Янычары

Светлана Калинкина, "Народная Воля"

В Беларуси был свой Майдан – в декабре 2010 года. Этот тезис после украинских событий объединил, казалось бы, непримиримых – например, Станислава Шушкевича и Александра Лукашенко.

А вот я считаю, что вывод из событий 2010 года сделан совершенно неверный. Потому что, на мой взгляд, у нас был не Майдан, у нас был Донецк.

Все, что произошло после последних президентских выборов еще свежо, еще не забыто, однако напомню контекст.

Это были выборы, которые вполне могли примирить Лукашенко с Западом. Напуганный войной в Грузии, Запад на многое готов был закрыть глаза, многое простить. Европейцы просто открытым текстом говорили, что Лукашенко им неприятен, но они признают его в качестве партнера. Да, диктатор, да узурпатор, да политзаключенные, но если пройдут нормальные выборы и народ выберет Лукашенко, то так тому и быть. Потому что экспортом демократии в нашу страну, созданием сильного оппозиционного лидера никто заниматься не намерен.

В общем, все шло к тому, что по итогам выборов перед Лукашенко будет открыто окно в Европу. И при этом все понимали, что выборы не будут идеальными - честными, свободными, демократичными, с равным доступом кандидатов к СМИ, к избирательным комиссиям, к наблюдению. Этого и не ждали, и не требовали. Минску главное было продемонстрировать хоть маленький, но прогресс, хотя бы движение к лучшему.

И мы демонстрировали.

Лукашенко, конечно же, считал особенно важным подтвердить единственность и незаменимость своей персоны. Выборы призваны были продемонстрировать, что в Беларуси есть только один лидер, остальные – статистическая погрешность, плохо рассматриваемая даже в микроскоп. Для этого от оппозиционного фланга в игру ввели десяток кандидатов, разрывающих протестный электорат на мелкие клочки. Зарегистрировали даже тех, кто на это и не надеялся, кто серьезно даже не собирал подписи за свое выдвижение.


Атмосфера выборов была небывалой. Пикеты на центральных улицах, митинги, дебаты в прямом эфире…. Причем, на этот раз никто из активистов предвыборных штабов не ругался матом, не писался в общественных местах, не кидался на неизвестных прохожих, -- изоляторы пустовали. Разве не чудо?..

В Минск после долгого перерыва вновь стали ездить высокие западные гости. Они хвалили нас за то, как проходят выборы, они видели положительные сдвиги, они раздавали авансы. Прямым текстом говорилось, что если дальше так пойдет, то отношения будут разморожены, и из Европы в Беларусь пойдут деньги. Большие деньги!

Оппозиция от всего этого только тихо скулила, потому что Европа действительно готова была предать собственные демократические идеалы. Все свидетельствовало о том, что Брюссель и Минск договорились о сценарии, устраивающем всех.

Был, правда, вопрос с Россией. Из Москвы, конечно, звучали речи о том, что снятие белорусско-европейской блокады пойдет на пользу братской республике, но всем ведь понятно, сколько в таких речах искренности. Держать за горло союзника и разжать тиски из чувства сострадания – это не по-братски (конечно, в понимании братства государством Российская Федерация).

В самом начале кампании тревожный момент неопределенности в этом смысле был, видимо, и для самого Александра Лукашенко. Вспомните регистрацию кандидатов в президенты. Лукашенко всегда подавал документы на регистрацию одним из первых, а тут тянул до последнег и просто не появился в ЦИК. Уже потом, постфактум, Лидия Ермошина рассказала, что кандидат с фамилией Лукашенко в избирательных бюллетенях будет, потому что документы, попав в Центризбирком какими-то тайными ходами, принес руководитель предвыборного штаба Радьков.

Я думаю, Лукашенко до последнего не был уверен в том, что на выборах не появится кандидат Кремля. И потому выжидал. Впрочем, утверждать не берусь, не знаю.

Как бы то ни было, кандидат Кремля не появился, во время предвыборной кампании мы пережили (для белорусских условий) просто разгул демократии, а потом все рухнуло. Нелогично, неожиданно, даже с какой-то истерикой и остервенением в последний день избирательной кампании зачем-то были разбиты в пух и прах надежды власти на международное признание выборов, на то, что для Беларуси откроется западный коридор, на то, что от Лукашенко, как от чумного, не будут шарахаться даже ближайшие соседи…

МИД был в шоке, ЦИК был в шоке, Администрация президента. От чиновников, которые весь период оттепели вели переговоры с Западом, кроме матов невозможно было добиться никаких комментариев. Они просто НЕ ОЖИДАЛИ такого финала выборов. Они не могли ничего объяснить.

Лукашенко говорит, что лично отдал команду на жесткий разгон акции протеста. Очень может быть, что так оно и было. Потому что та река людей, которая шла по проспекту с лозунгами "Саша, уходи!" - это, видимо, и есть его самый страшный кошмар. Увидел наяву - и сдали нервы. Но я бы поставила вопрос по-другому: кто отдавал команду принести к Дому правительства ломы, древки от лопат и т.п., чтобы у митингующих были подручные инструменты для битья дверей и стекол? Почему этих людей не оказалось на скамье подсудимых, почему мы не знаем, кто эти люди?

Кто дал команду подпустить митингующих к Дому правительства, хотя ни к одному правительственному зданию никогда милиция не позволяет подойти вплотную, выставляя цепь оцепления?

Лукашенко лично отдавал такую команду – подпустить к правительственным зданиям людей и заготовить для них ломы?

Многие в оппозиции считают, что именно так и было: власть задумала провокацию и осуществила ее для того, чтобы иметь повод расправиться жэстачайшэ, зачистить всех и вся.

Но, во-первых, нашей власти для этого особого повода не надо. И уж тем более не надо было дожидаться последнег дня президентских выборов.

Во-вторых, было совершенно незачем и даже опасно выпускать на волю джин вольнодумства, если планировалось сразу после выборов всех лидеров оппозиции посадить, а по тем, кого не посадили, пройтись катком.

В-третьих, незачем было даже напрягаться на европейском направлении, если вынашивались планы все раздолбать и раскурочить.

Вот и получается, что произошедшее больше похоже не на Майдан (в смысле - народный бунт), а именно на Донецк (в смысле - своя игра силовиков). Вот только, в отличие от Донецка, кукловодам не надо было организовывать и свозить в Минск своих митингующих. Ведь и так все знали, что акция оппозиции будет. Вряд ли кто-то ожидал, что людей придет так много, но то, что они придут, не понимать было невозможно.

Другое дело, что сначала это была абсолютно мирная акция. И если освежить память, посмотрев видео того дня, то на всем маршруте шествия, до площади Независимости, можно видеть спокойных, улыбающихся, воодушевленных людей. А потом, на площади, случилось что-то странное, и даже выступавшие с трибуны не сразу поняли – что именно произошло.

Суды прошли, сотни людей, участвовавших в тех событиях, были допрошены, но по-прежнему нет ответа на вопрос, кто конкретно начал бить стекла? Это потом уже разные люди побежали к Дому правительства. Кто-то тоже саданул по стеклу, а кто-то, наоборот, вынимал осколки из проема, чтобы не дай Бог все это не рухнуло и не покалечило. Но это сработал эффект толпы. Однако нет ответа на вопрос, кто и почему ударил по стеклам первым? Кто завел толпу?

Лукашенко делает вид, что в тех событиях для него все ясно и однозначно, но все-таки он знает только то, что ему докладывал КГБ. Тогдашнего шефа КГБ Вадима Зайцева, напомню, он вскоре уволил. Как и министра внутренних дел. Как и командующего внутренними войсками. Как и командира "Алмаза", и главу Совбеза, и главу контрразведки… Это банальные кадровые ротации или пресловутая подозрительность?

В любом случае, такая череда отставок ключевых фигур силового блока все-таки не может быть случайностью, совпадением. Вот только на главный вопрос - "Кому выгодно?" - Лукашенко так и не ответил.

Кому было выгодно, чтобы все его надежды на оттепель в отношениях с Западом не сбылись? Западу?.. Ну-ну… Особенно если оценивать ситуацию с учетом уже имеющегося украинского опыта, где запад до последнего пытался ничего не предпринимать и примирить оппозицию с властью. Зато силовики в Украине сначала без дай-причины разогнали студенческий Майдан, закрыв Януковичу любые поползновения в сторону Запада, потом убивали людей, потом бежали, быстро предали Родину, быстро получили российские паспорта. Касательно ситуации в восточных регионах уже открыто говорится, что там именно силовики поддерживают сепаратистов и потакают им. Уже открыто говорится и про то, что при Януковиче Украина стала проходным двором для российских спецслужб и первые лица силовиков – первые лица! – имели российское гражданство и работали на Россию.

У нас такого не было и не будет?

Не знаю, не знаю… Особенно если вспомнить, кто у нас занимает должности не теоретиков, а практиков по созданию конфликтных ситуаций и их разрешению.

Командующий внутренними войсками – Юрий Хаджимуратович Караев.

Командир "Алмаза" - Виктор Борнафович Зураев.

Командир пресловутой части 3214, спецназа, – Халабек Бахтибетович Атабеков

Пост начальника группы "А" Комитета госбезопасности, то есть командира "Альфы", на данный момент вакантен, но если будет назначен еще один осетин для полного "боекомплекта", это никого не удивит.

Случайность? В Беларуси нет белорусов, чтобы занимать такие посты? Обязательно нужны янычары?

Они не захотели служить своей Родине или они ей служат? Что для них Родина? Где их Родина? Приказ какой Родины они выполнят в критический момент? Вопросов много. И Лукашенко уж точно не знает на них ответов.

Новости по теме

Новости других СМИ