"Европа получила рычаги воздействия на Лукашенко"

"Радыё Свабода"

Такое мнение высказывает Йорг Форбриг, директор Фонда для демократии в Беларуси в Немецком фонде Маршалла, в статье в газете Wall Street Journal.
ЕС достиг редкого внешнеполитического успеха, когда вслед за усилением давления были освобождены двое известных политзаключенных.


Выход из тюрьмы бывшего кандидата в президенты Андрея Санникова и его соратника Дмитрия Бондаренко – прямое следствие политических и экономических санкций ЕС. Это дает новую надежду для Беларуси, для оппозиционных активистов и особенно – для дюжины политзаключенных, которые остаются за решеткой. Теперь вопрос в том, сможет ли Европа воспользоваться этой скромной победой и двигаться к дальнейшим переменам.

Санников и Бондаренко находились в руках белорусских властей с 19 декабря 2010 года. Они были арестованы после того, как десятки тысяч белорусов вышли протестовать против официальных результатов президентских "выборов", согласно которым Александр Лукашенко набрал 80 процентов голосов.

Вместе с сотнями других участников демонстрации Санников и Бондаренко были избиты и задержаны. На показательных процессах их, также как и десятки других активистов, осудили на несколько лет тюрьмы. Они рассказали о пытках и психологическом давлении, которым подвергались в тюрьмах. Их семьи, друзья и коллеги тоже пострадали от массированной кампании преследования, из-за которого многие были вынуждены скрываться или покинуть страну.

Эти ужасы стали полной неожиданностью для ЕС. Накануне выборов 2010 года европейские лидеры приложили много усилий для того, чтобы убедить режим позволить минимум демократии в обмен на сотрудничество и помощь Запада. Минск был приглашен к участию в "Восточном партнерстве" и получил обещания помощи шаткой белорусской экономике. Европейские лидеры встречались с Лукашенко и вели переговоры. Впрочем, репрессии, которые начались после выборов и стали очень поучительными для Европы, показали, что все эти усилия были бесполезны.

Санников, Бондаренко и некоторые другие смелые люди раньше предупреждали, что белорусский режим – это брутальная автократия, и он будет держаться за власть всеми средствами. Взаимодействие, диалог и джентльменские соглашения бесполезны, потому что Лукашенко и его головорезы не будут выполнять никакие договоренности. Это делает слабым метод, которому отдавала предпочтение Европа, – мягкую силу убеждения, основанную на готовности к сотрудничеству. В результате ЕС на собственном горьком опыте убедился в необходимости изменения подхода к Беларуси.

С начала прошлого года Европа сделала несколько шагов в этом направлении. Она немедленно осудила жестокие репрессии, которые произошли после выборов. Затем были расширены визовые запреты, заморожены активы чиновников, имеющих отношение к подавлению оппозиции. Черный список теперь состоит из 220 имен (так в тексте – на самом деле сейчас 243 лица. – "Радыё Свабода"). Наряду с этим ЕС увеличил помощь пострадавшим от политических репрессий, демократическим группам гражданского общества и независимым СМИ. Наконец, ЕС решил использовать то, что он является ключевым направлением для белорусского экспорта, и ввел торговое эмбарго против 32 компаний Беларуси.

Переход к более жесткой позиции был постепенным и сложным. Много раз европейские национальные лидеры, которые имеют деловые контакты в Беларуси, пытались блокировать жесткие действия ЕС. Тем не менее, тенденция налицо: ЕС реагирует на события в Беларуси своевременно и принципиально, исходя из четкой позиции поддержки демократических преобразований в сочетании с наказанием и изоляцией лиц, ответственных за нарушения прав человека.

Этот тренд не был проигнорирован Лукашенко. Сначала он выступал против Европы и "закручивал гайки" в отношении оппозиционеров. Затем он пытался саботировать политику ЕС, убеждая отдельные государства Союза игнорировать санкции и ведя разговор о диалоге и освобождении некоторых политзаключенных. Когда ЕС подтвердил свои условия об освобождении всех политзаключенных, Лукашенко выгнал из Беларуси послов ЕС и Польши и обратился за политической помощью к России. Но Москва ограничилась поддержкой на словах, а европейские лидеры отозвали своих послов и ввели новые экономические санкции.

Это фон, на котором в минувшие выходные произошло освобождение Санникова и Бондаренко. Они оба сразу же сказали, что, вместе с солидарностью белорусов, важным фактором их освобождения стало давление ЕС. Но также они подчеркнули, что их выход на свободу – это небольшой шаг.

Европейский ответ на новость был осторожным. Приветствуя решение Лукашенко, Брюссель вновь потребовал свободы для всех остальных узников совести и полной реабилитации для тех, кто был задержан и осужден, в том числе возможности для их возвращения в свои дома и на рабочие места. До тех пор, пока эти давние требования ЕС остаются неудовлетворенными, нет никаких причин для облегчения давления и санкций. Самое большое, на что ЕС может пойти – это рассмотреть вопрос возвращения послов ЕС и Польши.

ЕС мог бы вернуть своих послов в Минск в зависимости от освобождения всех политических заключенных. Если это произойдет, европейские послы могут вернуться. Далее должно произойти восстановление задержанных и заключенных в правах, в том числе тех, кто сейчас вынужден находиться за границей.
Только после того, как Минск выполнит эти условия, Европа может облегчить санкции и возобновить более широкий политический диалог. Невыполнение договоренностей должно повлечь за собой дальнейшие меры ЕС в отношении режима, в первую очередь, экономические санкции. Впервые за много лет Европа получила некоторые реальные рычаги воздействия на Лукашенко и его приспешников. Нельзя допустить, чтобы эта тяжелая работа и импульс прошли впустую.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров