Как убивают БМЗ, его работников и жителей Жлобина

Марат Афанасьев, ucpb.org

В ответ на коллективные обращения жителей города , 13 марта в актовом зале заводоуправления БМЗ состоялись общественные слушания по проблемам выбросов вредных веществ в атмосферу от электросталеплавильных печей завода.

Первоначально по проекту одна печь производила 360 тысяч тонн стали в год. Все вредные выбросы от нее поступали на газоочистку, где уровень их очистки составлял не менее 96 процентов. Нынешние "стахановцы" хотят производить в одной печи до 1 млн. тонн стали в год (без модернизации оборудования!), и направлять на газоочистку не все выбросы, а только часть.

Соответственно, экологическая обстановка на заводе и вокруг постоянно ухудшается. Но администрацию это не останавливает. Слушания прошли – проблемы остались.

Слушаниям предшествовала не только активная переписка между активистами, обратившими внимание властей на эту проблему и структурами, но и 14-суточная "отсидка" одного из них в ИВС. У нас без этого никак.

Единственное, что видимо больше всего волновало организаторов, было появление на слушаниях представителей двух политических партий (ОГП и "Справедливый мир"), которые добивались их проведения. Металлоискателей на входе в зал не было, их заменяли два милиционера в форме и лицо с характерным взглядом, отрешенно смотревшее на проходивших работников завода. Но именно оно и поручило милиционеру досмотреть портфель одного из пришедших партийных активистов. После чего их бдительность сразу ослабла, и они потеряли всякий интерес к идущим с портфелями и сумками в зал работникам завода.

Большинство находившихся в зале весьма условно можно было считать общественностью. Так как даже будучи жителями Жлобина, они, в первую очередь, были инженерно-техническими работниками завода, которыми в нужное время заполнили зал, и мнение которых меньше всего интересовало организаторов слушаний. Тем более, что специалистов по данной проблематике на заводе почти не осталось, а таких, кто еще разбирается в этой проблеме, контрактная система напрочь лишила дара речи.

Выступавших с докладами, похоже, мало волновала корректность излагаемых материалов, и они допускали откровенные "ляпы", которые при нормальном обсуждении стали бы приговором представленному проекту реконструкции. Но подбор присутствующих обеспечивал "успешное" проведение слушаний.

Так, в одном из выступлений прозвучало, что наша страна выступает за рост производства только при опережающем возведении очистных сооружений. Но как-то странно наша страна промолчала после увеличения производства стали в два с половиной раза без реконструкции газоочисток? В другом давалась оценка демографической ситуации в городе, оптимистично утверждавшая, что рождаемость превышает смертность. Но стыдливо умалчивалось про то, что на проходных завода почти ежемесячно появляются траурные фотографии еще не пенсионного возраста работников. В третьем отмечалось, что металлургическое производство – это не конфетная фабрика, и нельзя требовать таких условий труда, как на конфетной фабрике. В конце собравшимся доложили, что расчет эффективности очистки выбросов сделан в сравнении с 2010 годом и обеспечит снижение выбросов на 8 процентов (!), при том, что производство стали еще больше возрастет (!!).

Общеизвестно, что построенный в середине 80-х иностранцами "под ключ" завод удовлетворял самым жестким экологическим требования. Электросталеплавильные печи, где из металлолома выплавлялась сталь, были закрыты специальным корпусом, обеспечивавшим герметичность процесса плавки и почти полное удаление появлявшихся вредных выбросов. Система газоотсоса и утилизации тепловыделений исключала выбросы и давала возможность получать 16 процентов вторичных энергоресурсов, которые существенно снижали издержки при выплавке стали. Плавка, при соблюдении всех технических регламентов, составляла в среднем 105 минут, что позволяло двумя печами производить 720 млн. тонн стали в год, а величина улавливаемых выбросов при этом составляла не менее 96 процентов.

Неистребимый в бывших советских людях "стахановский" дух и ударничество, стремление любой ценой обмануть здравый смысл и технические возможности оборудования искали свой выход. Но если раньше такие попытки не приветствовались и даже пресекались, то с течением времени они стали даже поощряться, родив поколение, которых теперь на заводе именуют «андриановцы» . Результатом такой политики стало ежегодное наращивание производства на 10-12 процентов, а поскольку такой рост производства без модернизации оборудования получить нельзя, то начали "экспериментировать".

Печные трансформаторы вместо плавного пуска стали включать на полную мощность «толчком», сразу на 180-200 мВт, игнорируя часы максимума нагрузок энергосистемы и примером доказывая несостоятельность заявлений ее руководителей о нехватке в стране генерирующих мощностей. "Добив" трансформаторы их заменили более мощными, с потерями в три раза большими (хотя мощность печей при этом не менялась). Попутно увеличив мощности вентиляторов газоочисток, никак не повлияв на подсосы воздуха в корпусах печей и выбросы, лишь увеличив потребление электроэнергии более чем на 50 млн. кВт-часов в год. Вдвое уменьшив длительность плавки, и трезвоня о снижении удельного расхода электроэнергии на тонну выплавленной стали. Даже не убедившись, что общий расход энергии (в джоулях) на плавку не снизился, о чем косвенно свидетельствует и рост общего электропотребления заводом.

Аппетит приходит во время еды. Производство стали увеличили в два с половиной раза и вместе с основной товарной продукцией, чтобы выполнить устанавливаемые задания, стали продавать и литую заготовку из сталеплавильного производства с весьма сомнительной рентабельностью. Началась "цепная реакция" нагрузок на оборудование и его поломки, перенос ремонтов, но уже никто не обращал на это внимание, а уж тем более на малоэффективную работу газоочистного оборудования. Стремление двух "заслуженных" металлургов любой ценой "дать" стране два миллиарда долларов стало маниакальным, и не подлежало обсуждению.

Прошло несколько лет, и даже дуракам стало понятно, что дальнейшее директивное наращивание производства уже невозможно, и тогда номенклатурные «умники» придумали новую фишку. Весь достигнутый стоимостный уровень товарной продукции они превратили в оценочный показатель - базовую производительность труда. Бедный Карл Маркс. Узнай он о таком изощренном способе эксплуатации трудящихся и присвоении номенклатурой произведенной прибавочной стоимости, он бы в гробу перевернулся. Ведь завод и так уже превратили в выжатый лимон и еще требуют: "У вас еще запах лимонный остался – отдайте!". При этом про запахи и состав вредных выбросов в атмосфере завода и на окружающих территориях, про влияние на население номенклатура стыдливо умалчивает. Не им же дышать!

И вместо того, чтобы признать очевидную глупость перегрузки сталеплавильного производства, неработоспособность газоочистного оборудования, запустили очередной проект реконструкции газоочисток первой и третьей электросталеплавильных печей. Как будто такая же реконструкция газоочистки второй печи не показала абсурдность и бесполезность потраченных средств. Теперь с маниакальным упорством хотят увеличить производство стали до 3 млн. тонн в год, построить еще одну известково-обжигательную печь и прокатный стан. Хорошо еще, что озвученная ранее глупость о строительстве листопрокатного производства приказала долго жить, а иначе второго "трубного подарка" завод просто бы не пережил.

Исполком и администрация БМЗ работу провели. Взяв за основу "достигнутый" в 2010 году объем выбросов, обещая после реконструкции снизить его общую величину "аж" на 8 процентов.

При этом никто так и не уточнил следующее. Первоначально по проекту одна печь производила 360 тысяч тонн стали в год. Все вредные выбросы от нее поступали на газоочистку, где уровень их очистки составлял не менее 96 процентов. Нынешние "стахановцы" хотят производить в одной печи до 1 млн. тонн стали в год, и только часть выбросов через специальный зонт направлять на газоочистку. Как снизится уровень выбросов после такой очистки и сколько выбросов попадет в атмосферу без очистки, от какой величины будут считать обещанное 8-процентное снижение – этого на проведенных "общественных" слушаниях так и не прозвучало. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы!

поделиться

Новости по теме

    Афанасьев: Разгон БМЗ может обернуться катастрофой

    Белорусский металлургический завод сегодня производит в 3 раза больше стали, чем предусмотрено проектом производства. За это достижение люди расплачиваются здоровьем, констатирует руководитель Жлобинской организации ОГП, энергетик Марат Афанасьев.подробности

Новости партнёров