Александр Класковский: Идти экономической войной на Минск Евросоюз не готов

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

Главный официальный пророк Вадим Гигин, прославившийся полным отрицанием плюшевого десанта, уже успел записать выдворенного посла Швеции Стефана Эрикссона в лидера белорусской оппозиции.

Первое "пророчество" пропагандиста опроверг Александр Лукашенко, отправивший в отставку председателя погранкомитета и командующего ПВО, второе нет смысла даже опровергать.

"Политологи долго спорили и гадали, есть ли у белорусской оппозиции лидер. Оказалось, что есть, и зовут его Стефан Эрикссон", - заявил главный редактор журнала "Беларуская думка", политолог Вадим Гигин.

"Потому что как они с ним прощались - создавалось ощущение, что это их настоящий лидер", - пояснил В.Гигин агентству "Интерфакс-Запад".

Но история с выдворением самого популярного иностранного посла из Минска, как летящая комета, обросла длинным шлейфом последствий и породила массу слухов.

Корреспондент UDF.BY вместе с политологом Александром Класковским еще раз попытались разобраться в причинах и последствиях демарша официального Минска.

- Официальная пропаганда усиливает травлю Стефана Эрикссона, выдворенного из Беларуси. Главный пропагандист Вадим Гигин, категорически отрицавший факт плюшевого десанта, нынче записал посла Швеции уже в лидеры белорусской оппозиции. Логическое объяснение этому есть?

- Белорусское официальное руководство и пропаганда отыгрываются за 22 дня вынужденного молчания. И мычания, когда жевали официальную версию, как оказалось – насквозь фальшивую: фотошоп. Это уже вошло в анекдоты, в фольклор. Теперь, когда верховный руководитель снял завесу тайны, признал этот секрет полишинеля, надо отыгрывать ситуацию и менять фокус внимания общественного мнения.

Я на этом хочу заострить внимание: предыдущие несколько недель главной темой обсуждения являлась дырявая система белорусской ПВО, а сказки о "мощном щите" рассчитаны только на дополнительные финансовые вливания Москвы, - все оказалось блефом. Пустая риторика о «мощном государстве», о "мощной армии" не может на деле обеспечить ничего: ни пятисотдолларовой зарплаты, ни, в конце концов, надежной обороны страны. Знаете, я не сторонник того, чтобы радоваться дырявой обороне – это плохо, что она не обеспечена; мы налогоплательщики, и, независимо от режима, обороноспособность страны должна быть на уровне.

А теперь, оказалось, в центре внимания – возобновляющаяся дипломатическая война по линии "Минск-Стокгольм", а в перспективе – по линии "Минск-Брюссель". А война на дипломатическом фронте… "Кому война, а кому мать родна…" - белорусское руководство в этой области себя чувствует как рыба в воде, тут можно задвигать про "шведский империализм", это уже привычные постулаты для белорусского руководства.
И, как всегда, главные ноты поиск врагов.

- Создать образ врага, чтобы направить гнев народный на него, и тем самым отвлечь внимание от беспомощности власти?

- Верно. Нашли внутренних врагов: несчастного студента факультета журналистики Антона Суряпина, который по неосторожности выложил сенсационные снимки на своем сайте; риелтора Сергея Башаримова, у которого, возможно, организаторы воздушного десанта снимали жилье. Ну и, наконец, посол Эрикссон вынужден отвечать за "карлсонов с мотором", которые безнаказанно прилетели и улетели. Дипломат, который семь лет работы в Беларуси был воплощением интеллигентности, покровительствовал белорусской культуре. В итоге из него сделали демонизированного представителя шведского империализма.

Стефан Эрикссон был такой «белой вороной» в дипломатическом западном корпусе. Некоторые западные дипломаты предпочитают не светиться в тех кампаниях, которые вызывают раздражение у белорусских властей. А Эрикссон не скрывал своих симпатий к белорусскому независимому сообществу. Хочется подчеркнуть, что речь идет не только и не столько о политической оппозиции, а скорее – о духовной оппозиции. Он широко и открыто контактировал с представителями гражданского общества, нонконформистской культуры – вся неофициозная белорусская культура по сути находится в андеграунде. Посол начал с того, что выучил в совершенстве белорусский язык, я знаю, он брал специальные уроки. Он переводил на шведский язык Владимира Орлова и Василя Быкова, при его помощи, в Беларуси на белорусском языке издавались книги шведских писателей: про Карлсона, Пеппи Длинный Чулок – это, кстати, настольные книги моего младшего сына. Мы с удовольствием их читали именно на белорусском языке.

Я думаю, своей раскованностью, стилем поведения свободного человека свободного общества, прекрасным знанием белорусского языка он раздражал белорусскую правящую элиту. Она не говорит, и наверное, не умеет так хорошо говорить по-белорусски. Раздражал, видимо, тем, что переводил на шведский язык не стихи Быкова, а прозу Быкова.

Дипломата выслали из страны, официальный Стокгольм вынужден ответить тоже жестко – высылкой двух белорусских дипломатов и заявлением о нежелании прибытия нового белорусского посла. Мы имеем эскалацию конфликтогенов и развертывание, похоже, новой дипломатической войны.

- Минск сознательно пошел на обострение отношений с Евросоюзом. Почему?

- Здесь великую роль играет эмоциональная сторона: надо отомстить. Непосредственных участников акции из шведского агентства достать невозможно, поэтому мы видим то, что называется «попали под раздачу». Башаримов, Суряпин и посол Эрикссон – те, кого можно достать и те, на ком можно отыграться.

Второй момент – это перевод стрелок и попытка взять ситуацию в свои руки. Смотрите, какая ситуация сложилась в отношениях между Минском и Евросоюзом. Европа взяла паузу и дала возможность Минску решить проблему политзаключенных, сохранив при этом лицо. Мыслилось так, что по амнистии 3 июля хоть бы часть политзаключенных выйдет на свободу. Но этот период ожидания совпал с приездом Путина, который дал щедрые подарки. Вообще, сейчас пошла карта щедрой российской помощи, преференций – и в Минске решили: а с чего мы будем делать широкие жесты перед Западом? Не выпустили политзаключенных, нависает угроза расширения экономических санкций со стороны Европы. И, чтобы сместить фокус внимания, решено затеять дипломатический конфликт. По некоторым данным, он планировался заранее – посла уже держали в подвешенном состоянии (якобы ему выдали трехмесячную туристическую визу до этого полета). Если эта версия действительна, то обострение планировалось заранее, что позволяет запутывать массовое сознание. Потому что через некоторое время среднестатистический белорус не помнит, с чего все началось. Как говорится, "то ли он шубу украл, то ли у него шубу украли".

Если произойдет расширение экономических санкций – этот шаг будет трактоваться уже не как ответ на невыпуск политзаключенных, а как месть за высылку дипломата, который вел подрывную деятельность. Европа пошла в наступление по совершенно другим причинам.

- Заместитель председателя Европарламента Яцек Протасевич заявил 6 августа, что демарш Минска может повлечь расширение экономических санкций. Пару дней назад Кэтрин Эштон заявила, что Евросоюз готовит «адекватный ответ». Что подразумевается под «адекватным ответом» и насколько реально выглядит расширение экономических санкций?

- Тут непростая задача для Евросоюза. С одной стороны, существуют правила чести в дипломатических отношениях, и мы уже видим, что Стокгольм жестко ответил. Как минимум – симметрично отвечают, а в нашем случае – ассиметричный ответ: двух белорусских дипломатов высылают и заявляют о нежелании принимать нового белорусского посла. По идее, официальному Минску сейчас вообще нужно вычищать чуть ли не всю шведскую миссию, как это было в случае с посольством США в 2008 году. Пойдет ли на это официальный Минск – пока трудно сказать. Пока Стокгольм сделал резкий шаг, пошел на обострение. И я думаю, сейчас зависнет пауза. Обратите внимание: ведь не вычищают шведское посольство! Похоже, пока раздумывают. Ведь весной 2008 года молниеносно развивался сюжет. Около 30 американских дипломатов в срочном порядке на «джипах» покидали Беларусь, уезжали в Вильнюс.

Пока в Минске чешут затылок – видимо, не ожидали от Карла Бильдта такой "борзости" в понимании официального Минска. И, я думаю, Евросоюз в свою очередь тоже даст белорусскому руководству шанс остыть, отрезветь. Тем более, что для Евросоюза сейчас не совсем удобный период для принятия решений: август – мертвый сезон, дипломаты, политики отдыхают. Политологи, эксперты начали размышлять: а возможен ли демарш послов, дружный отъезд? Так ведь особо некому и уезжать, потому что началась плановая ротация (уехали послы Великобритании, США, Литвы, а новый литовский посол еще не вручил верительные грамоты, польский посол в отпуске). Сейчас в Минске и так почти нет послов стран Евросоюза. И вообще, несколько анекдотично выглядело бы, если бы они с греческого или египетского побережья уезжали в свои столицы, и это преподносилось бы как демарш.

Поэтому Брюссель подумает, выждет паузу, сейчас, возможно, ограничится только жесткими заявлениями. В надежде, что белорусское руководство остынет и примет во внимание, что Минску нужна более-менее терпимая оценка и по итогам парламентской кампании. Белорусское руководство при своей браваде пригласило постоянно пинаемую миссию БДИПЧ ОБСЕ и пока что достаточно сдержанно ведет себя в отношениях с ней. Вопрос внешней легитимации и официальному Минску не так уж безразличен.

Идти экономической войной на Минск там не готовы, положа руку на сердце. По целому ряду причин: 27 стран никогда не найдут консенсуса в этом вопросе, особенно маленькие соседние страны, которые в значительной степени зависят от белорусского транзита, от бензина, солярки; Европа в кризисе – и наносить себе дополнительный ущерб в непонятном сражении с болотной диктатурой вряд ли станет. Там семь раз отмерят, прежде чем примут решение.

Да и Брюссель видит: внутри Беларуси ситуация совершенно инертная, оппозиция слаба и разрознена – при недовольстве значительной части населения властью революционных настроений в стране нет. Соответственно, власть держится еще достаточно крепко и в обозримой перспективе Брюсселю придется иметь дело с ней. Брюссель исходит из этого.

- Стороны выжидают, когда соперник сделает шаг либо ошибку…

- Стороны находятся в состоянии позиционной войны. Боевые действия уже развернуты, и делать вид, что ничего не происходит, ни одна из сторон не может. А бросаться с шашками наголо в кавалерийскую атаку пока что не торопятся ни Минск, ни Брюссель. Сейчас фаза позиционной войны, хотя ситуацию может измениться в любой момент. Любые войны начинались с мелочей и заканчивались руинами, дымом и необходимостью восстанавливать разрушенное. К сожалению, логика войны такая – разрушительная, эмоции затмевают разум.

Остается надеяться, что именно официальный Минск (именно его импульсивные действия привели к возобновлению дипломатического противостояния) еще раз все хорошо взвесит, прежде чем предпринимать шаги для обострения ситуации.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров