Лукашенко предупредил, что будет, если в Беларусь "придет Путин"

Александр Класковский, Naviny.by

Александр Лукашенко дал главе КГБ указание "подходить как к диверсантам" к тем людям, которые раздувают тему мифического притеснения русскоязычных в Беларуси.

Телекамера показала крупным планом: опущенные глаза, поджатые губы — лицо российского посла Александра Сурикова, которого президент Беларуси попросил не обижаться за откровенность.

22 апреля в присутствии зарубежных дипломатов, парламентариев, высоких чиновников белорусский официальный лидер выступил в Овальном зале Дома правительства с ежегодным посланием народу и Национальному собранию. Как это часто бывает у Лукашенко, самые важные вещи прозвучали не в каноническом тексте, написанном людьми из Администрации и Совмина, а экспромтом.

Порой глава государства демонстративно дистанцировался от политкорректных и показательно-прогрессивных тезисов, сформулированных подчиненными, а в одном случае сделал и вовсе анекдотичную ремарку: мол, вот с этим своим заявлением я не совсем согласен.


"Я никогда не был туалетной бумагой"

На всем протяжении речи оратору пришлось лавировать между дипломатичностью и стремлением показать себя сильным независимым лидером, а не чьей-то (догадайтесь с трех раз, чьей именно) марионеткой.

Да, осторожность перед лицом восточного союзника (который, как было деликатно замечено, сегодня "пытается встать в свой исторический рост") вынуждала белорусского руководителя твердить о союзнической верности, повторять как заклинание, что "мы будем с Россией", а также высмеивать популярные ныне разговоры об имперской опасности со стороны Москвы для Беларуси.

Но в этом же контексте Лукашенко вдруг грубовато, неполиткорректно, однако весьма образно заявил: "Я никогда не был туалетной бумагой, с кем бы ни имел дело". И пообещал, что Беларусь даст отпор любому захватчику: "Откуда бы кто-то ни пришел, мы будем за свою страну сражаться". А для пущей убедительности добавил: "Если завтра сюда придет Путин, неизвестно, на чьей стороне будут воевать русские. А я знаю, на чьей! Поэтому не надо нас пугать Путиным…".

Вот так: сначала было с бравадой заявлено, что глава государства выгоняет "пинком за дверь" сеятелей панических слухов о русской угрозе, а потом выяснилось, что на самом деле Лукашенко держит в уме всякие варианты действий встающей "в полный исторический рост" России. Ведь черт его знает, как там в Кремле завтра определят пределы этого роста! Пару месяцев назад и в аннексию Крыма мало кто верил.


Власть почуяла "шестую колонну"

Взятый Кремлем на вооружение (в буквальном смысле!) лозунг защиты русскоязычных, ответственности за их самочувствие в пределах некоего не очерченного международным правом "русского мира" наверняка напрягает белорусское руководство.

Поэтому Лукашенко в своем выступлении 22 апреля, во-первых, отверг монополию России на русский язык, а во-вторых, де-факто ориентировал спецслужбы на жесткий подход к местным любителям стенаний о притеснении русскоязычных.

Это выглядит как предупредительный сигнал проповедникам идей в духе неозападнорусизма, по сути, отрицающим национальную самобытность белорусов (из чего вытекает, что независимость Беларуси — лишь досадное историческое недоразумение). Если раньше такие проповеди могли показаться просто маргинальной экзотикой, то завтра вполне могут стать идеологической базой для ввода сюда зеленых человечков.

Во всяком случае, не секрет, что Москва делает ставку на укрепление пророссийских организаций как элемента "мягкой силы" в так называемом ближнем зарубежье. Белорусские власти и прежде не особо к ним благоволили, теперь же обозначили готовность поставить здесь еще более строгие рамки. Показательно также, что Лукашенко признал: государство "слишком осторожно" поддерживает белорусский язык.

Таким образом, власти, похоже, почуяли опасность "шестой колонны". Впрочем, это вовсе не означает, что станет легче дышать традиционной "пятой колонне" — национально ориентированной и проевропейской оппозиции.


Реформы противоречат природе системы

На всю нынешнюю речь Лукашенко в Овальном зале наложили глубокий отпечаток события на Украине и вокруг нее.

Аналитики отмечают, что на волне украинских событий белорусский официальный лидер фактически начал президентскую кампанию 2015 года. Ее главными лозунгами могут стать защита независимости, наведение порядка и борьба с коррупцией.

Лукашенко наверняка знаком с данными социологов, которые показывают, что большинство белорусов, впечатленных Майданом и его последствиями, выступают против насильственного, кровавого пути перемен. И бессменный президент пользуется этим настроем, чтобы освежить свой имидж строгого, но справедливого и мудрого хозяина синеокой республики, хранящего в ней мир и согласие.

Белорусский руководитель и раньше признавал, что Майдан во многом был спровоцирован поведением зарвавшейся, коррумпированной украинской власти. Потому так пространно и с наслаждением Лукашенко говорил ныне на свою излюбленную тему искоренения коррупции, сулил страшные кары ворюгам-чиновникам.

Также было заявлено, что "всякий, кто призывает к бунту, — это враг не только власти, президента, а это враг нашей страны, нашего народа, единства страны, а следовательно, и независимости Беларуси. Такой радикализм будет подавлен изначально".

Иначе говоря, оппозиции послан мощный сигнал, что Площадь-2015 лучше не затевать. Оппоненты режима, и без того ослабленные разгромом Площади-2010, в результате драматичного развития украинского сюжета оказались в еще более неблагодарной ситуации: на выборах, как они уверены, голоса не считаются, звать же народ на улицу — себе дороже.

При этом Лукашенко, глядя на Украину, понимает, что одного запугивания мало, по идее надо все же стравливать пар общественного недовольства. Отсюда заявление, что "власть готова к постепенной, продиктованной жизнью эволюции".

Прозвучал и вполне прогрессивный тезис о необходимости разномыслия, общественного диалога: "Нам не нужно серое общество, покорное и равнодушное ко всему. Такое общество без ценностей, без корней, без веры в себя легко станет добычей враждебных сил, как внутренних, так и внешних. Нам нужна живая страна с разнообразием идей и мнений, с активной позицией всех ее граждан".

Однако эти рассуждения перечеркивались репликами-экспромтами типа "мы держим под контролем эти НПО бандитские, вражеские, и пятую колонну", в которых отражалось, судя по всему, более искреннее отношение к внутренним оппонентам, носителям свободомыслия.

Политолог Алесь Логвинец в комментарии для Naviny.by высказал мнение, что к реальному развитию диалога в обществе, эволюции общественно-политической системы Лукашенко не готов, так как это "противоречит природе его власти".

Что касается экономических тезисов послания, то, по мнению Логвинца, намерения официального лидера ограничиваются желанием "совершенствовать ту экономическую систему, которую он построил".

"До президентских выборов 2015 года экономических реформ в Беларуси ожидать в принципе не приходится", — заявил в комментарии для Naviny.by директор по исследованиям "Либерального клуба" (Минск) Евгений Прейгерман.

Собеседник не исключает, что власти, если их прижмет, могут "продемонстрировать некие телодвижения" в этой сфере после 2015 года, но не верит, что все это сложится в систему глубоких преобразований.


Москва держит на игле

Да, Лукашенко абсолютно резонно говорит, что лучшей гарантией от общественных потрясений является здоровая, крепкая экономика: "Будут работать мало-мальски предприятия, нам не страшен никакой враг, никакие танки, никакие самолеты".

Но в том-то и проблема, что белорусская экономика сегодня держится на плаву в первую очередь благодаря мощной российской подпитке. Стоит Владимиру Путину всерьез разозлиться, закрутить краник — и Беларусь у его ног.

Правда, Путин этого не делает, потому что здесь все сложнее, Москва ведь тоже нуждается в союзнике, а подпитка энергоресурсами, финансами — это "интеграционный ресурс" Кремля, отмечает Прейгерман.

Другое дело, что такая однобокая интеграция с сырьевым государством не решает проблем экономического прогресса Беларуси. И потом, "в долгосрочной перспективе возможность маневра для Лукашенко сужается", подчеркивает собеседник Naviny.by.

Таким образом, катастрофическая зависимость от российской ресурсной подпитки объективно ограничивает, причем все более жестко, самостоятельность Лукашенко при всей его эффектной риторике на тему защиты независимости.

Для укрепления ее гарантий нужно раскрепостить общество как экономически, так и политически. Однако в этом плане нынешний президент не может переступить через себя.

А значит, судьба белорусской независимости завязана де-факто на одну персону. Ее властолюбие общеизвестно, но жизненный ресурс не бесконечен. И потому будущее придавленной авторитаризмом, однобоко ориентированной на восток Беларуси — под угрозой.

Новости по теме

Новости других СМИ