Глобальное потепление развивается по неожиданному сценарию

Алёна Яско, "Народная газета"

Не заметить, что с погодой происходит что-то непонятное, в последние годы невозможно. Действительно ли климат меняется и как именно?

Чем грозит человечеству таяние ледников и можем ли мы повлиять на глобальные процессы, происходящие на нашей планете? Оказывается, парниковые газы могут быть не единственным фактором роста глобальной температуры. Такую гипотезу высказал академик, главный научный сотрудник Института природопользования НАН Беларуси Владимир Логинов. Что же в таком случае стало катализатором больших перемен?


“Парник” ни при чем?

Позиция Межгосударственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) ООН, согласованная с национальными академиями наук стран “Большой восьмерки”, заключается в том, что средняя температура на Земле повысилась на 0,7 °C со времени начала промышленной революции (со второй половины XVIII века) и что б€ольшая доля потепления, наблюдавшегося в последние пятьдесят лет, вызвана деятельностью человека, в первую очередь выбросом газов, вызывающих парниковый эффект: углекислого газа (CO2) и метана (CH4). Как пояснил академик Владимир Логинов, в связи с этим и был принят Киотский протокол, который в упрощенном виде сводится к следующему: мировое сообщество договорилось вести борьбу с потеплением климата, снижая выбросы парниковых газов.

— Однако насколько достаточна аргументация, что именно парниковые газы являются главным фактором, влияющим на потепление климата? — задается вопросом ученый. — Если в последние тридцать лет потепление климата было “зимнего” типа, то есть зимы становились более теплыми, то сейчас мы наблюдаем потепление “летнего” типа: именно в летние месяцы аномалии температуры становятся соизмеримыми или выше зимних. Объяснить это явление влиянием парниковых газов невозможно — если исходить из теории климата, то потепление должно быть более выраженным зимой. Но, как мы видим, в последнее время зимы опять становятся холодными. Значит, возможно, не тот фактор, с которым мы боремся, является основной причиной глобального потепления.

Как показывают наблюдения, содержание парниковых газов в атмосфере, несмотря на принятие Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН по изменению климата, растет. Даже среди европейских стран только пять-шесть выполняют условия Киотского протокола. Беларусь, Россия и Казахстан эти условия выполняют. Наша страна, правда, благодаря тому, что мы перешли на новый тип энергоносителей. Если в 1970 году природный газ в энергетике нашей страны занимал 30 процентов, то сейчас — более 90 процентов.

Однако такие гиганты, как Китай и Индия, не сбавляют оборотов. Им необходимо развивать экономику, поэтому сжигание органического топлива в этих странах будет увеличиваться и дальше.

Борьба с потеплением климата имеет очень сильную политическую подоплеку, считает академик. За снижение выбросов парниковых газов выступают прежде всего Евросоюз и Япония, у которых мало нефти, газа и угля. Очевидно, что они заинтересованы во внедрении более современных технологий и введении ограничений выбросов углекислого газа в атмосферу. В этой сфере крутятся очень серьезные деньги. Владимир Логинов приводит красноречивую цифру: по расчетам ученых, необходимо 18 триллионов долларов, чтобы содержание углекислого газа в атмосфере не превысило 0,045 процента (сейчас этот показатель равен 0,039 процента).

Получается, бороться с глобальным потеплением, снижая выбросы парниковых газов, бессмысленно?

То, что мировое сообщество выбрало путь борьбы с глобальным потеплением через снижение выбросов парниковых газов — правильный шаг, — считает ученый. — Парниковые газы являются одним из факторов изменения климата.


Стоп, машина!

А что, между тем, происходит с климатом? Наблюдения ученых показывают, что глобальная мировая температура остается самой высокой за последние 150 лет. Однако в последние 10—15 лет температура не растет, а остается на одном и том же, хотя и самом высоком, уровне.

— Мы находимся на наивысшей ступеньке за историю инструментальных наблюдений, но сейчас температура остановилась в своем росте, — объясняет академик. — Как будет развиваться ситуация с глобальной температурой в ближайшие сто лет? По существующим сценариям предполагается, что следующую четверть века климат станет теплее на один градус, а к концу столетия — на три градуса. Повышение на один градус соответствует движению климатической зоны на 150—200 километров. Если произойдет повышение глобальной температуры на три градуса, то в Минске будет такая же среднегодовая температура, как сейчас в Киеве.

Однако есть один фактор, который может перечеркнуть все предполагаемые прогнозы. И, к сожалению, от человека он не зависит. Зато, как показывают исследования, может быть одной из причин “торможения” потепления. И этот главный фактор — масштабные извержения вулканов. В качестве примера ученый приводит крупнейшие извержения Пинатубо на Филиппинах и Эль-Чичон в Мексике.


Лед тронулся...

Столько разговоров о глобальном потеплении, а зимы почему-то становятся холоднее... В чем же дело?

— Физически повышение глобальной температуры приводит к таянию льдов в арктических областях и распреснению воды в Атлантике, — объясняет Владимир Логинов. — В результате ослабления конвекции воды и замедления течений системы Гольфстрим зимы в Европе становятся более суровыми. Не исключено, что возврат холодных зим в Беларуси в последние годы связан именно с этим.

Однако ученый призывает не драматизировать ситуацию. Объективное сравнение температур показывает, что зима 2010 года, одна из самых холодных в последнее время, не вошла даже в двадцатку наиболее суровых зим за историю метеонаблюдений. Большинство белорусов просто не помнят действительно холодные зимы, к примеру, 1939—1940, 1941—1942 годов, когда средняя температура зимы составляла минус 10,7 °C.

Если распреснение вод в Атлантике продолжится, суровые зимы могут вернуться, — отмечает академик. — Этот вариант возможен, так как в Арктике интенсивно тают льды. В то же время это может быть обусловлено многолетними циклическими изменениями климата. К примеру, в 1930-х — начале 1940-х Арктика была практически такой же теплой, как сейчас, хотя в то время выбросов углекислого газа было значительно меньше. Существует 60—70-летний цикл потеплений и похолоданий в полярных областях, и он никак не связан с человеческой деятельностью.

Как же нам адаптироваться к этим непредсказуемым изменениям климата, ведь извержение вулкана, циклическое потепление или похолодание способны перечеркнуть все долгосрочные прогнозы ученых?

— В связи с неопределенностью существующих знаний необходимо рассматривать различные сценарии изменения климата, а не только глобальное потепление, — подводит итог Владимир Логинов. — Если процесс пойдет в другом направлении, то обсуждаемый сценарий потепления климата может и не реализоваться. Лучше не класть все яйца в одну корзину и заранее просчитывать другие варианты развития событий, чтобы быть готовыми и к похолоданию климата.

Новости по теме

Новости других СМИ