Андрей Суздальцев. Вот приедет барин...

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Интрига по вопросу первого после инаугурации визита В. Путина постепенно превращается в политический анекдот.

Многочисленные комментарии , кружащие вокруг географии первого заграничного визита Путина раскрывают откровенный спекулятивный подтекст "гостеприимных" принимающих сторон, уже отрыто конкурирующих за "право первой ночи".

Вероятнее всего, замена В. Путина на Д. Медведева носит закулисно согласованный с Обамой характер и, как ни странно, в чем – то похожа на интригу, связанную с предстоящим визитом четвертого российского президента в Минск. Появление В. Путина на саммите G8 означало бы, что Запад примирился с политическим кризисом в России в декабре-феврале 2011 - 2012 года, чем оказал бы Путину неоценимую услугу на фоне оппозиционных выступлений в российской столице. В свою очередь, отход от антизападной риторики предвыборной кампании В. Путина не может быть столь радикален на фоне появления в команде четвертого президента России представителей рабочего класса из Нижнего Тагила. Это насторожило бы путинский электорат, настроенный антизападнически и антиамерикански. Проведение G8 в Кэмп-Дэвиде – месте, знаковом для советской и российской дипломатии, предоставило российскому руководству необходимый предлог, выгодный как Вашингтону, так и Москве.

Отказ Б. Обамы от участия в саммите АТЭС носит уже второстепенный характер. Понятно, что во Владивостоке главным гостем будет премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, а не готовящийся к переизбранию на второй срок Б. Обама.

Минск - Астана

В. Путин, отказавшись от G8, сознательно ограничил географию для своего первого визита постсоветским пространством, в котором было бы естественным посетить прежде всего партнёров по ТС-ЕЭП. Но не так все однозначно. Беларусь и Казахстан остаются крайне проблемными государствами, развивающимися исключительно в авторитарной парадигме. Ситуация осложнена тем, что политические режимы в Минске и Астане находятся в стадии естественного разложения и перегруппировки правящих элит. Наиболее отчетливо этот процесс мы можем наблюдать в Казахстане, где появление преемника выявляет элементы политического кризиса. Постоянная кадровая чехарда в силовом блоке Беларуси также вызывает определенные сомнения в стабильности правящего режима, хотя вопрос о преемнике А. Лукашенко пока не актуален.

Вряд ли Москва испытывает иллюзии в отношении внешнеполитических последствий визитов в страны, которые являются одними из самых недемократичных на планете. Прежде всего необходимо учесть, что политический фон появления В. Путина в Минске остается исключительно сложным. А. Лукашенко приобрел статус инициатора сложного дипломатического кризиса с Евросоюзом, который до настоящего момента, несмотря на возвращение послов стран ЕС в Минск, еще не завершен. Политические заключенные не освобождены. Соответственно, первый визит В. Путина в Беларусь нес бы демонстративно солидарный с А. Лукашенко характер и, безусловно, таковым и был бы обозначен на Западе. Разумеется, именно в этом формате белорусские СМИ преподнесли бы итоги российско-белорусского саммита.

Кремль , тем временем, находится в сложном процессе выработки новой парадигмы взаимодействия с Западом, которая , безусловно, не подразумевает политического противостояния с Вашингтоном и Брюсселем , и отношения незачем "утяжелять" белорусской проблемой. Кроме того, у Москвы есть свои вопросы к официальному Минску. Но они , судя по реакции российского президента на белорусского коллегу на саммите СНГ – ОДКБ, еще должны "вызреть".

Присутствие А. Лукашенко в Москве 15 мая, где "самый верный союзник" не был удостоен двусторонней встречи с вновь избранным президентом России, не принесло белорусской стороне ничего позитивного. Все согласованные с президентом Казахстана "домашние заготовки", которым столько времени было уделено во время визита Н. Назарбаева в Минск, не сработали. Более того, хитрый Нурсултан, быстро уловив, что между Москвой и Минском не все ладно, воспользовался моментом и тут же перевел первый визит В. Путина на Астану. Не будем скрывать, что Москву возникшее соперничество двух президентов немало позабавило. В принципе, вполне можно было объявить аукцион…

Безусловно, даже если визит В. Путина в Минск окажется вторым после Астаны, белорусская пропагандистская машина в полной мере использует появление президента России в качестве примера поддержки политики А. Лукашенко, который очень нуждается в защите со стороны Москвы. Во всяком случае, министр иностранных дел РБ С. Мартынов в своем заявлении уже предвкушал политический эффект от визита главы российского государства: "Бесспорно, предстоящий визит, который мы готовим, является важным со всех точек зрения. Это визит нового президента Российской Федерации - государства, с которым у нас колоссальные связи, и двусторонние, и в различных интеграционных форумах…". Но главный смысл в том, что "Это сигнал (визит В. Путина – А.С.), направленный на подтверждение значимости связей государств этого региона между собой, тех процессов, о которых мы говорим, и значимости не только в двусторонних отношениях Беларуси и России, но и в гораздо более широком контексте". Понятно, что речь идет об Евросоюзе, развернутый диалог с которым задерживается до июльской амнистии.

Однако, было бы ошибкой считать, что визит В. Путина в Минск принесет белорусскому руководству исключительно дивиденды. Помимо демонстрации "нерушимой дружбы" в рамках визита обязательно будет «разговор» о перспективах вхождения РБ в ЕЭП и экономической ситуации в республике. Вот здесь возможны проблемы.

Денег нет

Прежде всего, внимательный анализ заявлений А. Лукашенко и действий белорусского правительства позволяет с известной осторожностью утверждать, что определенный пост-кризисный план в головах белорусского руководства созрел. В принципе, его можно представить в виде ряда административных мер, призванных решить в основном политическую задачу – подготовить триумфальное завершение пятилетки и восстановить рейтинг А. Лукашенко у населения, который в прошлом, кризисном 2011 году упал до неприличного для авторитарного правителя уровня в два десятка процентов. Попытки А. Лукашенко восстановить поддержку населения естественным образом формируются в ряд популистских мер, центральным звеном в которых можно считать обещание снова поднять среднюю заработную плату до 500 долларов США. Это крайне неудачное политико-экономическое решение.

Во-первых, наступившее у людей разочарование в пропагандистских акциях по подъему заработной платы связано с тем, что выйдя в декабре 2010 года на заветную планку, уже через два месяца А. Лукашенко выданные деньги забрал инфляцией. А еще через два месяца обрушил зарплаты белорусов на уровень 2005 года. Население подспудно ощущает от такого рода обещаний угрозу очередного кризиса;

Во-вторых, власти, считая, что они хорошо знают свой народ, который всегда нетрудно подкупить, на самом деле ошибаются. И ошибка состоит в том, что даже реальный рост зарплаты до уровня в 500 долларов, проблему не решает. В целом, это мизерная сумма, не позволяющая нормально жить, строить жилье, обновлять автотранспорт и ездить в отпуск. Поэтому ее воспринимают, как оскорбительную подачку.

В-третьих, несмотря на рост экспорта и доступ к российской нефти, ни о каком росте производительности труда, позволяющем поднимать заработную плату до распропагандированного уровня, говорить не приходится. Для роста производительности труда необходимо обновление оборудования, запуск новых видов продукции, новые рынки, а самое главное – инвестиции и новейшие технологии, т.е. то, чего в современной Беларуси практически нет. Условия для поднятия средней заработной платы до 500 долларов США в 2012 году не сформировались и вряд ли сформируются.

Но А. Лукашенко считает, что время не ждет, и ему надо как можно скорее компенсировать последствия разорительного кризиса 2011 года. Внутренние резервы, включая золотовалютные, для выполнения поставленных задач недостаточны. Такой источник, как приватизация, фактически закрыт и не только по причине опасений потерять контроль над экономикой республики (фактически этот контроль давно потерян, если министров заставляют в индивидуальном режиме курировать проблемные заводы и фабрики), но и потому, что реально продать нечего. За исключением "Беларускалия", БМЗ, двух НПЗ и железной дороги, остальные предприятия не стоят практически ничего.

Понятно, что тот же "Беларускалий" или БЖД приватизированы никогда не будут. Эти предприятия являются символами белорусской независимости и выполняют огромную идеологическую роль. Поэтому задачу резкого скачка средней заработной платы попытаются переложить на Россию.

Повестка саммита

С Россией сложно. Нет иллюзий в отношении растворительно-разбавительной аферы. Деньги, утаенные от российского бюджета благодаря контрабандному вывозу в Латвию и Нидерланды белорусских нефтепродуктов, придется вернуть, и от обсуждения данной темы А. Лукашенко не уйти. Минск ожидает, что Москва закроет на данную контрабанду глаза?

Несмотря на оптимизм ряда министров белорусского правительства, экономических оснований для выплаты третьего транша Антикризисного фонда ЕврАзЭс нет. Более того, белорусские власти практически отвергают все условия предоставления данного кредита, по сути, настаивая на кредитовании без всяких условий. В Москве отмечают, что когда белорусской стороне напоминают о необходимости соблюдать подписанные в июне 2011 года соглашения о кредите, белорусские чиновники встречают эти напоминания крайне болезненно. Российская сторона должна опять входить в сложное положение белорусской экономики, о котором, между прочим, белорусские власти не стремятся информировать собственное население. Судя по всему, А. Лукашенко ждет от В. Путина «политического решения» о выдаче транша.

Однако, российским властям, прежде чем вновь принимать решение об очередной помощи Беларуси, придется учитывать, что республика продолжает оставаться вне единого экономического пространства, требуя себе равных прав на российском рынке, но при этом устраивая таможенный анклав на своей территории. Пример с "тюбиками", когда одна белорусская фирма, используя белорусскую экономическую зону с нулевыми таможенными платежами, устраивает демпинг по всему российско-казахстанскому рынку подтверждает тезис о том, что торговые войны в рамках ЕЭП будут только нарастать. Стоит отметить, что по данной проблеме белорусские власти намерены стоять насмерть и при этом вовсе не напирать на равные права субъектов хозяйствования. Между тем, проблема с "тюбиками" на самом деле может обернуться миллиардами долларов компенсации или убытков.

На прошлой неделе белорусский президент потребовал срочно подготовить фактический счет России за ее вступление в ВТО. Считается, что из-за снижения таможенных платежей республика понесет убытки, которые должна компенсировать Москва. Но тут возникает несколько моментов.

Во-первых, Беларусь тоже активизировала свои усилия по вступлению в ВТО, что подразумевает опять-таки снижение тарифов. Трудно понять, почему Россия, вступившая раньше Беларуси, должна компенсировать этот процесс республике, если последняя идет той же дорогой.

Во-вторых, белорусские власти, второе десятилетие не проводя структурных экономических реформ и продолжая сохранять постсоветскую экономику, прекрасно понимают, что в рамках ВТО белорусская промышленность не выдержит конкуренцию. Но это суверенное право Минска так распоряжаться своей экономикой и, что греха таить, использовать огромную российскую поддержку, поступающую в РБ . Трудно понять, почему Россия должна компенсировать неконкурентоспособность белорусских предприятий в условиях, когда российская экономика сама входит в ВТО. Кто будет ей компенсировать?

В-третьих, белорусская стороны считает, что Россия должна компенсировать Беларуси убытки за снижение таможенных пошлин до уровня ВТО, но при этом считает совершенно естественным использовать белорусские экономические зоны в качестве терминалов для беспошлинного ввоза товаров и сырья на территорию ТС-ЕЭП. По идее, это Россия должна требовать компенсации от Беларуси за "тюбики".

Проблемы не простые, и их возможные решения пока не прогнозируемы.

Надежда

Несмотря на крайне сложную экономическую повестку будущего саммита, первый визит В. Путина ,тем не менее, крайне необходим официальному Минску. А. Лукашенко надеется, что в рамках столь символического события удастся сгладить "острые углы" между двумя странами и даже что-то выпросить у четвертого президента России.

Больше ведь взять не у кого… До 5 срока А. Лукашенко осталось 1307 дней.

поделиться

Новости по теме

    Мартынов: С Россией у нас колоссальные связи

    Предстоящий официальный визит Президента Российской Федерации Владимира Путина в Беларусь является подтверждением значимости связей между государствами не только в двустороннем формате, но также в интеграционных объединениях.подробности

Новости партнёров