Валерий Карбалевич: Хватит участвовать в войне, которая закончилась


Споры о том, кто избрал более успешную тактику во время парламентской кампании, бессмысленны: после драки руками не машут. Электоральная кампания закончена.

О нынешнем состоянии оппозиции и о судьбе страны в интервью "Белорусскому партизану" размышляет политолог Валерий Карбалевич.

- Невиданный процент "досрочников", путаница при оглашении итоговых цифр, "избрание" 109 из 110 депутатов в первом туре – все это никак не вписывается в классические "выборы". Какой увидели эту кампанию Вы?

- Произошедшее называют по-разному; можно назвать управляемыми выборами, можно называть политической кампанией. Понятно, что выборами это не является. И, судя по всему, к такому же выводу пришло и большинство населения.

Любая политическая кампания, любые выборы даже в недемократической стране оставляют хоть какой-то след в обществе, дают сюжеты, картинки, которые дают почву для анализа, для выводов о том, что у нас происходит, какое у нас общество, какая власть, какая оппозиция.

- К каким выводам Вы пришли по завершению этой кампании?

- Выводов много…

- Что из себя представляют власть и оппозиция?

- Власть ставила задачу подтвердить собственную легитимность в глазах белорусского общества. И попутно, если получится, решить вопрос и международной легитимности. Судя по тому, что в крупных городах выборы, скорее всего, не состоялись (полной картины мы не имеем), эту задачу власти выполнить не удалось. Такую низку явку трудно вспомнить в истории современной Беларуси. И это щелком по носу, оплеуха со стороны общества этой власти.

- Активист "Беларускага руху" Вацлав Орешко назвал этот процесс референдумом недоверия Лукашенко.

- Референдум о недоверии кто-то должен сделать достоянием общества. Вот тут проблема – у разных политических сил разные информационные возможности, каждая политическая сила апеллирует к своему электорату. В условиях политического раскола начинается информационная война: власть будет нести свою правду своим сторонникам, оппозиция – своим. Я думаю, будет большое количество неопределившихся. В этом смысле назвать эту ситуацию референдумом достаточно трудно.

- Оппозиция пошла на "выборы" тремя колоннами: полный бойкот, участие-бойкот и участие до финиша. На Ваш взгляд, хоть одна из этих тактик имела успех?

- Можно сказать, что тактика бойкота имела успех. Имела успех именно потому, что она опиралась на настроения общества. Действительно, общество не хотело участвовать в этих "выборах", понимая их бессмысленность. А оппозиции удалось оседлать эти настроения, и теперь она имеет право сказать: да, мы организовали бойкот, и бойкот удался.

Можно спорить, что сыграло решающую роль – призыв оппозиции или сама апатия общества. Но факт есть факт. Судя по всему, наиболее удачной тактикой была та, которой придерживались ОГП и БНФ: включиться в кампанию, провести агитационную кампанию, а в конце сняться, призвав к бойкоту.

- Из "выборов" оппозиция вышла, по терминологии А.Класковского, двумя колоннами: умеренно-конструктивной (наиболее заметны структуры Александра Милинкевича и Владимира Некляева и присоединившаяся к ним Партия БНФ), и бойкотистов с радикальной риторикой, ядром которых стали ОГП и БХД. Вторая группировка уже обвиняет первую в бесхребетности и "соучастии". Очень не похоже на то, что эти две группировки собираются договариваться перед президентской кампанией. В чем причина?

- Здесь нет принципиальных разногласий, нет ценностных разногласий. Были разногласия тактические. «Выборы» прошли, и теперь спорить о том, чья тактика лучше, - можно еще поспорить пару недель. Но дальше погружаться в дрязги смысла нет – надо думать о будущем. Если две части оппозиции не договорятся, если продолжат борьбу между собой, продолжат недоспоренные споры, продолжат участвовать в войне, которая закончилась, махать кулаками после драки – это будет самое неразумное, что можно себе только представить.

К президентским выборам надо объединяться, надо выдвигать единый сценарий, единого кандидата – без этого нет смысла говорить о шансах на успех.

- Еще до парламентской кампании Юрий Чаусов заявил, что оппозиции нужна единая стратегия, способная ее объединить. Но ведь все говорят о единстве, но никто объединяться не собирается.

- Действительно: опыт показал, что объединение возможно тогда, когда объединяются вокруг единого проекта. Когда такого проекта нет, и речь идет об объединении ради объединения, тогда особого смысла в этом нет, оно просто не получается, как правило.

Когда есть единый проект – единый кандидат на президентские выборы, скажем, тогда объединение возможно, и оно получалось: и в 2001 году, хотя и очень трудно, и в 2005-2006 году. Поэтому согласен с Чаусовым – вокруг единой стратегии и надо объединяться.

- Что должно лечь в основу единой стратегии?

- Проект победы на президентских выборах.

- Вы лично считаете, что такой стратегией может стать и Площадь. При каких условиях она возможна?

- Она возможна при условиях:

1) объединения оппозиции,

2) выдвижения единого кандидата,

3) с хорошей политтехнологической раскруткой единого кандидата.

Например, за месяц до выборов независимые социологи дают информацию, что кандидат от оппозиции набрал рейтинг, сопоставимый с рейтингом Лукашенко. Это не такая фантастическая вещь, если учесть, что рейтинг Лукашенко сегодня – 25-30%. А оппозиционный электорат составляет примерно столько же. Это вполне реальная и достижимая задача.

Когда эта информация будет вброшена в общественное сознание, в стране может произойти психологический перелом. Начнется раскол в правящей элите, потому что когда начинается кризис, от действующего президента бегут! Смотрите: от президента Сирии бегут – и генералы, и премьер-министр, и дипломаты, и прочие. Такая ситуация возможна только тогда, когда общество увидит силу с противоположной стороны.

И тогда совсем по-другому будут себя вести и запад, и Восток: единого кандидата будут приглашать на встречи, причем на очень серьезном уровне, в том числе и в Москву. Какой смысл разговаривать с человеком, за которым ничего не стоит?..

Когда происходят выборы, когда Ермошина снова объявляет, что Лукашенко набрал 80% - никто не верит! И тогда на улицы выходят не 50 тысяч, а раза в 4-5 больше. Спецназ и армия отказываются стрелять в народ – вот она, Площадь!

В условиях сильного авторитарного режима Площадь не могла победить, если она опиралась ан активное меньшинство. Активное меньшинство может совершить переворот в условиях слабого авторитарного режима, как это дважды произошло в Кыргызстане. Выходят на улицы несколько тысяч – и через полдня режим сметается.

В Беларуси режим очень жесткий. Чтобы его сместить, нужно, чтобы активное меньшинство опиралось хотя бы на нейтралитет большинства, психологический переворот среди номенклатуры.

Это вполне реальный сценарий – с учетом экономического кризиса, с учетом экономических проблем, которые встают перед страной. Повышение зарплат к выборам не повысило привлекательность власти, это не подкупило народ. Власть оказалась в очень сложном положении.

- Уже слышны отдельные голоса, что тактика бойкота возможна на президентских выборах.

- Это самый глупый вариант из всех возможных. Президентские выборы – это борьба за реальную власть, и этот шанс надо использовать до конца. Здесь возможны даже любые случайности.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров