще и Диму Бондаренко взяли — он тоже участвовал в записи программы. И тогда нас остановили на границе. Продержали три часа, забрали ноутбук, который мы взяли, чтобы ребенку мультики показывать. Тогда я и сказала, что если до сегодняшнего дня еще были какие-то сомнения по поводу участия в кампании, то теперь уже точно нет.


— То есть имущества вы не простили…

— Это точно. Правда, ноутбук потом вернули, но затем забрали снова – уже во время обыска у нас дома после 19 декабря.

— Но ведь само решение вызревало, наверное, давно. Ведь ходили разговоры о том, что Санников под президентские выборы собирается вступать в БНФ.

— Нет, во Фронт он никогда не собирался вступать. Хотя предложение от тогдашнего председателя БНФ Лявона Борщевского поступало. Андрей отказался. Он не партийный человек. Решено было искать другие пути сотрудничества. И мы видим, что тот же Виктор Ивашкевич, который состоял в БНФ, в итоге стал членом команды Андрея.

Еще перед выборами 2006 года Санникову предлагали выдвинуться кандидатом. Дима Бондаренко все спрашивал: "Андрей, почему не ты?". На что получил ответ: "Нет! Меня это не интересует". В итоге на выборах 2006-го Санников поддерживал Милинкевича. На тот момент самостоятельных амбиций у него не было.

Наверное, просто однажды наступает момент, когда появляется вопрос: если не я, то кто?..


— Ты говоришь, что он человек непартийный. Но у человека партийного есть какая-никакая организация, люди, которые будут собирать подписи и вести кампанию. Сразу возникает вопрос: а откуда должна была взяться команда Санникова?

— Команда сформировалась, собственно, отовсюду. Это была и общественная кампания "Европейская Беларусь", и люди из БНФ (в основном, из минской городской организации), многие пришли из женской партии "Надзея", социал-демократы Шушкевича.

— Когда озвучили решение, почувствовали какое-то изменение отношения со стороны оппозиции?

— Конечно. Во-первых, сразу пошли слушки, что это рука Кремля. Такая вот пророссийская "Европейская Беларусь". Смешно.

Чего только не говорили, какие только схемы не выстраивали. Вспомнили, что я работаю в издании, которым владеет российский олигарх. Что меня чуть ли не специально устроили в "Новую газету", чтобы это был легальный канал переброски денег. Хотя я работаю там с 2003 года. Вот так семь лет сидела и дожидалась своего часа.


— И все же в риторике Санникова были отчетливо слышны пророссийские нотки.

— Просто Санников пытался дать понять, что и Россия и Запад в равной степени являются для него приоритетами, и отношения будут нормальными со всеми. И что за газ платиться будет вовремя.

— А как ты отнеслась к озвученному твоим мужем намерению продать квартиру, чтобы вести кампанию?

— А что делать? Жалко. Жаба душила. Я думала, что это в перспективе будет Данькина квартира. У нас же мальчик растет.

— Санников хоть посоветовался с тобой?

— Да, Андрей спросил, как я к этому отнесусь. И если бы я сказала категорически нет, то, думаю, он не выставил бы ее на продажу.

— В итоге продали?

— Продажа зависла в связи с арестом. Андрей под квартиру успел набрать долгов на всю ее стоимость. И эти долги остались - 60 тысяч долларов, в которые она оценивалась. Мы решили не набирать долгов сверх того, что можем выплатить. Выйдет на свободу – продадим.

— А какая сумма вообще была потрачена на кампанию?

— Минимальная. Ведь Санникова никто не финансировал. Ни Россия, ни Запад, ни какие-либо фонды. Были пожертвования. Частные. Были люди, которые просто приходили и жертвовали на кампанию, кто тысячу долларов, кто две… Брались деньги в долг. Под залог квартиры и его гаража.

Я не могу назвать точную цифру, во сколько обошлась кампания. На мой взгляд, в общей сложности не больше 200 тысяч долларов. Это такой минимум. Считай, вообще бесплатно.

Я пыталась обращаться к нескольким знакомым бизнесменам. И они сначала обещали помочь. Но уже через несколько дней приходили и говорили: "Слушай, меня уже 15 лет налоговая не проверяла, а тут после встречи с тобой насчитали штрафов на 25 тысяч долларов. Я все-таки воздержусь, пожалуй".


— С бизнесменами понятно. А с номенклатурой какие-либо контакты были?

— Нет, контактов с белорусской номенклатурой у Санникова не было.

— А с какой были?

— С американской были, с европейской, с российской. Были встречи, разговоры. Это же совершенно нормально. Всем же было интересно. И на Западе и на Востоке.

— В России на каком уровне разговаривали?

— Ой, я не уполномочена. Андрей выйдет, меня убьет. Спросите потом у него.

Кстати, сами КГБшники, когда соблазнили Некляева и меня пройти детектор лжи, именно Некляеву задавали вопросы про номенклатуру. Меня же спрашивали по поводу российских олигархов: "Финансировал ли вашего мужа Абрамович, Березовский, Потанин, Гусинский?.." Длинный список олигархов. А Некляева спрашивали про Сидорского и других высокопоставленных белорусских чиновников. То есть они, видно, сами для себя решили, что Санников – кремлевский, а Некляев – номенклатурный.


— Ну и на ком из олигархов ты "срезалась"?

— На Гусинском. Все было ровно, а тут такой скачок. Мне потом показывали: 95% лжи. Мужик, по-моему, сам был потрясен.

А я, честно говоря, уже и забыла про этого Гусинского. Помню, что показывали по телевизору в конце 90-х, а сейчас на улице встретила б – не узнала бы. Я даже сама не могу объяснить, почему на слово "Гусинский" у меня была такая бурная реакция.

Меня в КГБ все спрашивали: "Можете вы это объяснить?" Говорю: "Да. Я услышала фамилию и подумала: "Вот черт, а к Гусинскому-то мы не обратились! Забыли!"


— Почему Санникова так активно в СМИ пытались связать с Березовским?

— Для меня это тоже большой вопрос. Действительно, вбрасывали дезу, что Санникова финансирует Березовский, и некоторые СМИ ее подхватывали. Бред собачий! У меня такое ощущение, что просто связать кого-то с Березовским – это значит скомпрометировать человека полностью. Потому что Березовский – большой друг Лукашенко, и тот, кого финансирует Березовский, это получается подставная фигура, призванная внести раздрай и раскол. С другой стороны, как-то так получается, что там, где Березовский, там какая-то грязная история.

Но мало кто из нормальных журналистов брал эту информацию. Потому что те, кто хоть немножечко представляет себе, кто такой Березовский, знает, что, если тот в кого-нибудь вкладывается, то берет мягкую, малоизвестную, еще не сформировавшуюся, податливую фигуру и лепит из нее конфетку. С Санниковым тут совершенно ничего не могло быть общего.


— Как решили выстраивать отношения с другими кандидатами, которых в эту кампанию, скажем мягко, было немало. Предпринимались ли попытки выйти на единого, заключить с кем-то союзы?

— Безусловно. Честно говоря, я не ожидала такой тусовки.

В конечном счете, была достигнута договоренность с Некляевым. Журналисты потом шептались после их совместной прессухи: "А что все это значит?" — "Вы что не понимаете: тандем. Как Путин с Медведевым, потом будут местами меняться". Я считаю, что это было правильно.

Были также попытки договориться с Романчуком, когда уже прошла регистрация кандидатов, но он тогда "зазвездил" со страшной силой. Насколько я знаю, с некоторыми велись переговоры непосредственно из некляевского штаба.

Андрей еще встречался со Статкевичем, они обсуждали Площадь, какие-то совместные действия. Но та беседа продуктивной не была.


— Поговаривали и о том, что Некляев предлагал Санникову сняться в его пользу. Но тот якобы затребовал очень крупную сумму.

— Это КГБшная разводка. Мне об этом говорили в тюрьме. На самом деле Санников сразу сказал свое решительное "нет". Ни о каких деньгах там не было и речи. То есть предложение сняться поступало, но было сразу же отвергнуто.

— Почему? Он что, действительно так верил в победу? По нашей информации, дней за 10 до выборов Некляев звонил Санникову, чтобы обсудить с ним предложение сняться вместе в знак протеста против нечестных выборов, тот ответил: "Ты что, хочешь лишить меня победы?"

— Это неправда, такого разговора не было. Если бы такой звонок был, я бы, несомненно, об этом знала.

Было так: Некляев, проходя около какого-то пикета, сказал, что лучше было бы всем кандидатам сняться. Тогда все заговорили: "Вот молодец, все правильно!". А Андрей позвонил Некляеву, и сказал: "Вова, ты с ума сошел?" На что Некляев ответил: "Так я ж не то имел в виду! Я что, идиот, сниматься?!"


— А на чем базировалась такая уверенность в победе? Ведь Лукашенко уж что-что, а власть удерживать умеет.

— А зачем тогда во все это ввязываться, если ты не можешь победить? Андрей был уверен, что у него огромные шансы. Сейчас я все больше в этом убеждаюсь. И чем больше он сидит, тем больше у него шансов.

Как Санников и его команда собирались побеждать в 2010-м? Кто из кандидатов на самом деле собрал необходимое количество подписей? Почему относительно либеральная избирательная кампания завершилась так брутально? Об этом и многом другом читайте во второй части беседы с Ириной Халип, которая скоро появится на нашем сайте.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров