Над валютным рынком Беларуси нависла лавина пустых денег

Владимир Тарасов, BEL.BIZ

Не прошло и нескольких месяцев после относительной стабилизации валютного рынка Беларуси, как возникла новая угроза.

На этот раз она пришла не в виде эмиссионных денег Нацбанка, а в виде возможности выпуска в экономику той избыточной ликвидности, которая осталась в финансовой системе страны после эмиссионного кредитования, осуществленного Нацбанком в прошлые годы.

Сумма средств, которые коммерческие банки держат в Национальном банке, на 1 января 2012 года составила Br 57,5 трлн. Эти деньги могут быть направлены на кредитование предприятий и населения, что способно привести к новому скачку цен и девальвации рубля.

Конечно, коммерческие банки и сами осуществляют заимствования в Нацбанке, но в гораздо меньшей степени. Более того, в конце прошлого года правительство и Нацбанк еще более усугубили ситуацию, передав эмитированные ранее Нацбанком кредиты в капитал государственных коммерческих банков в качестве взноса государства. В результате величина средств, позаимствованных банками у Нацбанка, снизились с Br 33,1 трлн на 1 декабря 2011 года до Br 19 трлн на 1 января 2012 года.

Соответственно, чистая величина средств, которые коммерческие банки разместили в Национальном банке, составила Br 38,5 трлн. Это очень большие деньги – рублевая денежная масса в стране в национальном определении на 1 января 2012 года равнялась Br 41,2 трлн.

Можно сказать, что в банках лежит груда денег, которая может лавиной сорваться на рынок. И все там разрушить.

Таким образом, повторим, белорусские коммерческие банки обладают значительным запасом белорусских рублей, которые они могут забрать из Национального банка для финансирования экономики, заменив тем самым эмиссионное кредитование самого Нацбанка. Если это осуществлять постепенно по мере развития экономики страны, то негативных последствий для финансовой системы быть не должно. Но если резко увеличить объемы кредитования, то это сразу приведет к росту денежной массы, скачку цен и девальвации белорусского рубля.

Потенциал возможных неприятностей очень велик – чистый запас средств коммерческих банков немногим меньше величины рублевой денежной массы, поэтом приближенно можно считать, что в случае использования всех средств цены подскочат вдвое, а белорусский рубль соответственно ослабеет.

Сценарий развития событий, когда на рынок хлынет какая-то часть запасов коммерческих банков, исключить нельзя. Первый заместитель премьер-министра Владимир Семашко предложил Минэкономики, Минфину совместно с Нацбанком проанализировать наличие свободных ресурсов в банковской системе и внести предложение по резкому снижению ставки рефинансирования во втором квартале и до конца 2012 года в соответствии с уровнем инфляции, то есть не выше 22-25%. До этого Владимир Семашко советовал рассмотреть возможность принять меры по компенсации предприятиям части процентов по кредитам за счет бюджета.

Фактически это предложение провести эксперимент: попробовать спустить лавину денег банков, скопившихся в Нацбанке, в экономику, и посмотреть, что получиться. Хотя, конечно, ставка рефинансирования в 22–25% также достаточно высока, то есть многие предприятия все равно не смогут воспользоваться такими дорогими ресурсами. Но, даже если спуск лавины будет частичным, это все равно способно натворить много бед в финансовой системе.

В Национальном банке это понимают, поэтому снижение ставки рефинансирования, которая с 16 мая составляет 34%, собираются осуществлять постепенно. Снизить ставку до уровня, обозначенного первым заместителем премьер-министра, планируют только к концу года.

Но президент Беларуси пока не высказал свое мнение по поводу предложения Владимир Семашко, поэтому не исключено, что все-таки будет принято решение провести новый эксперимент по финансированию экономики, заменив эмиссионные кредиты Нацбанка остатками этих кредитов, накопленными коммерческими банками.

Зарплата в $500: попытка №2

Но ускоренное снижение ставки рефинансирования является не единственной угрозой стабильности на финансовом рынке Беларуси. Вторая опасность исходит от постоянно растущих доходов населения. Здесь государство уже начало другой эксперимент.

В настоящее время средняя зарплата в Беларуси увеличилась уже примерно до $390, а Александр Лукашенко в ходе выступления 8 мая с посланием к народу и Национальному собранию Беларуси заявил, что уже к концу текущего года в стране должны выйти на уровень средней зарплаты в $500.

Правда, он подчеркнул, что требует это сделать за счет роста производительности труда. Методом выхода на нужную производительность будет административный ресурс: президент сообщил, что по итогам года будет рассмотрено, кто из руководителей предприятий вышел на $500, а кто нет.

В связи с этим можно ожидать, что зарплата в стране в ближайшее время будет расти: хотя так быстро производительность труда увеличить невозможно, руководители предприятий могут «нарисовать» ее рост, чтобы остаться на работе.

А средства для увеличения зарплат у многих предприятий и в бюджете есть – это деньги, которые, в значительной степени имеют ту же природу, что и деньги коммерческих банков, осевшие в Нацбанке. Эмиссионные кредиты Национального банка, осуществленные им ранее, и последующая инфляция привели к возникновению инфляционных прибыли у предприятий и незапланированных доходов бюджета.

Эти деньги, следовало бы, пожалуй, как-то нейтрализовать на депозитах в том же Нацбанке, но, похоже, им суждено пролиться дождем из купюр на головы граждан. Со всеми вытекающими из такого дождя последствиями в виде последующего наводнения, то есть девальвации рубля и роста цен.

Интересно, что и в данном случае Нацбанк, похоже, понимает грозящую финансовому рынку страны опасность. По официальной информации о встрече Надежды Ермаковой с Александром Лукашенко 11 мая неясно, пыталась ли глава Нацбанка выступать против роста зарплаты, противореча тем самым президенту, но, похоже, она в какой-то форме сделала это. Иначе трудно понять следующие слова президента: "Еще раз подчеркиваю: доходы населения будут расти. Это однозначно".

Обычно так говорят в ходе спора в ответ на возражения. Впрочем, возможно, президент отвечал на возражения не Надежды Ермаковой, а каких-то воображаемых оппонентов, отсутствующих на встрече 11 мая. Как бы то ни было, ясно, что президент сторонник проведения эксперимента по новому резкому увеличению зарплаты до $500. Эксперимент уже идет.

Лавина, наводнение или стабильность?

Оценить возможную величину потихоньку надвигающихся на финансовый рынок нового витка инфляции и ослабления рубля очень сложно, так как неясно на каком уровне зарплат и ставки рефинансирования остановится руководство Беларуси в процессе проведения своих экспериментов.

Но надо, конечно, отметить, что кроме двух описанных выше вариантов развития событий на финансовом рынке страны, есть и третий.

Можно сохранить стабильность финансового рынка и при проведении экспериментов, если вернуться к той политике, которую проводил Петр Прокопович, то есть вновь начать тратить золотовалютные резервы страны на поддержание курса рубля. Стабильный рубль будет поддерживать неизменными цены на импортируемые товары, что остановит инфляцию. Не исключено, что и такой эксперимент будет решено повторить.

Так что будущее финансового рынка Беларуси в настоящее время выглядит непредсказуемым. Руководство страны пытается экспериментировать, не имея четкого плана действий. Можно только надеяться, что опыт 2011 года все же отчасти усвоен, поэтому последствия новых экспериментов окажутся не столь существенными, и рынок просто немного «полихорадит» без нового обвала.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров