ЛУКАШЕНКО. Версия 2.0

Kompromatby.com

Лукашенко сделал выгодные торговые предложения России и Западу. Взамен он получил возможность юридически легализовать свои фактические президентские полномочия и превратиться в полноправного теневого участника бизнес-торгов. Белорусская оппозиция унижена, освистана и отправлена на обочину. Новая большая игра начинается…

Лукашенко сильно изменился. Внешне. И дело не в гламурных костюмах Brioni, Kiton и Loro Piana - столь естественно в последнее время сидящих на плечах белорусского президента. И даже не в умилительно-абсурдном таскании за собой на официальные мероприятия младшенького (внебрачного) сына. Поначалу казалось, что "малолетний мальчуган в крепких руках отца" – политтехнологическое ноу-хау, призванное подчеркнуть мелодраматическую сентиментальность АГ, разнообразить образ политика-одиночки, вечно воющего со всеми чертами заботливого отца-одиночки, укрепить позиции в очень специфической социальной аудитории. Правда, сегодня уже наверняка можно говорить о некой "отцовской навязчивости", имеющей явно психиатрическое обоснование. Тем не менее, я говорю не о внешних, формальных, костюмных изменениях. Все они выглядят эффектно, но банально. Антураж и не более.

Настоящие изменения не столь заметны на первый взгляд, но гораздо более принципиальны и многообещающи. Не для политической оппозиции или любой иной альтернативы, разумеется. Тем более, что внутренне Лукашенко остался прежним. Он все также нетерпим к любому инакомыслию. Он все также подозрителен и пуглив. Он совершенно не готов делится какими бы то ни было полномочиями. Любая критика – "оголтелая" или "конструктивная" - его сильно раздражает. А конкурентная политика, где есть реальные состязания идей, обязательный общественный контроль над властью и скрупулезный подсчет голосов на выборах, его пугает не меньше, чем возможный государственный переворот с последующим арестом. Он – полноценный и законченный мизантроп, люто ненавидящий всех, кроме себя и балансирующий на гране социопатии. Он, конечно, поддерживает более/менее нормальные отношения с некоторыми людьми, но число этих людей крайне ограничено и к тому же Александр Григорьевич предпочитает, мягко говоря, их всегдашнее молчание. Хотя, наверняка, сам АГ даже не подозревает, что такое мизантропия. И потому, как всегда сильно заблуждается, считая свое отношение к людям едва ли не эталонным. В тоже время (вот еще один белорусский парадокс) он - полнейший сибарит, который обожает максимальную (а, следовательно, вульгарную) роскошь за чужой счет. Опять же АГ даже не подозревает, что это такое, полагая, что абсолютно прав во всех своих начинаниях, поступках и мыслях. Базовое мировоззрение (прав только тот, кто сильнее), ценности, внутренне содержание личности, понимание окружающего мира, ненависть к потенциальным оппонентам остались у Лукашенко прежними. Точно такими, какими они были сформированы у агрессивного, обозленного деревенского юноши, не ожидавшего от жизни ничего, кроме регулярных и жестоких пинков под зад. Детская злость на весь мир осталась у Лукашенко, и прошло с ним через всю его жизнь. По ходу насыщаясь прочими отвратительными личными характеристика. Он по-прежнему мстит окружающим, маскируя банальную ненависть банальными же (хотя и не лишенными лоска) словами о собственной мессианской роли в жизни Беларуси.

Перехитривший "чекистов"

Впрочем, я не готов говорить о типичных психологических комплексах случайного человека, неожиданно добравшего до вершины, откуда можно безнаказанно и зло править целой страной. Сегодня я готов говорить только о том, что внешне Лукашенко - совершенно другой. Умнее? Может быть. Но это далеко не та категория, которая способна точно и справедливо описать достоинства Александра Григорьевича. Хитрее? Намного. Чем прежде. Но опять же в этом нет ничего нового и необычного. Именно обыкновенная человеческая хитрость всегда формировала сердцевину лукашенковой политической выживаемости. Адекватность европейским политическим реалиям? А вот в этом мы попадаем в самую точку. Если, конечно, непредвзято говорить о типичных в своем лицемерии кулуарных торгах, принятых в Европе. Лукашенко, наконец, понял главное: если хочешь получить свое, умей уступать что-то несущественное равносильному оппоненту. И умей обманывать этого оппонента так, чтобы он сомневался в твоем обмане.

Лукашенко – не интуитивист, как кто-то пытается о нем судить. Интуиция его - всего лишь прямое и незамысловатое следствие его же трусости. Пиковые кризисы он пережидает, прячась от всех в специально оборудованных местах. И, между прочим, правильно делал. Одна очень хорошая "древняя мудрость" гласит: если не знаешь, как поступить, просто ничего не делай. Вот почему Лукашенко, подобно страусу спрятавшийся от решений, всегда выглядит победителем, вроде бы предвидевшим развитие событий и сделавшим правильный ход в нужное время и в нужном месте. Вчера, сегодня и завтра он будет вести себя также, как и прежде – пережидать и брать только то, что ему нужно. Именно поэтому он легко предсказуем. Но в тоже время он действительно другой.

Сегодня в той же России он не ведет себя как заправский провинциал, чья простота часто хуже воровства. Он уже не пытается вызывать умиление у "кремлевских жен" своими деревенскими привычками. Не делает ставку на былинную непосредственность Иванушки-дурачка, претендующего на полцарства. Российского. Он уже забыл о вожделенной некогда "шапке Мономаха", которая реально не давала ему спокойно спать каких-то восемь-девять лет назад. Он прекрасно понимает, что клан Путина (да и самого Владимира Владимировича) ему не переиграть. И тогда Лукашенко пошел по иному пути. Сегодня он – жесткий и надо признать очень эффективный переговорщик. Лукашенко не просто играет на равных с весьма опасным кремлевским кланом, но часто их переигрывает. И дело здесь не только в том, что у Кремля (вернее связки Путин/Медведев) до сих пор нет стратегического видения, зачем им вообще нужен "проект Беларусь" в явно незавершенном виде. Куда важнее, что Лукашенко научился играть по их правилам и бьет россиян их же технологиями.

Он больше не заигрывает с аутсайдерскими политическими группами, региональным общественным мнением или маргинальными ностальгирующими (по СССР) организациями. Он вообще не вмешивается во внутрироссийскую политическую повестку. Но он продает себя как естественного, обязательного и "вечного" союзника россиян. И продает весьма дорого. И Россия готова платить эту безумную (и явно нерациональную) цифру за его мнимое союзничество. И будет платить дальше. У нынешних кремлевцев вообще странный вкус на этот счет – они упорно поддерживают весьма специфических правителей. Тех же С.Багапша (непризнанная Абхазия) и Э.Кокойты (непризнанная Южная Осетия). Оба этих персонажа не могут предложить Россия никаких адекватных разменов и, тем не менее, тоже собирают хорошую плату с россиян. Оброк за союзничество. Так что искать рациональные аргументы, почему кремль до сих пор субсидирует режим Лукашенко, не стоит. Их просто нет. Впрочем, транжирство россиян меня мало интересует, куда важнее другое. Сам АГ. точно знает, что Кремль его не сдаст. Как бы он не обманывал путинцев и как бы не врал медведевцам. Совершено точное понимании российской игры – вот таков сегодня Лукашенко.

Купивший "евробюрократов"

На Западе та же картина. Александр Григорьевич сделал весьма привлекательное торговое предложение. Не сам разумеется, но с подачи группы западноевропейских советников И это предложение базировалось на точном и тонком знании особенностей характера европейских бюрократов. Базировалось оно также на умелом противопоставлении интересов одних политических групп другим. Неудивительно, что сегодня в Европе есть мощное пролукашенковское лобби, которое усиленно доказывает: "белорусской проблемы" больше не существует, и именно мы ее решили. А если кто не согласен с этим утверждением, он просто лжет". Ребята уже проделали дырочки в праздничных фраках и готовятся цеплять медали за успешное решение "белорусского вопроса", а также открывают специальные банковские счета для зачисления на них соответствующих премиальных платежей.

Лукашенко в свою очередь – как это ни парадоксально – хорошо понимает глубинную природу внутриевропейских противоречий и умело на них спекулирует. Более того, он понял, что среди евробюрократов много таких же как он – людей с лицемерной моралью. Разве что намного менее харизматичных и не вляпавшихся в свое время в кошмарные истории с похищениями и убийствами политических оппонентов. А так – одно лицо, только в профиль.

В чем же суть торгового предложения Лукашенко? Во-первых, он гарантирует политическую и транзитную стабильность на территории РБ на ближайшие пять-десять лет. Очень комфортный срок для ряда крупных бизнес-проектов. Во-вторых, он гарантирует солидарную позицию по ряду энергетических вопросов. Он готов в чем-то поддержать Европу в ее диалоге с Россией.

