Интервью Лукашенко: Мы готовы работать с Литвой плечом к плечу и поддерживать ее

новостной портал www.UDF.BY

Корреспондент газеты "Литовский курьер" два с половиной часа беседовал с белорусским президентом Александром Лукашенко о политике, экономике и личной жизни. Сегодня опубликована первая часть интервью, в которой президент рассказал об отношениях с Россией, перспективах вступления в ЕС, транзите углеводородов и электроэнергии и многом другом. Новостной портал www.UDF.BY выбрал для вас самое интересное.

О программе "Восточное партнерство"

…этот проект не направлен и никто не пытается его направить против России, на этот вопрос мы ответ получили однозначный. Здесь нет никакой настороженности в том, что это против Востока и полный отрыв от России и ориентация на Запад.

Что касается "Восточного партнерства". Это скорее какая-то непродуманная, как мне кажется, до конца не просчитанная акция. Более того, появились настораживающие симптомы. Например, как раньше от нас требовали определенных уступок по разным направлениям, так и сейчас нас пытаются поставить в неравное положение. Например, формируя парламентскую ассамблею в "Евронест" (новое межпарламентское объединение, созданное для сближения с Евросоюзом государств-участников программы "Восточное партнерство". – Прим. "Литовский курьер") этого "Восточного партнерства", нам предлагают: "Вы знаете, надо, чтобы наряду с парламентариями там была оппозиция". Хорошо, мы не против. Но и в Украине, и в Грузии, и в Армении, Молдове и так далее, у всех, кто является членами "Восточного партнерства", должна быть представлена оппозиция. Ну а если так, то что там делать оппозиции. Это же чисто парламентское образование. То есть нас пытаются опять наклонить и предложить условия не такие, как другим членам "ВП". На что мы категорически сказали "нет", и все члены "ВП" как один заявили, что дискредитации Беларуси мы не допустим, там должны быть равные условия.

Сейчас, по-моему, у ЕС столько проблем, что им не до "ВП". Мы готовы работать для того, чтобы сложилась эта конфигурация сотрудничества. Мы абсолютно не против. Еще раз подчеркиваю, есть большой интерес, совпадение интересов – даже компромисса не надо искать – поэтому мы будем над этим работать. Но пока, чтобы я перечислил какие-то ощутимые результаты от этого "ВП", сказать не могу.

О транзите углеводородов

Литва может, но хочет ли? Не хочет, наверное. Критерий один: выгодно ли это для Литвы, для литовского народа. Это риторический вопрос. Конечно же, выгодно. Если Беларусь даже свои миллионы тонн будет переваливать через порты Литвы, то это будет прекрасно.

мы планируем, и мы это сделаем в ближайшее время – будем импортировать большие объемы углеводородного сырья, и мы ищем те порты, где нам предложат нормальные условия, выгодные для нас и, естественно, для партнера.

Скажу откровенно, и вы это знаете, что примерно на 25-30 % загружены порты стран Балтии. Нам выгодно с точки зрения поставок, потому что идет конкурентная борьба за наш товар. Нам выгодно то, что мы выбираем в этой ситуации: кто предложит лучшие условия. Мы начали свои переговоры напрямую – без конкурсов, без тендеров предложили сотрудничество с Литвой. Имея в виду, что это для Литвы будет благо. Это огромные поступления в бюджет, это развитие портов, это доходы ваших компаний и так далее. А в результате это нормальная жизнь для литовцев. Но к величайшему нашему удивлению, начали нас сводить-разводить, предлагать не совсем выгодные условия, обещать, а потом отказываться и так далее, и так далее. Если это торг, то тогда понятно. Но в этом случае торг неуместен. Потому что есть другие страны, которые нам предлагают условия…

в данном случае впереди всех идет Латвия. Я не знаю, с кем мы договоримся, но… Там не ставят нам такие, например, вопросы как: "Вы знаете, проблема отвести землю, для того чтобы проложить трубу". Это теперь крайне выгодно. Транзитная страна ведь. Получаете за это. Более того, мы предложили, что, поставляя себе, мы будем поставлять и вам. То есть появляется альтернатива и у Литвы. Не только мы будем из России получать углеводородное сырье, но и из других стран. И мы взялись решить эту проблему. Согласитесь, выгодный проект. Латыши нам говорят так: Что касается земли и прочего, это наши проблемы, мы это решим в те сроки, которые вы предложите. И при том не будет вопросов, аренда ли это, собственность – как вы захотите, так и будет. Захотите, чтобы это было совместное с латышами предприятие, будет совместное, захотите, чтобы это было стопроцентно ваше – будет ваше и т. д. Идет предметный разговор, и торг здесь неуместен. Более того, начинают связывать несвязуемое. Начинают говорить: Вот вы откажитесь от определенных строек в Беларуси, атомной станции, еще чего-то и еще политику сюда примешивают. Если это Литве не надо, так мы и просить не будем.

Что касается природного газа. Схема, поставки природного газа в полтора раза дешевле, чем нам сегодня предлагает Россия. Все равно нужна альтернатива. Мы сегодня предложили Литве и другим странам, кто предложит лучшие условия по строительству терминала – завода по разжижению газа. Литва опять начинает какие-то непонятные игры.

если Литва готова, пожалуйста, давайте вести переговоры. Но это должно быть красиво, честно, открыто, как и подобает нашим соседям. А препятствий – политических, дипломатических и прочих – здесь абсолютно нет. Есть абсолютная выгода. Евросоюз Литву не напрягает на предмет того, чтобы не сотрудничать с Беларусью. Наоборот, Евросоюз поддерживает нас в том, чтобы мы и страны Балтии получили альтернативные варианты поставок углеводородного сырья.

О строительстве АЭС

Эксплуатировала Литва Игналинскую АЭС – опасна она была или неопасна – "друзья" перед Литвой поставили вопрос "закрыть". Друзья в кавычках или без кавычек. Не знаю, это вам разбираться. Мы никогда такой вопрос перед Литвой не ставили. Более того, Игналинская станция использовала водные ресурсы Беларуси, и вы это знаете. Мы ни разу не сказали, что вы сбрасываете в озеро радиоактивную воду из Игналинской станции, хотя мы могли бы поднять такой гвалт, что не только бы в Вильнюсе услышали. Мы себя порядочно вели. И вдруг, когда мы решили, когда еще эксплуатировалась Игналинская станция, строить атомную станцию, вроде никаких поползновений не было. А сегодня нам говорят: "Давайте, не надо строить". Вблизи границы или не вблизи. Во-первых, как тогда расценивать планы Литвы по строительству атомной станции? Вы же тоже заявили о строительстве атомной станции, также как и мы. И вы собираетесь ее строить, как премьер-министр говорил нашему премьер-министру об этом. Так почему вы говорите, что мы не имеем права строить, а вы имеете право? Причем тут "вблизи - не вблизи". Литва такая, что если вы построите станцию даже на Балтике, это будет вблизи Беларуси. Что мы, гигантские страны, как Россия, Китай или Америка? Нет. Мы небольшие компактные государства. Поэтому "вблизи - не вблизи" здесь не подходит. А во-вторых, что плохого в том, что "вблизи"? Давайте вместе строить. Не хотите, стройте свою станцию, а мы будем строить свою. Но только не надо раскатывать треск вокруг этой станции и говорить, что Литва имеет право, а Беларусь не имеет права. Это контрпродуктивно. Непонятно, зачем это делается. Более того, Литва только планирует и даже не планирует, а думает, что она будет строить атомную станцию. Будет она строить или не будет, трудно сказать. А здесь реально уже начато строительство. Давайте не будем блокировать друг друга, вместе создадим предприятие и будем выстраивать отношения, в том числе и на базе крупных перспективных проектов. И тогда то, что строим "вблизи", как вы говорите, границ Литвы, превратится в достояние. Потому что это фактически будет в Литве.

О вступлении в Евросоюз

С чем Литва пошла в Европейский союз? Вы даже последнюю Игналинскую станцию – а это, согласитесь, крупное предприятие, которое давало Литве огромную выгоду, – вы по требованию своих старших братьев закрыли. Вас заставили, или вы сами решили раздеться и голяком пошли в ЕС. Когда человек голый приходит с протянутой рукой, вы знаете, какое отношение может быть к этому государству. Вы согласны? Если бы вы туда пошли со своими предприятиями, которые работали на железную дорогу, со своими автомобильными предприятиями, со своей радиоэлектронной промышленностью, которая была в советские времена не хуже чем у нас . Если бы с этим вы пришли к европейцам, а они бы отказались, то непонятны были бы эти условия. Но вы все закрыли, землю перестали пахать, разделись и пошли с протянутой рукой. Такое к вам и отношение.

Мы пошли другим путем. Мы поняли в тот же период, что и вы, что нам раздеваться не надо. Наше счастье только на нашей земле. И если у нас будут работать наши гигантские, малые и средние предприятия, тогда мы будем, может быть, и не так богато жить, как вы живете – вы любите это всегда подчеркивать, хотя эти богатства надо правильно посчитать, я имею в виду ценообразование, детские сады, школы, коммунальные услуги, здравоохранение и прочее – вот тогда посмотрим, кто тут в лучших условиях.

если бы мы вели переговоры о вступлении в Европейский союз… У нас есть собственный интерес.

О президенте Литвы

она человек прагматичный. Только ее надо поддержать, в самой Литве ей не хватает этой поддержки. Надо скидку делать еще и на то, что она и женщина, поэтому к ней надо относиться более нежно, аккуратно и поддерживать, подталкивать ее туда, где счастье для литовского народа. Мы же мужики, в конце концов.

Об отношениях Беларуси и России

мы никогда не собирались и не собираемся рвать отношения с Россией. Россия выступает сейчас с позиции партнерских – как они привыкли сейчас говорить – отношений. Ну и хорошо, давайте будем партнерами. Раньше они говорили, что мы братья, что мы один народ. Кто же это оспаривает? Белорусы и русские – это один народ, это братья. Но и белорусы, и русские имеют некие свои особенности. И самое главное, что и белорусы, и русские живут сегодня в своих государствах. И это надо воспринимать как данность. Потому что в последнее время, и я этим горжусь, мы построили свое белорусское государство. Оно еще с недостатками, его надо достраивать, шлифовать, где-то, может, какой-то угол подрезать. Мы же не без ошибок его строили, мы же строили его впопыхах. Нам надо было быстро отстроиться, чтобы занять свое место под этим солнцем. Но то, что у нас есть государство – это данность. Видимо, не все в России к этому готовы. Я думаю, надо время, чтобы Россия переосмыслила саму себя и переосмыслила отношения с соседями, а тем более с белорусами. Мы никогда не были инициаторами – и не могли ими быть – плохих отношений с нашей братской Россией. Все зависит от тех, кто руководит сегодня Российской Федерацией. Вы видите, что сегодня доходит и до унижения, до личных оскорблений президента Беларуси и других людей. Это политика, я к этому привык. Мне в моей жизни пришлось не один раз перешагнуть через такие барьеры. И, поверьте, сегодня народы Беларуси и России настолько близки, что никаким политикам не удастся разорвать эти отношения. Поэтому если кто-то рассчитывает, в том числе и в Литве, что мы «воевать» начнем с Россией, то это абсолютная глупость. Нет сегодня солдата в Беларуси и солдата в России, которые бы направили ружье друг на друга. И не будет. И думать, что из того, что Лукашенко с Медведевым взяли друг друга за шиворот и трясут, можно извлечь какую-то выгоду, не стоит. И Медведев, и Лукашенко неглупые люди и, я думаю, выстроят эти отношения. Если на то будет воля РФ. На нас не надо обижаться. Почему Россия вдруг обиделась на нас за то, что мы из Венесуэлы нефть повезли, с Евросоюзом мы сегодня больше торгуем, чем с Россией, и притом с положительным сальдо и т. д.? Что вы на нас обижаетесь? Помните эти войны – газовые, нефтяные, молочные, сахарные и т. д. Да и сейчас нам нелегко работать, пошлины на нефть ввели, пугают нас газовой блокадой. Мы все это проходили. И коль нас бьют по морде, по-русски говоря, мы начали искать партнеров, чтобы возместить эти объемы в других государствах. Если бы было все нормально, мы этого, наверное, не делали. Не мы инициаторы всего этого. я верю, что большинство литовского населения и политиков считают, что Беларусь должна быть суверенным и независимым государством. И они поняли, что Лукашенко - это не нахлебник Москвы и не наймит Москвы. Вот, мол, Кремль поставил Лукашенко, и он будет плясать под их дудку и государство сдаст, и в состав России вступит. Во-первых, я никогда такой политики не проводил, и это можно проверить. Но этого в упор не хотели видеть в Евросоюзе и в том числе в Литве. Сегодня они поняли, что Лукашенко – это гарант независимости.

Столько грязи, вы сказали, льется с экранов, только не добавили с каких – с российских. Мы не влезаем в эту драку. Более того, я категорически предупредил наших журналистов: "Не вступайте в эту полемику. Она нам абсолютно не нужна". Еще не хватало, чтобы это все перебросилось с верхов в общество, на людей. Вот тогда точка возврата будет пройдена и вернуть уже ничего будет нельзя. Поэтому мы не вмешиваемся в эту драку. Ну, если уж где-то там реагируют, то только потому, что на это уже нельзя не реагировать. Собирается Дума РФ, принимает заявление и обвиняет в очередной раз Беларусь во всех грехах. Но чтобы наше население понимало, наши депутаты принимают – спасибо им – ответное заявление. Я почитал: оно не носит конфронтационного характера, оно доброе, нацеленное на сотрудничество. Вы спросите, почему? Мы встречаемся, и наши политики встречаются, дипломаты, руководители предприятий и ведомств, и они задают россиянам вопрос: "Зачем вы это делаете?" Они говорят: "Беларусь не признала Осетию и Абхазию". Позвольте, а что, Литва признала? Нет. Но вы же Литву так не квасите.

Казахстан и Украина, с которыми Россия вроде бы дружит сегодня, признали Осетию и Абхазию? Нет, не признали. Так почему такое отношение к Беларуси? Значит, дело не в Осетии и Абхазии… Мы с Россией абсолютно едины в безопасности. Мы – форпост, как они любят говорить, на западе Российской Федерации, потому что никаких армий, вооруженных сил у нашего союзного государства и у России на западе нет, кроме белорусской армии. Мы выполняем эти функции. Согласитесь, для России это дорогого стоит. Почему же не учитывается военная база и так далее? Поэтому не надо говорить, что кто-то кого-то кормит.

Далее. В России к Лукашенко нормально относятся, кстати, как и в Литве. Но это не означает, что я претендую на шапку Мономаха в Кремле или в вашем Литовском государстве. Мне достаточно власти в Беларуси. Я нормально работаю. Меня люди уважают. Да мне уже не до этого – я уже наелся этого хлеба, дальше некуда. Уважают россияне Лукашенко, так вы используйте это. Не пытайтесь грязью понизить его авторитет в российском обществе, тем более что получается все наоборот. В России умные люди, и они понимают, что происходит. И эти атаки – "Батька 1", "Батька 2", три, четыре, я не знаю, смотрели вы или нет, я не смотрел. Мне анализ давали, потому что у меня не было времени – я в командировках провел это время. А во-вторых, когда мне сказали, о чем там разговор, так это уже наша белорусская оппозиция грязь эту поливает несколько лет. И сегодня Россия проснулась, взяла эту грязь и вылила в очередной раз. Кому это интересно? Более того, эти басни прошли один круг, потом, как я слышал, они пошли по второму кругу. Это вообще уже смешно. А меня упрекают в том, что я взял паузу, потому что мне нечем ответить. Я на грязь не собираюсь отвечать. Люди разберутся.

Хотелось бы кому-то, чтобы Беларусь вошла в состав России. Поэтому в союзном государстве нам подкидывали не конституцию принимать, как в договоре записано, а предлагали единую валюту в виде российского рубля, а эмиссия денег будет только в России. Вы согласились бы на это? Бесправная Беларусь и полноправная Россия. Если что-то надо, беги под Кремль, стучи в дверь или становись на колени что-то выпрашивать. Зачем России такая форма отношений с Беларусью?

Брехаловки-телевидения, подконтрольные газеты в России поливают грязюку на Беларусь. Но ничего из этого не выйдет. Просто загоняем себя в угол. А оттуда будет очень сложно выбираться. Но надо будет. Наши люди и россияне заставят нас оттуда выбраться.

О Таможенном союзе

Что касается Таможенного союза, то не очень-то и много мы получили от него. Хотя перспективы, как они задумываются сейчас, очень большие. Огромный рынок – уже не 10 миллионов, а под 200 миллионов человек, и в этом рынке все равноправны. Внутренние границы уже сняты - недавно министры транспорта подписали соответствующее соглашение, и это облегчает движение капитала, рабочей силы, труда в рамках 170-миллионного пространства. Ничего в этом плохого нет. Но я еще раз подчеркиваю, мы с Россией прошли этот путь давно, еще дальше прошли. Фактически Казахстану в этом плане надо нас догонять. Казахстан – страна мощная территориально и экономически, и что плохого в том, что мы беспрепятственно будем торговать по единым правилам и единым тарифам с Казахстаном? Ничего плохого.

О председательствующих в ОБСЕ

ОБСЕ – такая организация, где вырабатываются коллективные взгляды на некоторые вопросы, где принимаются решения и т. д. Это не формат двусторонних отношений и вряд ли тут Казахстан для отдельной какой-то страны смог бы что-то сделать во время своего председательства. Да, мы от СНГ коллективно поддерживали Казахстан. И мы очень рады, что Казахстан стал председателем. И если говорить о Казахстане, то роль Назарбаева, нечужого нам человека, как вы сказали, колоссальная. Сегодня европейский дом – это бурлящий котел. Масса проблем: начиная с военной безопасности, кончая всеми другими, в том числе и продовольственной безопасностью. Все эти вопросы надо обсуждать и заслуга Казахстана, и, прежде всего Назарбаева – я знаю, сколько он вложил труда, чтобы собрать этот саммит. Надеемся, что во время председательства Литвы, а Литва выдвигает абсолютно понятные и земные вопросы, которые волнуют нас: энергобезопасность, природные климатические изменения и многое другое... Мы готовы работать с Литвой плечом к плечу и поддерживать ее. Думаю, что это будет совместный вклад в дело безопасности в Европе и мы от Литвы получим хорошую поддержку во время председательствования ее в ОБСЕ.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров