Евгений Ясин: Сокращение поставок нефти и проблемы с молоком — это только начало

Змитер Лукашук, Еврорадио

Почему конфликт с "Уралкалием" — вызов Путину и как на него отреагирует российский глава, рассуждает бывший министр экономики России Евгений Ясин.

- С точки зрения экономиста, конфликт между "Беларуськалием" и "Уралкалием", задержание в Минске гендиректора Владислава Баумгертнера — это "спор двух хозяйственных субъектов" или нечто большее?

- На мой взгляд, этот конфликт вообще ничего экономического не содержит. Точнее — подоплека у него экономическая, так как для Беларуси, насколько я понимаю, эти операции с калием крайне важны. Но методы, которыми пытаются отстаивать свои интересы, ни в какие ворота не лезут. Поэтому, в результате, были приняты чисто политические шаги. И исходили они даже не из экономического положения Беларуси, а из того, как выглядит политический имидж вашего президента. В результате это все вылилось в международный скандал только потому, что сам подход характеризует деспотический метод управления и больше ничего. Если же говорить, что это прикрывается экономическими мотивами, то это ведь у нас в традиции! И вы, и мы так делаем: если надо избавиться от политического конкурента — объявляют, что он что-то украл. Сразу вокруг этого много разговоров с привлечением налоговой службы — налоговая служба всегда что-то найдет. Но во взаимоотношениях между двумя странами это невозможно представить. Даже сложно себе представить, что что-то такого рода могло бы произойти между двумя нормальными странами. Но у нас оба государства с не вполне нормальными, сформировавшимися "вкусами". Правда, поскольку вы своего держите дольше, то у него понимание того, что он может зайти дальше, чем другие, по-видимому, зашло дальше, чем у нашего (президента. — прим. Еврорадио).

- Сложно себе представить гендиректора "Уралкалия" Владислава Баумгертнера политическим конкурентом Александра Лукашенко...

- Нет, конечно! Но в данном случае это удобно: хватаете Баумгертнера, а за ним стоит Путин! И ему словно говорят: с твоими директорами будут поступать так же! А как иначе это себе представить? Приехал генеральный директор, его пригласили на переговоры, он ведет разговор с премьер-министром, а после этого его арестовывают — ну что это такое?! Это означается, что наши лидеры могут себе позволить ссылаться на экономические мотивы в вещах, которые никакого отношения к этому не имеют. Это очень плохо, очень.

- Если этот удар направлен на Путина, то какие цели он может преследовать?

- В том и штука, что никакие! Там чистые эмоции — Александр Григорьевич зарвался. Вот и все. Если бы там были какие-то разумные вещи — можно было бы о чем-то что-то говорить. Но если бы они были разумными, то они бы не были такими, как мы имеем сейчас.

- На ваш взгляд, никакой попытки рейдерского захвата "Беларуськалия" не было?

- Не было. А какой такой рейдерский захват? Есть предложение России: этот ваш "Беларускалий" самостоятельно работать не может, не может работать чисто экономически, так давайте организуем концерн. Это будет серьезная компания, международный концерн, он будет работать более эффективно и вы будете получать свое. Но так сделать, чтобы, используя наши политические системы, установить такие цены, которые устраивают вас и удовлетворят нас, чтобы вы зарабатывали не потому, что вы получаете свою долю, а потому, что через цены или какие-то нормативы получаются ваши мнимые доходы — мы не можем. И не хотим.

Скажу честно: я в деталях взаимоотношений этих двух компаний не разбирался. Но если даже там есть признаки экономического рейдерского захвата, то я себе не представляю Баумгертнера в роли Аля Капоне. Если это и попытка, то она не первая — были такие же разговоры насчет железной дороги и так далее.

- Эксперты утверждают, что новому белорусско-украинскому конфликту Путин не уделит много внимания — его больше волнуют Украина, Сирия...

- Те, кто так говорит, — они не знают Путина. Путина меньше привлекают большие стратегические проблемы, но он не упускает возможности разобраться в такого рода проблемах, где, и это особенно, затрагивается его престиж. Так что — на этот счет не следует заблуждаться. И поэтому я говорю: Александр Григорьевич зарвался! Это решение явно было принято на эмоциях, он не подумал как следует — кажется, он вообще не слушает того, кто и что ему говорит. Он принял решение: "Я буду делать все, что хочу!". Но теперь очень сильная потеря престижа идет у него! Так что — думайте.

- Приглашение приехать в Минск получил не только Баумгертнер, но и трое других высокопоставленных российских чиновников — могли ли их задержать вместе с гендиректором "Уралкалия"?

- Может быть и нет. Может быть, его гордость была бы удовлетворена, если бы приехали все вместе. Но они не смогли или не захотели. Сначала я подозревал, что они что-то знали, а Баумгертнеру не сказали. Окончательно это я и сейчас не исключаю, но все же — это маловероятно. А зачем всем ехать, если такие переговоры — я не понимаю!

- Уже сейчас акции и "Беларуськалия", и "Уралкалия" снизились в цене — как дальше будет развиваться экономическая ситуация на этих предприятиях?

- Я бы сегодня поменял руководство — везде. Правда, смена руководства только в компании — в случае с Беларусью этого недостаточно. Но в любом случае поставил бы другого человека, и были бы приняты определенные регламенты относительно того, каким образом ведутся переговоры. Но капитально можно поднять акции, и то — не скоро, только в том случае, если будет полная смена на самом верху. Это невозможно, но в таком случае необходимо убедить всех, что они больше вмешиваться в эти дела не будут. Ну, вот наш не вмешивается — и не вмешивается. Хотя, может быть, каждый день занимается "делом Александра Григорьевича" — а это без сомнений его дело.

- Белорусский экономист Ярослав Романчук подсчитал, что из-за калийного конфликта белорусский бюджет будет терять от 1 до 1,5 миллиарда долларов в год определенное время — вы с ним согласны?

- Такое вполне возможно. За то, что ваш правитель позволяет себе руководствоваться эмоциями вместо разума, — за это надо платить. К этому все дело шло. Давно.

- Уже заявлено о снижении поставок нефти в следующем квартале, у Роспотребнадзора вдруг появились претензии к белорусским молочным продуктам — этим реакция Кремля ограничится или будет продолжение?

- Думаю, что это только начало — это не адекватный ответ. Это просто дает белорусской стороне информацию о том, что российская стороны может делать дальше, что она не будет мириться с такими действиями. Как оно пойдет дальше, я не могу сказать. Но пора уже остановиться и подумать, как и что делать дальше. Я бы на месте Лукашенко позвал советников разбираться и сам не лез ни во что. Даже, возможно, вы не понимаете — какое это оскорбление для Беларуси! Это демонстрация того, что деловые отношения с руководством Беларуси иметь нельзя. И только Россия, которой нужна Беларусь, которая хочет налаживания отношений через Таможенный союз и так далее, она такие шаги предпринимает.

Новости по теме

Новости других СМИ