Из этого вырастает пока еще не оформленное предложение – создать в Беларуси (вместо погрязшей во внутренних войнах и потому крайне нестабильной Украины) новую переговорную площадку между Европой и Россией. Кстати, часть европейцев, которая поддерживает концепцию медленной интеграции РБ в Евросоюз (с полнейшим закрытием глаз на тюремно-авторитарное своеобразие политического режима Беларуси) именно этим "прагматичным интересом" оправдывает свою участие в спорном проекте. В-третьих, он гарантирует хороший эксклюзивный бизнес-климат для избранных западных компаний. И, как следствие, высокую прибыльность. В-четвертых, он гарантирует… резкое снижение внутренней конфликтности. Лукашенко обещает тихую, спокойную, умеренную Беларусь в обмен на неучастие Европы в любой поддержке любой внутрибелорусской альтернативы. По сути, это означает, что часть оппозиции будет таки приручена и введена в системное русло.

Процесс уже пошел – эмиссары Лукашенко через посредников активно перетягивают диссидентов, предлагая им разнообразные конфеты. Деньги, формальные должности, карьерные перспективы (пока в согласительных комиссиях). В-пятых, он гарантирует крайне низкую коррумпогенность национальной бюрократии. Для избранных, разумеется. прежде всего, для западных бизнесменов, которые по протекции отдельных европолитиков, пойдут сразу в приемные самого Лукашенко. Или в кабинеты его уполномоченных представителей.

Теневой гарант

Что Лукашенко хочет получить взамен? Только одно – формальную легализацию на европейских политических рынках его права быть правителем в Беларуси. АГ остро нуждается в юридическом закреплении в международном праве его фактических полномочий. Это важно для него по ряду причин. И далеко не только психологического характера (хотя и нарциссическое ощущение легального "первого парня" тоже сказывается). При этом стоит заметить следующее: сам он прекрасно понимает, что в любом случае никогда не сможет стать в один ряд с демократическими лидерами Европы. Изгой – он и есть изгой. Но легализация статуса – это резкий рост его личных котировок в… потенциальных бизнес-проектах, в которых он намерен выступить обязательным партнером иностранных инвесторов.

Сегодня на равных с Лукашенко готов разговаривать только российский бизнес, признавая его полнейшее хозяйское право на собственной территории. Европейские же бизнесмены хоть и ведут усиленные переговоры, тем не менее, называют любые лукашенковы предложения слишком рискованными. И потому настоятельно требуют резко уменьшить теневую долю самого Лукашенко как "политически нестабильного фактора".

Как только Лукашенко получит свой вожделенный статус – а также внесет косметические изменения в облик режима – он резко повысит свою личную стоимость как участника любой сделки. Деньги интересуют его больше всего. А также возможность безбоязненно выезжать на европейские горнолыжные курорты. Именно в этом кроется новый стиль АГ – он теперь хорошо понимает, что небольшие формальные уступки, многозначительное молчание по некоторым скользким вопросам легко открывает двери в иной мир. И он быстро изменился. Лукашенко поверил, что время ярких одиозных лидеров кануло в лету. Вернее, что такой имидж больше не приносит хороших дивидендов. И тут же с удивлением обнаружил, что в Европе готовы с легкостью закрыть глаза на "авторитарные шалости" в обмен на добротные прагматичные предложения. А все эти парадные "разговоры о злостном нарушении прав человека в РБ" – только лишь эффективный способ… давления на Лукашенко как на потенциального переговорщика по бизнес-проектам. Способ сбить цену.

Почему Европа так быстро пала перед циничным предложением Лукашенко? Никакой конспирологии и никаких заговоров. Проще некуда – в Европе тоже бал правят циничные прагматики. У них есть собственный интерес. Не всегда, справедливости ради скажем, денежный. Часто этот интерес носит политически-тщеславный характер (что-то типа "Солана-усмиритель последнего диктатора") И этот интерес может быть решен при помощи Лукашенко.

Слишком просто? Согласен. А в жизни все просто. И в самом деле, нет никакой теории заговора против белорусской оппозиции или белорусской демократии. По той простой причине, что в Европе не знают персональный состав этой самой оппозиции. Не в прямом смысле. Отдельные европейские политики знают отдельных оппозиционных политиков Беларуси. Как хороших парней, с которыми можно выпить по кружке хорошего эля. И не более того. Они (европейцы) не знают конкретных претендентов на конкретные властные полномочия после Лукашенко. Они не верят, что нынешняя оппозиция вообще готова разговаривать прагматично – "мы вам гарантируем это, взамен вы нам гарантируете это". Нет такого репутационного понятия как "белорусская оппозиция", которое можно выгодно и дорого продать на Западе и под которое можно открыть нормальное гарантированное финансирование.

