Диктатура европейского качества

Газета.ru

Создалась уникальная ситуация, когда белорусские выборы может признать Запад, но не признать Россия.

Через два дня, 18 ноября, в Беларуси будут оглашены фамилии зарегистрированных кандидатов в президенты. Похоже, на этот раз Александр Лукашенко решил сделать "ход либерализацией" — зарегистрировав как можно больше оппозиционных кандидатов, заставить их бороться не с властью, а друг с другом.

11 претендентов передали в Центризбирком необходимые документы — заявление о согласии баллотироваться кандидатом в президенты, анкету с биографическими данными и декларацию о доходах и имуществе. ЦИК уже заявил, что 10 из 11 потенциальных кандидатов собрали в свою поддержку необходимые для регистрации 100 тысяч подписей. Проверку подписных листов власть провела в стахановском темпе, каких-то серьезных нарушений ни у одного из кандидатов не нашла, кроме одного предпринимателя, который просто-напросто собрал несколько сотен подписей, а потом размножил их на ксероксе. Как отметил секретарь ЦИК Николай Лозовик, проверка подписей "прошла в щадящем режиме" и "если бы применялись все принципы прошлых лет, то у многих возникли бы неприятности". Заверениям представителей ЦИКа о том, что 10 претендентов собрали подписи чисто и законно, никто из политизированной публики не поверил, а меньше всего — сама оппозиция. Больше всех возмущались кандидаты, которых принято считать "сильными": мол, почему только мы собирали по-настоящему, а регистрируют всех. Но что поделать, если власти выбрали свой сценарий проведения этих выборов и пока неуклонно ему следуют. Коротко девиз этого сценария можно описать так: вы просили либерализацию — будет вам либерализация. Больше кандидатов, хороших и разных!

Чем больше оппозиционных кандидатов, тем меньше у них шансов избрать единого, разумно решили власти. Пусть, мол, толпятся у трона, создавая массовку.

Впервые за последнее десятилетие команды кандидатов могли спокойно собирать подписи граждан фактически в любых самых оживленных местах Минска, даже в подземных переходах. Никто, как это бывало ранее, не задерживал членов команд кандидатов, не было заметно и массовых репрессий в отношении оппозиционеров. В отличие от 2006 года их не увольняли с работы, не сажали на сутки за "нецензурную брань в общественном месте". Над пикетами веяли запрещенные белорусские национальные бело-красно-белые флаги и символика Евросоюза. Глава ЦИК Лидия Ермошина по простоте душевной даже сравнила добрую белорусскую милицию с матерью Терезой. В общем, на улицы Минска на несколько дней пришел своеобразный мини-праздник непослушания в ограниченных режимом рамках.

Лукашенко последние месяцы неизменно обещает зарубежным политикам и журналистам, что эти выборы пройдут максимально демократично. Один раз, правда, белорусский президент довольно занятно объяснил, как он это понимает: "чтобы эти выборы прошли не хуже, чем предыдущие". "Хотя не знаю, какие претензии могут быть к тем", — добавил он.

И выборная кампания в целом действительно проходит "как всегда". Например, Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) провела мониторинг освещения выборов в государственных СМИ с 11 по 30 октября. И пришла к традиционному для всех избирательных кампаний республики выводу: тема выборов для государственных СМИ не является приоритетной — ей уделяется даже меньше внимания, чем погоде.

Организаторы мониторинга констатировали, что за данный период в государственных СМИ доминировал положительный образ только одного претендента на президентский пост — действующего президента Беларуси Александра Лукашенко. Имена остальных кандидатов либо игнорировались, либо упоминались в отрицательном контексте. Например, на Первом государственном национальном телеканале Александр Лукашенко упоминался в тысячу раз чаще, чем все другие кандидаты, которым было посвящено несколько секунд.

С удовольствием уступая в малом, белорусский режим не собирается сдавать главное — подсчет голосов.

Только 183 представителя оппозиционных политических партий попали в состав участковых избирательных комиссий. С одной стороны, это "огромный прогресс", на который обязательно будет указано европейцам (на прошлых выборах в участковые комиссии попали только 3 оппозиционера), с другой стороны, в Беларуси насчитывается свыше 70 тысяч комиссий, то есть оппозиционеры составили около четверти процента. Мессидж власти довольно прозрачный: будь вас хоть сто кандидатов, считать голоса все равно будем мы.

Либеральные эксперименты понадобились официальному Минску исключительно для своей геополитической игры с Европой. Создалась уникальная ситуация, когда белорусские выборы может признать Запад, но не признать Россия. Европа почувствовала момент и, по всей очевидности, в вечной дилемме — "реал политик" или моральные ценности — однозначно выбрала первое. В последние недели в Беларусь зачастили уважаемые европейские политики, которые 15 лет считали оскорблением своего достоинства ступать на землю "последней диктатуры в Европе". Однако с осени 2008 года Евросоюз решил, что политика изоляции официального Минска ни к чему не привела, и вернулся к универсальной для всех ситуаций европейской стратегии involvement, то есть "вовлечения".

Минск намекнул, что вовлекаться в общем не против, не признал Абхазию и Южную Осетию и получил кредиты от МВФ.

Пожалуй, наиболее концентрированно взгляд Европы на нынешние белорусские выборы выразила президент Литвы Даля Грибаускайте: "После выборов мы надеемся, что Беларусь станет более открытой и будет защищать права человека. Литва, как и Евросоюз, с надеждой смотрит на Беларусь и новые выборы. Европа готова признать открытость выборов, если вы сможете это продемонстрировать". А министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский во время совместного визита в Минск со своим немецким коллегой Гидо Вестервелле даже назвал цену за либерализацию. Беларусь может получить $3 миллиарда, если проведет честные демократические выборы. Сикорский также сказал ключевую, по мнению многих, фразу, что главное — качество, а не результат выборов. В этой связи аналитики сразу же вспомнили октябрьское заявление Совета Евросоюза, в котором было сказано, что ЕС ожидает от Беларуси "определенного прогресса" на этих выборах.

Социология, однако, говорит, что даже при условии честных выборов у оппозиции пока мало шансов на электоральную победу. По данным последнего, октябрьского опроса, который провела самая авторитетная белорусская социологическая структура, зарегистрированный в Литве НИСЭПИ (Независимый институт социально-экономических и политических исследований), так называемый закрытый рейтинг Лукашенко (когда респонденты могут выбрать из предложенных фамилий политиков) незначительно вырос и теперь составляет 48,2%.

Однако рейтинги оппозиционных политиков растут в геометрической прогрессии, что вполне объяснимо: на начало выборов избиратели о них ничего не знали и большинство из них имели рейтинг, близкий к нулевому. Теперь же за полтора месяца, прошедших со времени сентябрьского опроса, закрытый рейтинг лидера движения "Говори правду" Владимира Некляева вырос с 5,1% до 16,8%, лидера гражданской компании "Европейская Беларусь" Андрея Санникова — с 3% до 8,6%, либерала Ярослава Романчука — с 2,6% до 6,1%, правоцентристского политика Алеся Михалевича — с 2,3% до 6,4%.

Впрочем, оппозиционеры могут вполне обоснованно ссылаться на предвзятость социологических опросов (другие службы дают Лукашенко около 35%) и на фактор страха.

Тем временем все 10 кандидатов заявляют, что никто из них не собирается снимать свои кандидатуры в пользу другого, более сильного оппозиционера. Сами претенденты активно доказывают публике, что единый кандидат, в общем-то, уже и не нужен, что заставляет задаться риторическим вопросом: "Вам шашечки или ехать?"

Очевидно, что некоторые из десяти оппозиционеров преследуют вполне себе "олимпийские" цели, не помышляя о победе.

Пожалуй, наиболее серьезно настроен на борьбу до конца лидер движения "Говори правду" Владимир Некляев, который к тому же имеет самые значительные финансовые и организационные ресурсы. Лукашенко своими репликами уже продемонстрировал, что именно Някляева он считает своим главным конкурентом. Уже не первый раз президент Беларуси саркастично высказывается про Некляева, правда, по традиции не называя фамилии политического конкурента: "Один из них — его называют пророссийским, но это просто жулик, простите, не буду называть его фамилии — заявил: "Когда я стану президентом, то нефтеперерабатывающие заводы и систему трубопроводов я передам России". Это меня возмутило. Я думаю, он сам на себе поставил крест. Это только один пример. Я могу привести массу таких примеров, касающихся других кандидатов". Это высказывание Лукашенко о Некляеве продемонстрировало тот парадоксальный факт, что впервые за последние 15 лет Лукашенко и оппозиция поменялись ролями. Лукашенко без стеснения углубляет антироссийскую риторику, а некоторые оппозиционные кандидаты спешат зафиксировать свою прокремлевскую ориентацию.

Другое дело — трудно сказать, насколько искренни пророссийские интенции, например, у белорусскоязычного поэта Владимира Некляева или лидера кампании "Европейская Беларусь" Андрея Санникова. В любом случае в белорусской оппозиции уже наметился разлом по линии отношения к Москве, и тема страшного и загадочного "пророссийского кандидата" уже стала главным раздражающим фактором и водоразделом в белорусской оппозиционной политической жизни.

Впрочем, сам Лукашенко усиленно делает вид, что мнение России его меньше всего интересует, заявив, что Беларусь обойдется и без признания Россией итогов выборов. "Мы не настаиваем на признании выборов Россией, — заявил Лукашенко в интервью немецким СМИ. — По нашим законам мы не нуждаемся ни в каких признаниях. Европа в течение полутора десятков лет не признавала вообще, что существует такая Беларусь, говоря о выборах. Ну и что? Я от этого умер?.. Это дело России — признавать или не признавать. Это ее суверенное право, и мы готовы, будем относиться внимательно". "Но, самое главное, они, наверное, так и не привыкли, что Беларусь — это суверенное государство, а не провинция России", — добавил белорусский лидер.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров