Партизаны белорусского бизнеса

Максим Швец, "Коммерсант"

Крупный белорусский бизнес бежит из страны, в срочном порядке меняя собственников и "прописку". И это тот редкий случай, когда предприниматели опасаются давления со стороны не местных властей, а европейских чиновников.

Санкции Евросоюза уже ударили по "кошелькам" президента Александра Лукашенко, а в будущем ситуация для них может только ухудшиться, говорят эксперты.

Помощь по-соседски

Белорусский предприниматель Владимир Пефтиев продал ГК "Управляющая компания "Белтех Холдинг"", в состав которой входит производитель и экспортер вооружений "Белтехэкспорт", российскому бизнесмену Дмитрию Гуриновичу. Продажу можно назвать внеплановой: близкий к Лукашенко оружейный барон решил избавиться от актива сразу после того, как попал под санкции Евросоюза за поддержку режима. Фактически Пефтиеву запретили продавать свое оружие и другую продукцию в странах Европы, и спасти бизнес можно было только так. Свое решение Совет ЕС объяснил тем, что бизнесмен является "главным экономическим советником президента Лукашенко и ключевым финансовым спонсором режима". Владимиру Пефтиеву запрещено посещать территорию ЕС, а его счета и имущество в странах ЕС должны быть заморожены.

Сделка получилась несколько странной. Покупатель, российский бизнесмен Дмитрий Гуринович, на карте российского бизнеса заметен не был. В "Белтехэкспорте" информацию о нем фактически не раскрывали — сообщалось лишь, что предприниматель является выпускником и аспирантом Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России, а также состоит в кадровом резерве главы РФ. Логично было предположить, что кандидатуру Гуриновича в качестве покупателя белорусам предложил Владимир Путин — российский президент во время личной встречи с Александром Лукашенко пообещал защитить Беларусь от санкций ЕС. Но все оказалось проще.

Выяснилось, что несколько лет назад Дмитрий Гуринович работал менеджером белорусского оператора сотовой связи Velcom — еще в то время, когда компания принадлежала белорусам, а не гиганту Telekom Austria. Владельцем и главным управляющим Velcom тогда был именно Владимир Пефтиев. Позже добавилась еще одна важная подробность: Гуринович оказался племянником главы белорусского Нацбанка Надежды Ермаковой. А ее, в свою очередь, в Беларуси принято считать близким другом самого Лукашенко. Очевидно, белорусский олигарх решил продать главный актив своему человеку. "Скорее всего, это была продажа самому себе",— говорит независимый белорусский экономист Сергей Чалый. В то же время нельзя не отметить, что Дмитрий Гуринович — российский бизнесмен, а значит, санкции против его компании — это уже санкции против Москвы. Их Брюссель не вводил.

Стоит также сказать, что в какой-то момент стало известно о планах Пефтиева переименовать свою компанию. В общем-то изящное решение для человека, который еще совсем недавно, по неофициальным данным, предлагал миллион долларов в качестве вознаграждения тому оппозиционному политику, который избавит его от санкций ЕС.

По оценкам белорусских экспертов, годовой объем продаж "Белтехэкспорта" составляет как минимум $40 млн. Компания торговала оружием из арсеналов белорусской армии, боеприпасами, военным имуществом. По некоторым оценкам, всего "Белтехэкспорт" продал на международном рынке порядка 150 летательных аппаратов различных типов, около 5 тыс. единиц техники ПВО, комплексов АСУ, радиолокационных станций и комплексов радиоэлектронной борьбы (РЭБ), сотни единиц артиллерийских систем и бронетанковой техники, десятки тысяч единиц стрелкового оружия.

Личное состояние Владимира Пефтиева в Белоруссии никто не оценивал. Украинское издание "Дело", правда, в 2010 году сообщило, будто Пефтиев располагает активами на миллиард долларов. Украинские журналисты назвали его самым богатым человеком страны.

Однако продажа "Белтехэкспорта" не решает другой проблемы бизнесмена. На Мальте он был торговым директором зарегистрированной там компании Samuel International. И, соответственно, являлся резидентом. Говорят, на этом средиземноморском острове Владимир Пефтиев проводил больше времени, чем в Белоруссии. Теперь местные власти пригрозили уголовным преследованием местным жителям, вступившим в партнерские отношения с белорусским предпринимателем.

В самом "Белтехэкспорте" отказываются давать какие бы то ни было комментарии относительно последних событий с участием компании.

Игра приоритетов

Пока белорусский бизнес упорно ищет способы избежать санкций или хотя бы минимизировать потери, с ними связанные, белорусский президент Александр Лукашенко упорно отказывается идти на поводу у Европы. 8 июня к санкциям против белорусских бизнесменов и компаний, введенным в марте Евросоюзом, присоединились страны, не являющиеся членами ЕС,— в список вошли Хорватия, Македония, Черногория, Исландия, Сербия, Албания, Лихтенштейн. Европа требует от белорусского президента немедленного освобождения всех политзаключенных, попавших за решетку за участие в акциях протеста в декабре 2010 года.

Но это еще не все. В ближайшее время ЕС обещает значительно увеличить перечень "спонсоров белорусского режима", которым адресованы санкции. В частности, под угрозой оказался Александр Мошенский, владелец компании—производителя рыбной продукции "Санта-Бремор", богатейший бизнесмен приграничного Бреста. По мнению газеты EUObserver, он "занимается финансированием режима Лукашенко и получает незаконные льготы от властей Белоруссии". Ходят также слухи, что ЕС запретит своим коммерсантам активно инвестировать в Беларусь.

Минск не оставляет действия ЕС без ответа. МИД страны не устает заявлять, что сожалеет, что список стран, присоединившихся к санкциям, растет. Сам Лукашенко отреагировал более резко. Он подчеркнул, что никакие европейские ограничения не изменят его решение по поводу политзаключенных. "Мы проводим амнистию в нашем государстве и для нашего общества. Это и сигнал обществу, и поощрение заключенных. Никакой политики здесь быть не должно",— подчеркнул белорусский лидер. По его словам, выпускать на свободу можно "только тех людей, которые не представляют опасности для общества и государства".

А еще в мае Александр Лукашенко сокрушался: "Достойные люди томятся в застенках, а негодяев мы выпускаем — под давлением или не под давлением". В конце мая белорусский президент указом амнистировал более 7 тыс. человек. Но ни один политзаключенный, в защиту которого выступают Европа и оппозиция, из колонии не вышел.

Наладить диалог Минска и Брюсселя не получается. Более того, в ЕС заявляют, что санкции могут только ужесточиться. Впрочем, Лукашенко такого развития ситуации не очень боится — недавно он заручился поддержкой Владимира Путина и получил третий транш кредита ЕврАзЭС по линии МВФ. Есть надежды у белорусского лидера и на развитие отношений с Китаем и странами Ближнего Востока. Так что западный вектор белорусской внешней политики, как там говорят, пока может быть неприоритетным.

Беларусь сейчас всеми силами пытается уменьшить зависимость своей экономики от ЕС. Директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов рассказывает, что на недавней встрече Александра Лукашенко и Владимира Путина в Минске обсуждался в том числе вопрос о наращивании перевалки белорусских грузов через российские порты — с тем чтобы уменьшить перевалку через Литву и Латвию.

Таким образом, с учетом политических реалий, крупным белорусским бизнесменам, тесно работающим и с Западом, и с белорусской властью, нужно будет придумывать все новые схемы для спасения бизнеса.

И они придумывают. Например, офис Белорусской калийной компании (БКК) в ближайшее время намерены перевести в Швейцарию. БКК в Беларуси называют главным источником поступления валюты в страну — компания отвечает за экспорт продукции "Беларуськалия" (а также "Уралкалия") в Европу.

Формально БКК под европейскими санкциями и не была, поскольку обслуживает не лично Александра Лукашенко или приближенных к нему лиц, а является государственной и работает именно на страну. Фактически Белоруссия приняла превентивные меры по защите своего бизнеса в ожидании ожесточенного дипломатического противостояния с Европой.

О том, что подобные шаги нужны, чтобы обезопасить компании от санкций ЕС, говорит, в частности, белорусский экономист Сергей Чалый. Если БКК будет формально полностью швейцарской, применить против нее экономические санкции фактически окажется невозможно. Кстати, в Швейцарии по аналогичной схеме уже давно работает несколько крупных российских нефтетрейдеров. Не исключено, что Россия обещала юридическую поддержку Беларукси для успешного проведения такого маневра.

Тут стоит подчеркнуть, что необходимость смены "прописки" для отдельных предприятий и отраслей белорусской экономики назрела давно. История показывает, что США при любом обострении отношений с Белоруссией угрожают ей торговым эмбарго. Белорусские экспортеры нефтепродуктов, минеральных удобрений, продукции химпрома периодически сталкиваются с проблемами при поставках на Запад именно по этой причине. Характерный пример — предприятие "ГродноАзот", которое находится под санкциями США с августа 2011 года. И этот черный список оно вряд ли покинет.

Экспорт калийных удобрений приносит Беларуси $3,2 млрд выручки ежегодно. Всего же по итогам 2011 года Белоруссия продала в Евросоюз своей продукции на $15,7 млрд — в 2,1 раза больше, чем в 2010-м. Резкий рост экспорта связан с девальвацией белорусского рубля в прошлом году. Этот показатель очень важен для обеспечения финансовой стабильности в республике, так что Европа в будущем может здорово насолить Лукашенко. Отсюда и стремление власти обезопасить государственный бизнес.

Личный друг Александра Лукашенко и один из самых богатых бизнесменов Белоруссии Юрий Чиж с июня также находится под европейскими санкциями — вместе со своим холдингом "Трайпл", который значится в черных списках Европы. А вот компании "Трайплэнерго", "Неонафта" и "Белнефтегаз" пока работают в прежнем режиме — на них санкции почему-то распространять не стали. Журналисты подметили, что в перечне активов на официальном сайте холдинга "Трайпл" информация о компаниях внезапно исчезла.

Сам Юрий Чиж в интервью белорусским СМИ не раз говорил, что санкции для него не проблема, но разложить свои компании по разным "корзинам", видимо, все-таки не поленился.

Недавний опрос белорусских бизнесменов, проведенный центром "Зеркало Инфо", показал, что большинство из них выступает против европейских санкций в отношении Беларуси. Эксперты опросили 508 человек, и 31% высказался категорически против подобных действий в качестве инструмента для изменения ситуации в Беларуси, а поддержали санкции только 17% респондентов. При этом белорусский бизнес, и это ни для кого не секрет, как правило, отрицательно относится к действующей в стране власти.

Заметим, что санкции, как показывает упомянутая практика, не такой уж эффективный способ борьбы с режимом. Политолог Александр Класковский говорит, что вывести крупный бизнес из-под санкций хотя бы на время можно простой перерегистрацией компаний.

Европе тоже плохо

Против введения новых санкций в отношении Беларуси выступают бизнесмены Латвии. Сообщалось, что 21,3% железнодорожного грузооборота этой страны приходится на перевозку белорусских товаров. 90% своих потребностей в дизельном топливе Латвия также покрывает за счет Беларуси. В стране работает 690 предприятий с участием белорусского и латвийского капитала. Еще 420 таких СП открыто в Белоруссии. Премьер-министр Латвии Валдис Домбровскис заявлял, что его страна "выступает против применения широких санкций, которые причинили бы значительный ущерб экономике ряда стран ЕС, включая Латвию". "Если ЕС хочет ввести экономические санкции против Беларуси, он должен компенсировать Латвии неизбежный ущерб",— отмечал глава общества поддержки экономических связей Латвии и Беларуси Альфред Чепанис. В похожей ситуации находится и Литва.

Однако конфликт между Минском и Брюсселем вряд ли разрешится в обозримом будущем. А это значит, что прибалтийским бизнесменам впору начать подготовку к действиям в экономической обстановке, приближенной к боевой, как это делают белорусы. Опыт есть.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров