Александр Добровольский: Пока Лукашенко на поводке. И в ближайшее время он с него сорваться не может


Анатолий Лебедько (слева) и Александр Добровольский
Стратегия двойного шантажа вот уже который год помогает правящему белорусскому клану не заплывать за буйки. А как на этот раз?

В программе «Пять минут о главном» Анатолий Лебедько с Александром Добровольским обсуждают причины и возможные последствия «газовой атаки» Лукашенко на Кремль.


Анатолий Лебедько:

– Добрый. «Пять минут о главном». А главное - это газовая атака Лукашенко на Кремль. И пробуем мы ответить на вопросы о главном с Александром Добровольским. Александр, самая обсуждаемая тема - или одна из самых обсуждаемых - это все-таки признаки новой некой очередной войны Красного дома с Россией. Как можно объяснить, с чем это связано? Вроде бы, никаких признаков - в прессе государственной, официальной все выглядело если не в шоколаде, то в близком к этому состоянию. И вдруг Лукашенко сделал очень такие жесткие заявления. С чем это связано?

Александр Добровольский:

– Ну, обычно анализируют то, что происходит в разговорах между чиновниками. Я хотел бы предложить проанализировать глубинные причины. Мне кажется, их две. Первая - это озабоченность Лукашенко своим положением после того, как Россия посягнула на целостность Украины. Это самая главная причина. А другая очень важная причина - это тяжелая ситуация в экономике и то, что правительство Беларуси никак за много-много месяцев не может договориться о цене на газ.

Россия считает, что там больше 100 млн. долг, Беларусь этот долг не признает, а наступает зима, и я думаю, что Лукашенко чувствует, что посыпется экономика.

Анатолий Лебедько:

– А может быть, это все-таки просто проявление стратегии двойного шантажа, который Лукашенко достаточно искуссно использует на протяжении уже десятилетий?

Александр Добровольский:

– Ну, давайте говорить в таком случае не о стратегии, а о тактике двойного шантажа, потому что это тактика маневрирования, лавирования, на стратегию никак не похожа, за стратегию ее выдать нельзя.

Анатолий Лебедько:

– Ну, неважно. Это послание Путину, Кремлю: либо давайте мне какую-то финансовую компенсацию, либо вот я буду ближе к Европе, туда дрейф. Я абсолютно убежден, что в то время, как Лукашенко говорил это высокопоставленному российскому чиновнику, в то же время его посланцы в Европе говорили о другом, да?

Александр Добровольский:

– Не только в Европе. Макей встречался с Викторией Нуланд в Соединенных Штатах.

Анатолий Лебедько:

– Да. И угощала она его пирожками, возможно. Так вот не является ли это просто проявлением того, что мы видим на протяжении 20 лет? И что тут нет никакой новизны? Что это не столько рефлексия на события в Украине или на экономический кризис - это просто привычное поведение Лукашенко.

Александр Добровольский:

– Я думаю, что это привычное поведение Лукашенко. Но есть эти две причины, которые он игнорировать не может: состояние экономики и безопасность своего правления.

Анатолий Лебедько:

– Чего можно ожидать в ближайшее время? Будут ли какие-то адекватные действия, заявления со стороны Кремля? Потому что с другой стороны мне это все напоминает борьбу за длину поводка. Лукашенко на поводке, один хочет, чтобы он был короче, а другой - длиннее.

Александр Добровольский:

– Да. Пока Лукашенко на поводке. И в ближайшее время он с него сорваться не может. Он завел себя сам в эту ситуацию. Я думаю, что ожидать можно того, что как-то они договорятся. Но надо сказать, что Лукашенко, видимо, потерял терпение, потому что он начал предъявлять претензии не Путину и Медведеву, а ответственному скретарю Союзного государства Георгию апоте, который, в общем-то, ничего сказать по этому поводу не может.

Анатолий Лебедько:

– Ну, это повод.

Александр Добровольский:

– Понятно, но это значит, что с теми людьми ему поговорить не удается.

Анатолий Лебедько:

– Это означает, что есть проблемы и в коммуникации непосредственно.

Александр Добровольский:

– Да, конечно.

Анатолий Лебедько:

– Хорошо. Все-таки - что-то может быть адекватно-соизмеримое? Например, нет некоторых чиновников санэпидемстанции, которые могли сказать: «А вот с вашим молоком плохо, с мясом ужасно». либо заявление финансовых институтов, что в ближайшее время не ждите, что мы вам будем давать кредиты. Чего можно конкретно ожидать?

Александр Добровольский:

– Ну, я думаю, что можно ожидать, что Лукашенко все-таки как-то на какие-то уступки пойдет, потому что он не может сказать, что «вот вша нефть, которую мы импортируем, заражена супер-бактериями!». или еще что-нибудь такое. Нельзя прогнозировать также то, что Запад пойдет сильно навстречу Лукашенко, и Лукашенко сможет что-то предъявить, что «если вы не то, тут не так, то мы тут уже с Западом договоримся». Такого в перспективе не предвидится, только чуть-чуть потепление. Поэтому будет какой-то компромисс.

Анатолий Лебедько:

– Ну, что ж, с Александром Добровольским мы пытались найти ответ на вопрос: газовая атака Лукашенко на Кремль - это что: тактика или рефлексия на внешние вызовы или внутренний экономический кризис. Посмотрим, будет ли в ближайшее время прямой телефонный звонок Путина Лукашенко.

Новости по теме

Новости других СМИ