Западные общественные мнения, увы, знают только Лукашенко. Следовательно, в Беларуси (по логике прямолинейных евро/прагматиков) есть только один субъект для торговли. Лукашенко. Опять же – точка. Повторюсь: никакого заговора, сухой прагматизм. Как только сам Лукашенко все это понял, он тут же перестроился и стал продавать себя как надежного партнера для теневых бизнес-договоренностей, гарантирующего хороший совместный доход.

Сначала ему не поверили. Слишком одиозен. Порекомендовала немножко обновить ближайшее окружение, не особо надеясь на позитивную реакцию. АГ тут же это сделал, - с необычайной легкостью избавившись от В.Шеймана и В.Наумова и загнав еще дальше Ю.Сивакова. Все трое – сидят и боятся "преждевременного окончания жизненного пути". Потом европейцы посоветовали АГ понизить градус публичных эскапад. Чего проще? Затем пошли в администрацию первые переговорщики. Пока – низкого ранга и без внятных предложений. Потом в Беларусь приехали профессиональные политтехнологи, которые прописали и реализовали новый (декоративно измененный) образ Лукашенко и повторно продали его общественным мнениям западных демократий: "последний диктатор, который под строгими взглядами европейских учителей демократии встал на дорогу исправления и добился существенных успехов. Почти отличник демократического ликбеза". Еще позже в Минск потянулись политики. Второго/третьего эшелона. И даже первого. А ведь это уже были не классические полит/туристы-аутсайдеры, явно не имеювшие никаких талантов и потому попадавшие в малоденежные и неперспективные общеевропейские комитеты по наблюдению за такими странами как Беларусь. Минск инспектировала теперь не только легендарная в своей беспомощности и бессмысленности Ута Цапф. Все - процесс пошел.

И Лукашенко очень удачно вошел в новую игру. Он стал гибче и спокойнее. Он перестал паниковать (вернее перестал публично демонстрировать свою панику). Он еще больше закрылся от собственного окружения (сейчас никто не знает его настоящей игры). Наконец, он осознал, что четвертый и если надо пятый президентский срок ему гарантирован. Не только Россией (которую официальный Минск традиционно и легко «разводит»), но даже больше – Западом.

Марионетки?

Оппозиции слишком поздно поняла, что с Лукашенко произошли серьезные внешние изменения и что он стал приоритетным (если не единственным) партнером для новой европейской игры. Или даже не так: оппозиция до сих пор не поверила в очевидную истину – Европа ее откровенно обманула. А потому по-прежнему пытается о чем-то разговаривать с моментально закрывшимися европейцами. Вместо того, чтобы громко и фактурно послать этих самых евро/бюрократов в десятке/другом ведущих европейских изданий. Послать пофамильно и поименно. А потому у политической альтернативы Беларуси сегодня имеется только два "эволюционных" пути (по замыслу европейских лоббистов АГ). Оба очень отвратительных. И оба безысходных.

Первый: окончательно раствориться в небытии, отказаться от активных действий и через полгода/год тихонько трудоустроиться на самые неказистые должности и просто зарабатывать деньги на пропитание семьи. Этот путь для тех, кто все-таки не приемлет "Лукашенко. Версия 2.0" в качестве обязательного политического лидера, которого нужно терпеть еще много лет и которому нужно служить. Их не будут больше прессовать (по просьбе Европы) и даже простят оппозиционную деятельность. И позволять тихонько доживать свои дни.

Второй путь: принять правила Лукашенко (неважно, формально или неформально). Согласиться с его новой игрой. Стать пешками в этой игре (иногда пешками высокооплачиваемыми, но настоящих денег на всех не хватит). По большому счету, правило у Лукашенко одно: "я - и есть государство. Все остальные – мои рабы в этом государстве, которые едят, пьют и разговаривают только тогда, когда я им разрешаю". Выбравшим этот путь (фамилии тех, кто уже выбрал, называть не буду – они и без моих подсказок очевидны) позволят формально считаться политической оппозицией. Им предоставят возможность легонько критиковать режим (но только не суть самого Лукашенко). Им позволят до остервенения драться между собой и больно кусать каких-то второразрядных чиновников. Европа же будет умилительно хлопать в ладоши, нахваливая саму себя за "мирное урегулирование белорусской проблемы". В итоге - специфическая «демократия» с несменяемым главным Отцом-основателем. Ну а все особенности нового лукашенкового стиля будут списаны на национальные особенности и продолжающийся переходный период…

Михаил Подоляк

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров