Сложные отношения. Какие неприятные вопросы обсудят во вторник Путин и Лукашенко

Наталья Васильева, TUT.BY

Фото: Reuters
«Нового ничего хорошего не сделали, все больше негатива. Но вот на следующей неделе, 22 ноября, мы встретимся с Владимиром Путиным и обсудим принципиальные вопросы с глазу на глаз», — анонсировал президент Беларуси завтрашнюю двустороннюю встречу с российским коллегой. С последней, июньской, встречи глав двух стран между сторонами накопились взаимные претензии, а отдельные проблемы двухсторонних отношений перешли в разряд хронических.

Пресс-служба главы государства в анонсе визита сообщает об обсуждении наиболее актуальных вопросов повестки дня белорусско-российских отношений, вопросов политического взаимодействия, развития интеграционных процессов, ситуации в регионе и мире. «Кроме того, Александр Лукашенко и Владимир Путин в храме Христа Спасителя примут участие в торжественной церемонии поздравления Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который накануне отметил свое 70-летие», — говорится в сообщении.

Среди самых острых двухсторонних вопросов, которые наверняка затронут президенты Беларуси и России, можно выделить несколько, особо болезненных для Беларуси.


Газовый долг

С начала года тянется спор из-за цены на газ для Беларуси. О наличии конфликта стало известно еще в мае, с тех пор долг вырос до 300 млн долларов, несколько раз заявлялось на разных уровнях об урегулировании конфликта, но окончательно вопрос так и не был решен. Россия настаивала на соблюдении действующего контракта на период 2015—2016 годов, но Беларусь цена, которую полагалась считать в долларовом эквиваленте, устраивать перестала. Минск посчитал, что справедливой с учетом падения мировых цен на энергоносители и девальвации российского рубля будет уже не 132 доллара за 1000 кубометров, а 73 доллара. Далее последовали многочисленные переговоры, несколько раз заявлялось, в том числе президентом Беларуси, что газовый спор будет решен в ближайшие дни. Шли дни, недели и месяцы, но вопрос так и не решен. Погасит ли Минск долг? Получит ли межбюджетную компенсацию? Есть ли реальная договоренность о поставках газа в следующем году по компромиссной цене в 100 долларов? Вопросов пока большем, чем ответов.


Нефтяной дефицит

Как бы радостно ни звучали заявления об интеграционных успехах Беларуси и России, все конфликты последних лет демонстрируют отсутствие нормального механизма судебного решения споров. Вот и нынешний газовый конфликт усугубился привычным уже асимметричным ответом — ограничением поставок российской нефти, что больно ударило по и так стагнирующей экономике Беларуси. Минск предлагал не увязывать газовые вопросы с объемами поставки нефти, но только недополученная в июне-августе нефть (1,6 млн т) привела к сокращению объемов промпроизводства и уменьшению ВВП Беларуси на 0,3%. Примерно на 150 млн долларов.

Всего в третьем квартале Беларусь недополучила 2,25 миллиона тонн. Несколько раз анонсировалось восстановление объемов поставок нефти, но пока труба остается недогруженной, и по году Беларусь рискует получить всего 18 млн тонн вместо обещанных 23−24 млн тонн.


Пограничный казус

Самый болезненный удар по транзитным потокам людей через Беларусь наносит недавнее новшество — Россия разворачивает на границе следующих из Беларуси иностранцев, отправляя на международные пункты пропуска, в объезд за сотни километров. И хотя проблема не коснулась международных автоперевозчиков, массовый разворот граждан на прежде прозрачной границе наносит ущерб как имиджу, так и казне Беларуси.

Свое решение Россия объяснила тем, что «ситуация в мире кардинально изменилась» и «резко возросли риски, связанные с террористическими, миграционными вопросами». В результате после 20 лет открытой белорусско-российской границы Москва вспомнила про свои двухсторонние соглашения с иностранными государствами, а также о российских законах, предусматривающих въезд иностранцев на территорию России только через международные пункты пропуска. Выходит, белорусская граница в качестве внешней границы Союзного государства выступать не может, и у нас есть проблемы с выявлением нежелательных или опасных элементов или с обменом информацией с российской стороной?

«Граждане зарубежных стран пересекают границу Беларуси в международных пунктах пропуска, проходят соответствующий контроль, получают при этом миграционные карты общего с Россией образца. Мы считаем эти процедуры полностью достаточными для дальнейшего беспроблемного движения иностранцев по общему пространству Союзного государства, как это было последние 20 лет», — заверяет пресс-секретарь МИД Беларуси Дмитрий Мирончик.

Решения вопроса пока не просматривается, а незадачливые путешественники теряют время, деньги и нервы, объезжая отсутствующую белорусско-российскую границу.


Рынок с препятствиями

«Когда трудно, начинаем защищаться, не ищем выход сообща, замыкаемся в национальных рамках», — отметил Лукашенко на недавней пресс-конференции.

Примеров тут немало. Это и бесконечные и далеко не всегда подтверждающиеся претензии Россельхознадзора к белорусскому молоку и мясу, и вопросы с поставками морской и фруктовой экзотики. «Когда мы поставляем качественный товар и по приемлемым ценам в Россию, мы бьем по карманам олигархов от сельского хозяйства в России, — жаловался Александр Лукашенко. — Они давят на правительство, а правительство дает команду „фас“ разного рода чиновникам — от Россельхознадзора и так далее. Они у нас три предприятия открывают для поставок — пять закрывают, пять открывают — шесть потом закрывают. Идет неприкрытое давление».

Есть вопрос и по доступу к другим рынкам. Лукашенко, в частности, припомнил поставки белорусских лекарств, пробиться которым на российский рынок удалось только после личного вмешательства президентов России и Беларуси.


Политический вопрос

Впрочем, уверяют эксперты, Путин и Лукашенко не будут ограничиваться пусть и болезненными, но узко хозяйственными вопросами. «Думаю, что на первом месте будут все-таки политические темы с учетом обстановки в мире, а хозяйственные разговоры, которые у всех на слуху, — нефтегазовые и так далее — это не главная тема этой встречи. Но она тоже, наверное, будет присутствовать», — цитирует БЕЛТА посла России в Беларуси Александра Сурикова.

Обстановка в мире действительно непростая, но сам же Суриков признает, сотрудничество ничто так не крепит, как экономика. «Это экономические скрепы. Я разделяю озабоченность Александра Григорьевича как раз экономическими проектами. Один из них — это пояс Шелкового пути. Его необходимо как можно быстрее реализовать. Он серьезно скрепит в том числе часть стран СНГ. И необходимо думать над дальнейшими совместными проектами. Имеется в виду энергетика, промышленное производство и т.д.», — заявил Суриков.

Пока внимания совместным проектам достается куда меньше, чем взаимным претензиям.

Новости по теме

Новости других СМИ