Олег Алкаев: Видеозапись казни Захаренко существует, я скоро ее увижу


Автор книги "Расстрельная команда" продолжает расследование похищений белорусских оппозиционеров.

По мнению Олега Алкаева, бывшего начальника минского СИЗО №1, в котором приводятся в исполнения смертные приговоры, нужно назвать имена всех, кто мешал расследованию дел об их исчезновении. Об этом он заявил в интервью Deutsche Welle.

- Зачем вы недавно посетили Беларусь, ведь это опасно для вас?

- Не хочу перепоручать свои дела другим людям. Я собрал нужную мне информацию, искал следы погибших оппозиционеров. Существует много версий, например, что их останки перезахоронили и сожгли. Одной из целей моего визита была, в частности, видеокассета с записью казни экс-министра внутренних дел Юрия Захаренко.

- Почему вы решили самостоятельно продолжить расследование?

- Я хочу подчеркнуть, что эти дела замять не удастся, потому что они не имеют срока давности. И ответственность за попустительство при расследовании такого рода преступлений также бессрочная. Напомню, что в 1999-2000 годах в Беларуси пропали политические противники Александра Лукашенко - экс-глава МВД генерал Юрий Захаренко, бывший зампредседателя Верховного совета Виктор Гончар, бизнесмен Анатолий Красовский и журналист Дмитрий Завадский. Я обращаю внимание на то, почему более 10 лет не продвигается следствие по этим делам.

Принято считать, что основная вина лежит на руководстве страны. Но нельзя исключать и ответственность работников следственного аппарата, которым материалы передавались из рук в руки, а расследование так и не сдвинулось с места. Например, почему следователь Светлана Байкова, которая первые два года вела дело об исчезновении Захаренко, зная все обстоятельства, уводила следствие в сторону?

Она искала Юрия Захаренко в Германии, где он якобы скрывался. По белорусскому телевидению даже показывали кадры дома, где "поселился" пропавший генерал. Но ведь следователь прекрасно понимала, где надо искать его тело. Вина лежит не только на ней, я назову и другие имена.

- Кого именно касается ваше расследование?

- Ответственных лиц прокуратуры, МВД и КГБ. В Беларуси только шесть Генеральных прокуроров поменялись за истекшее десятилетие, и каждый просто обязан был расследовать эти дела. Ведь каждый год все они утверждали, что следствие идет. Напомню, что в распоряжении прокуратуры более десяти лет находится рапорт начальника Главного управления криминальной милиции МВД генерала Николая Лопатика.

Он писал бывшему в то время главой МВД Владимиру Наумову о причастности к похищениям людей командира СОБРа Дмитрия Павличенко, а также секретаря Совета безопасности Виктора Шеймана. Но Наумов и Шейман сваливали друг на друга ответственность, когда рассказывали, как идет следствие, депутату Парламентской Ассамблеи Совета Европы Христосу Пургуридесу, приезжавшему в Беларусь для проведения независимого расследования.

- Какими свидетельствами располагали вы для написания книги «Расстрельная команда»?

- 14 декабря 1999 года я увидел в "Комсомольской правде" в черных рамках портреты Захаренко, Гончара и Красовского с датами их исчезновения. Вспомнил, что именно в эти дни у меня изымали расстрельный пистолет с глушителем, который использовался для исполнения смертных приговоров.

Начал собирать информацию и узнал, что Юрий Захаренко замечал за собой слежку, которую вели люди на красном BMW. Тогда такая машина была редкостью, она принадлежала главе СОБРа Дмитрию Павличенко. Я понимал, что за ним стоит кто-то еще, и думал, к кому обратиться со своими подозрениями. При этом искренне считал, что президент ничего не знает.

Во время случайной встречи рассказал обо всем Владимиру Наумову, которого вскоре назначили главой МВД. Павличенко был арестован, готовился арест бывшего секретаря Совбеза Виктора Шеймана. Но пошел обратный процесс. Все, кто вел это дело, тогдашние председатель КГБ и генпрокурор, были сняты с должностей, а меня предупредили, чтоб помалкивал.

Но потом в оппозиционные СМИ от бывших следователей прокуратуры попали копии документов по делам об исчезнувших оппозиционеров. Тогда меня разыскивали даже в отпуске, чтобы я дал опровержение. Я выехал в Германию и принял решение здесь остаться. У меня также были копии журнала учета, где были зафиксированы дни выдачи расстрельного пистолета. Теперь они находятся у Христоса Пургуридеса. Так что "Расстрельная команда" была написана по документам, моим наблюдениям и показаниям свидетелей.

- Вы упомянули о видеозаписи казни Юрия Захаренко. О ней давно ходят разговоры. Вы сами ее видели?

- Она существует, и я скоро ее увижу. Те, кто сделал копии, были не простаки. В прошлом году мне предлагали купить кассету за 250 тысяч долларов, но у меня нет таких денег.

- А вы не думали, что ваш интерес кто-то может использовать и увести по ложному следу?

- Как меня можно использовать? Я просто интересуюсь тем, чем обязаны были интересоваться следователи прокуратуры, и собираю факты для новой книги. Я мог бы обработать имеющийся материал и издать новую, хорошо читаемую книгу. Но будущему следствию по этим делам понадобятся не эмоции, а факты.

Говорят, по истечении времени трудно искать доказательства, тем более, спрятанные глубоко в земле. Но есть много свидетелей, которые знают, кто и что совершал, и они готовы отвечать на вопросы. Конечно, на условиях анонимности. Пока я многое не могу рассказывать. Мы не в игрушки играем, за преступления такого рода полагается расстрел. Ведь в Беларуси смертную казнь пока еще никто не отменил. И те, кому она может угрожать, будут защищаться всерьез.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров