Гайдукевич: Кого я посадил в тюрьму — я горжусь, что их посадил!


Гайдукевич: Кого я посадил в тюрьму — я горжусь, что их посадил!

Когда возглавит ЛДП, кто в РУВД приковывает задержанных к батарее и выложит ли компромат на Лукашенко, Еврорадио рассказывает Олег Гайдукевич.

С должности начальника печально известного среди активистов оппозиции и журналистов Фрунзенского РУВД Минска Олег Гайдукевич ушел полгода назад. И сразу занял должность заместителя председателя в партии своего отца — ЛДП. Сейчас он активнее и разговорчивее даже Сергея Гайдукевича. Что накануне президентских выборов 2015 года выглядит довольно интересно.

- Такое ощущение, что вы перехватываете инициативу у председателя партии...

- Моя сегодняшняя активность — это поручение партии. Но при этом и лидер партии много говорит, он выдвинут кандидатом в президенты. Просто наша партия омолодилась, и я — представитель этой новой волны. И в этой волне все люди при деле: предприниматели, учителя, представители власти. Для остальной оппозиции власть — это только пост президента. Все остальное их не интересует. А для нас власть — это местные советы, исполкомы, завод, коммерческое предприятие. Власть — это все, что связано с управлением и решением конкретных вопросов. И моя активность... Это еще не активность, будет еще больше! Моя цель — чтобы моя партия пришла ко власти. При этом мы — партия государственная. Мы — за сильное государство управления, мы не хотим ничего разрушать и ломать. Ситуацию ведь можно изменить только двумя путями: революцией — экономической, социальной, культурной, политической, номенклатурным переворотом, Площадью, или — через выборы. Мы — за изменения через выборы. И это сделать можно. Или вы хотели спросить, означает ли моя активность, что нынешний председатель уходит со своей должности и хочу ли я стать председателем?

Гайдукевич: Кого я посадил в тюрьму — я горжусь, что их посадил!

- Это вы сказали!

- Лидер партии не уходит, а я... У меня есть амбиции стать председателем партии. Но пока это не актуально. Сейчас наша задача — выдвинуть своего кандидата и пойти с ним на президентские выборы. А Сергей Гайдукевич — самый сильный наш кандидат. Поэтому он и выдвигается. Но амбиции у меня есть. Мне постоянно говорят: "Ушел из милиции за два года до пенсии". Да, ушел! Потому что я хочу быть не министром внутренних дел, а значительно выше. И я горжусь, что прошел такой путь в правоохранительных органах. Дмитриев как-то ляпнул, что я молодой политик. Я не молодой политик! Молодой политик — это тот, кто в своей жизни нигде не работал и не руководил даже пятью человеками. А Дмитриев не политик вовсе — он бизнесмен!


- Значит, ваши амбиции не заканчиваются на должности председателя ЛДП?

- Нет, не заканчиваются. Но выдвигаться в 35 лет, поучаствовать и поставить на своей карьере крест — мы такой ошибки не допускаем. Ну, выдвинулся Рымашевский — какой это кандидат в президенты?! Человек, который нигде не работал, партии нет, 36 лет... А как люди будут голосовать за того, у кого за спиной ничего нет? Или тот же Усс — это ведь не кандидат, а смех. А Статкевич? Чего он был на дебатах такой злой? Казалось, он сейчас вылезет из телевизора и даст тебе в лоб! Ну, кто за такого проголосует?! Реальная политика — это нечто иное. А у нас привыкли к виртуальной политике. Бородач, который живет в интернете, — он вообще делает вооруженное восстание, войско неподчинения. Где это все за окном, где люди с вилами?! Какая бы ни была ситуация в стране, мы никогда не поддержим никакую революцию, никогда не поддержим никакой бунт, никогда не поддержим никакую провокацию — никогда! События 2010 года показали: кроме крови, кроме того, что люди пострадали, — ничего там не было!

Гайдукевич: Кого я посадил в тюрьму — я горжусь, что их посадил!

- Что вас так разозлило?

- Знаете, что меня злит больше всего? Вот они себя называют "декабристами". Но почему никто из этих лидеров не позаботился о простых людях, которые пришли на Площадь? Они только о себе думали! Посидел три месяца, грант получил — ничего с ними страшного не произошло! А люди им поверили, пришли и пострадали. Нельзя было так делать, не так это все делается. Если ты не можешь обеспечить людям безопасность — не зови их. Вы думаете, мы не можем провести сейчас митинг? Можем, но не видим в этом необходимости и целесообразности. Но массовые мероприятия мы проводить будем. Мы покажем, что партия существует не только во время выборов. И уже показываем. Ну, у кого еще есть такой офис и офисы у каждой областной структуры? Ни у кого! А это означает, что за нам есть реальные люди, реальные силы...

- ... реальные деньги...

- И реальные деньги! Только это не финансирование с Востока или Запада — это количество людей. Если у вас есть тысяча людей и если каждый принесет по доллару, то у вас будет тысяча долларов на оплату аренды офиса. Нет людей — нет и офиса. Но мы выступаем за то, чтобы партии поддерживало государство. Государство должно выделять деньги на зарегистрированные политические партии — в зависимости от того, сколько она на выборах набирает процентов голосов. Как это делается в России. Даже "Яблоко", которое набрало всего 3% голосов и в парламент не прошло, но государственное финансирование получило. И 3% — это люди, интересы которых представляет эта партия. Зачем, чтобы она искала финансирование на расходы на свою деятельность где-нибудь за рубежом?

Гайдукевич: Кого я посадил в тюрьму — я горжусь, что их посадил!

- Нет ощущения, что милицейское прошлое, которым вы так гордитесь, в политике больше мешает, чем помогает — имидж ваш как политика с ароматом отделения милиции?

- Помогает! Потому что людей, благодарных мне за мою работу в органах внутренних дел, значительно больше, чем тех, кто говорит мне за это "не спасибо". Я не помню ни одного человека, которого незаслуженно привлекли к ответственности. А если он обиделся — это никак ни влияет. Я подполковник, офицер и 18 лет служил не режиму, а стране! Я всю жизнь прослужил в ОБЭП, раскрывал экономические преступления, боролся с коррупцией, возглавил самое приземленное подразделение РУВД. "Клюя" работу РУВД, вы обижаете простых милиционеров, которые за небольшую зарплату с утра до ночи горбатятся — сажают преступников. И политические мероприятия в их работе занимают 1%. Поэтому я горжусь этим фактом биографии и буду его подчеркивать.



Путин вообще служил в КГБ и стал президентом — это ему не повредило. Нет, есть факты, что кого-то милиционеры избили, кого-то обидели, но это отдельные случаи, нельзя огулом хаять всю систему. Да и сотрудников за это жестко наказывают, сроки дают.

А есть и другое: Рымашевский написал, что я приковал кандалами к батарее. Рымашевский — это очень милый молодой человек. Пришел в РУВД, улыбался, говорил: "Олег Сергеевич, как бы нам иметь нормальные отношения, чем помочь, что рассказать?" Я прочитал — удивился: пришел, кофе с чаем пил, дружить хотел, говорил: "Горжусь, что с вами, Олег Сергеевич, познакомился, нормальный человек", а вышел и написал, что я его приковал к батарее. Зачем мне его приковывать, он что — зек какой-то? Чтобы унизить? Я не такой человек.

Причем якобы я лично его приковывал! Начальник милиции — это такая фигура политическая в РУВД, которая такими вещами не занимается. У меня кабинет, приемная, люди — что я, хожу по РУВД к батареям приковываю?! У меня подчиненные есть, сотрудники. Тогда я понял, что такое политика. Каждое слово надо проверять.


- Рымашевский и говорит, что вы, скорее всего, будете все это опровергать. И как проверить?

- Помимо Рымашевского, никто реально ни на что не пожаловался. Все остальное было не более чем слова в интернете. Я когда шел в политику, знал, что меня будут этим попрекать. А чем меня больше попрекнуть, как не моим милицейским прошлым, что я кого-то привлек? Привлек — значит, правильно сделал! И мое мнение насчет этих молчаливых революций — надо еще привлечь всех, кто их организовывал! Ведь они подставили народ. Как тот Дианов — сидит за компьютером за границей, как крыса. Что ты там сидишь? Приедь, обеспечь людям безопасность, возглавляй, возьми флаг, сядь в тюрьму, а не людей подставляй. К ответственности таких! Поэтому всех, кого я привлек к ответственности, — я правильно привлек. Никаких сомнений у меня нет.

РУВД никогда не занимался политикой, поэтому по политическим причинам мы никого не привлекали. А всех, кого я посадил в тюрьму за все время, начиная с опера, я горжусь, что их посадил. Потому что это все преступники. Или люди, нарушившие закон. Должно быть верховенство закона. Ведь без сильной милиции, армии, КГБ не может быть сильного государства. Но и критиковать их надо, если есть факты. У меня в РУВД тоже было разное — увольняли, сажали сотрудников, которые нарушали закон.

- Значит, ни привлечения по политическим мотивам нет, ни политического сыска?

- Я не вижу пока этого политического сыска. Возьмите того же Санникова — на президентскую кампанию он шел не чтобы победить, а чтобы уехать. И он добился своего. Ну, какой политический сыск? Когда люди нарушают закон и их привлекают к ответственности — разве это можно назвать политическим сыском?! Но то, что есть проблемы в демократизации страны, то это действительно так. Но как это изменить? Только путем диалога. Нас упрекают, что мы сотрудничаем с властью. Сотрудничаем и будем сотрудничать. Есть хорошее, что надо поддерживать, и плохое, что надо критиковать в действиях власти.

- А как же политзаключенные?

- Мы считаем, что они виноваты в том, что подставили людей и вывели их на Площадь, но государство должно их помиловать. Ведь, находясь там, они наносят вред имиджу страны. Еще в январе 2010 года, пока все писали друг на друга в КГБ, мы заявили, что всех задержанных по делу 19 декабря необходимо отпустить — помиловать и не привлекать к ответственности. Но ответственности с них я не снимаю — из-за них люди попали под палки и пострадали.

- Начинаете избирательную кампанию с войны компроматов? После "Говори правду!" вы обещали и на других компромат выложить...

- Выложим, хотя я и против войны компроматов. Но — народ должен знать правду! Когда они рассказывали сказки и какие-то "гражданские соглашения" подписывали, мы молчали. Но когда они начали просто врать, заниматься очевидным политическим бизнесом — мы молчать не стали.


- И насколько далеко вы готовы пойти в своем выкладывании правды — о бизнесе семьи Лукашенко не расскажете?

- Если будем что-то знать — расскажем. Мы самая честная оппозиционная партия страны — все остальные лгут. Вы намекаете, что оппозицию мы будем критиковать, а власть — нет. Власть надо уважать: если мы не будем уважать сегодняшнюю власть, то не будут уважать и власть следующую. Но если есть какие-то факты, о них надо говорить. Мы и сейчас критикуем власть. Но так, как должна критиковать нормальная оппозиция. С учетом того, что власть можно сменить только путем выборов. И мы этим путем ко власти придем — или в 2015, или в 2020 году. Мы против революции, против номенклатурного переворота, против любого насилия.

- Вы амбициозный, харизматичный, с легким языком и связями в силовых структурах — почему бы вам не повторить путь командира спецназа Чавеса?

- Я против любого насилия. Как бы тяжело ни было, наша партия будет сидеть, работать и идти на выборы.

- ЛДП выступила в поддержку белорусского языка — когда сами на нем будете говорить или будете поднимать вопрос насчет национальной символики?

- Насчет национальной символики поднимать вопрос мы не будем, потому что он очень сложный. Я с уважением отношусь к национальной символике, но не обидим ли мы такой заменой тех людей, которым сегодняшняя символика нравится? Если людям захотят провести по этому вопросу референдум — мы поддержим. Что до языка, то я постоянно совершенствую свое владение белорусским языком. И обещаю, что буду стараться использовать его как можно чаще. Так как политик, не владеющий белорусским языком, не может быть политиком в нашей стране. То же касается и чиновников. Моя старшая дочь значительно лучше знает "мову", я все для этого сделал, и постоянно разговариваю с ней по-белорусски.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров