Минск — Москва: отношения снова отравлены газом. И не только

Александр Класковский, naviny.by

«Теперь наши отношения с Россией надолго будут отравлены газом», — пророчески заявил Александр Лукашенко во время газовой войны 2004 года. Сегодня эти отношения отравлены и газом, и нефтью, и молоком (ставит препоны Россельхознадзор), и авиабазой (точнее, отказом разместить ее в Беларуси).

Вечером 14 июля белорусский официальный лидер в вип-ложе снисходительно улыбался анекдотам про себя и Владимира Путина, которые травил со сцены «Славянского базара в Витебске» Максим Галкин. Чуть ранее в речи на открытии фестиваля Александр Лукашенко ритуально упомянул о трех братских странах — Беларуси, России и Украине.

На самом деле в этом славянском треугольнике ныне разыгрываются многослойные коллизии. В частности, сокращение поставок российской нефти в Беларусь (примерно на 40% с начала июля), в свою очередь, может затруднить поставки нефтепродуктов из Беларуси в Украину.


Удар по белорусской казне

Как раз в день открытия витебского фестиваля украинский ресурс OilNews сообщил, что белорусские производители приостановили поставки топлива на экспорт по спотовым и долгосрочным контрактам как в Украину, так и по другим направлениям. Источник ресурса заявил, что «это связано с безрезультативностью прошедших накануне белорусско-российских переговоров касательно цены на газ и погашения долга перед РФ».

Позднее OilNews написал, что белорусские заводы после сведения балансов возобновили поставки дизельного топлива и бензина на украинский рынок. Директор тамошней консалтинговой группы «А-95» Сергей Куюн в интервью БелаПАН высказал мнение, что Минск в любом случае продолжит поставки автомобильного топлива Украине, так как этот рынок «остается для Беларуси самым ликвидным».

Но если сполна поставят украинцам, то придется недодать кому-то так. Из воздуха ведь бензин и солярку не сделаешь. Несомненно то, что суровая нефтяная диета, на которую Минск посажен по причине недоплаты за газ, в целом подкашивает белорусский экспорт нефтепродуктов. Это удар по казне, причем в момент экономического кризиса.


Москва идет на принцип?

Переговоры же двух премьеров — Андрея Кобякова и Дмитрия Медведева 12 июля в Москве действительно оказались безрезультатными (эвфемизм звучит так: условились провести «углубленные консультации»).

Правда, 15 июля пресс-служба белорусского правительства сообщила, что на переговорах руководства концерна «Белнефтехим» и Минэнерго России согласованы графики поставок российской нефти в Беларусь на этот месяц. Однако речь идет лишь о текущем месяце и про объемы ничего не говорится.

Похоже, что Москва намерена дожимать белорусскую сторону, добиваться уплаты газового долга, который пошел уже на третью сотню миллионов долларов. С другой стороны, очевидно, что упорствует и Лукашенко, с чьего молчаливого согласия белорусские «крепкие хозяйственники» с начала года платят за тысячу кубометров российского газа по 73 доллара вместо 132, объявив последнюю цифру несправедливой.

Таким образом Минск пытается сбить цену газа. Чтобы, в частности, легче было уходить от перекрестного субсидирования при оплате жилищно-коммунальных услуг, ликвидации которого, в свою очередь, требуют международные кредиторы. Кредиты нужны, но не хочется при этом чересчур взвинчивать коммуналку для населения. Дешевый газ уменьшил бы эти болезненные ножницы.

Но это ваши проблемы, считают в Москве. Есть межправительственное соглашение 2011 года о формуле цены газа для Беларуси (с привязкой к цене для Ямало-Ненецкого автономного округа РФ плюс расходы на транспортировку и еще кое-какие издержки), вот и будьте добры выполнять.

Российских руководителей дергает, возможно, не столько сумма задолженности, сколько сам прецедент волюнтаристского установления клиентом «справедливой» цены. В Москве полагают: дурной пример заразителен, этак все потребители станут себя вести подобным образом (по выражению российского политолога Андрея Суздальцева, откроется ящик Пандоры), если наглость не пресечь на корню.

У Минска же свой взгляд на двусторонние договоренности. «Российская сторона считает, что есть цена Ямала. Мы считаем, что с 1 января 2015 года должны действовать рыночные равнодоходные цены», — невозмутимо заявил в мае министр энергетики Владимир Потупчик.

Действительно, в России давно собирались перейти к равнодоходным ценам на газ. Это, вероятно, грело белорусских начальников, когда они подписывали соглашения о евразийской интеграции. Но к таким ценам оказались не готовы российские потребители, и процесс застопорился, сроки все переносят и переносят.


В договорах черт ногу сломит

И вообще Евразийский экономический союз получился явно сырым, недоделанным. Многочисленные изъятия и ограничения стали притчей во языцах. Особенно огорчает белорусскую сторону, для которой «братская интеграция» изначально сводилась в основном к энергетическому гранту, что сейчас создание единого рынка энергоносителей в ЕАЭС отодвинуто аж на 2025 год.

В итоге экономический союз формально провозглашен, а на деле продолжают царить квоты да лимиты в духе советского Госплана. Вот Россия должна поставить нам за год 24 млн тонн нефти; мы, в свою очередь, обязаны поставить восточной соседке миллион тонн бензина. И как раз недопоставка бензина наряду с недоплатой за газ стала для Москвы мотивом урезать поставки нефти. Белорусский же вице-премьер Владимир Семашко еще в феврале объяснил, что поставлять бензин в Россию сейчас невыгодно и что соглашение о создании ЕАЭС дает-де белорусской стороне право не осуществлять поставки себе в убыток.

В итоге, во-первых, напрашивается вывод, что в интеграционной горячке стороны понаподписывали горы противоречащих один другому документов, в которых черт ногу сломит.

Во-вторых, мы наблюдаем нагромождение взаимных претензий там, где, по идее, должны царить четыре рыночных свободы — движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, о которых так красиво пели при создании ЕАЭС.

Таким образом, этот союз сварганили очевидно наспех, с прорехами. К тому же Москва хотя и подгоняла партнеров (по геополитическим причинам), но оказалась не готовой жертвовать нефтегазовыми прибылями.

В итоге на сегодня евразийская интеграция не принесла Беларуси желаемого экономического выигрыша. И вряд ли принесет, поскольку мировая энергетическая конъюнктура в принципе меняется, возврата синеокой республики к тучным годам нефтяного офшора не будет.

Между тем ресурсы стагнирующей России тают, она утрачивает возможности субсидировать партнеров в прежних объемах. А это означает, что стимул к евразийской интеграции у белорусских властей ослабевает. Ну а «союзное строительство» в рамках белорусско-российской двойки де-факто давно заморожено.


Вынужденный дрейф от России

Но даже при сегодняшних трудностях Москва дает скидки на газ, например, Армении. Так что строгость по отношению к белорусскому партнеру может быть продиктована и политическими соображениями, недовольством по поводу маневров Лукашенко на международной арене.

Тот пока молчит, хотя в прежние времена при таких нефтегазовых обострениях срывался на гневную риторику. Не исключено, что сорвется снова, но пока с удивительным терпением держит паузу.

Думаю, дело не только в страхе перед возросшей агрессивностью России. Путин, озабоченный экономическими тяготами, сейчас, похоже, думает, как бы без потери лица замириться с Западом. Во всяком случае, вряд ли из-за газового долга Кремль пойдет на Беларусь гибридной войной, которой так любят пугать алармисты.

Вряд ли можно объяснить сдержанность белорусского руководителя и только тем, что хочется получить очередной транш евразийского кредита, какие-то ниши в рамках российского импортозамещения.

Возможно, в значительной мере дело в том, что раньше споры между союзниками умещались в парадигму «милые бранятся — только тешатся». А сейчас Беларусь де-факто пытается понемногу дрейфовать от России. Не потому, что Лукашенко переделался в демократа и рыночника, а потому, что потенциал «союзного строительства» и евразийской интеграции объективно выдыхается. К тому же Минску совсем не хочется втягиваться в холодную войну Россия — НАТО.

И этот дрейф, пусть и ограниченный, лучше совершать без шума и пыли, чтобы не признаваться в собственных стратегических просчетах и не злить лишний раз российского медведя (который и так раздражен, например, отказом в размещении авиабазы).

Не факт, однако, что дрейф окажется успешным. Потому что он, в частности, требует реформ, которые не по нраву белорусскому президенту. Но это уже отдельная тема.

А пока заклятые союзники продолжат симбиоз в привычном стиле — то обмениваясь тихими ударами, то демонстрируя резиновые улыбки перед телекамерами.

Новости по теме

Новости других СМИ