После Лукашенко все только начнется

Александр Класковский, "Белорусские новости"

"Стабильность деградации" — такой диагноз Беларуси поставил на международной аналитической конференции "Рубикон-2013" в Таллинне минский аналитик Андрей Поротников. По его словам, "современное белорусское государство вступило в полосу упадка, но этот упадок может продолжаться долго".

И впрямь, загибаем пальцы: Кремль подбрасывает деньжат и не заинтересован в хаосе, оппозиция почти задавлена, народ или апатичен, или боится. Наконец, отработан до совершенства механизм "элегантных побед" представителей власти на выборах (или механизм фальсификаций по терминологии противников режима).

Глухо как в танке? Против лома нет приема?


В болоте страха

Во всяком случае, эксперты не верят, что оппозиционерам удастся завоевать хоть толику мандатов на местных выборах 2014 года. Власть не допустит таких, с ее точки зрения, проколов. Все давно схвачено. По мнению экс-кандидата в президенты, а ныне политэмигранта Алеся Михалевича, по этой причине оппозиции сложно будет вообще найти охотников выдвигаться.

Действительно, чем тут соблазнишь? Приобретением политического опыта, который может пригодиться в туманной перспективе? Но ведь при этом вылететь с работы с волчьим билетом можно в пять минут!

Более того, и на президентских выборах 2015 года, по прогнозам бывшего соперника Лукашенко, не будет такого парада кандидатов, как в 2010-м.

В самом деле, перед глазами пример самого Михалевича, изведавшего, чем может закончиться президентская кампания в Беларуси даже при умеренной политической программе: тюрьма КГБ — вербовка под давлением — публичное признание в ней — побег за границу.

Хлебнули лиха и другие участники кандидатского парада 2010 года. Так, Владимир Некляев получил два года с отсрочкой, Виталий Рымашевский — два года условно, Андрею Санникову пришлось писать за решеткой прошение о помиловании, Дмитрия Усса выпустили после нескольких месяцев на зоне, а Николай Статкевич и поныне в тюрьме.


К хоккейному чемпионату мира политузников не останется

Таким образом, на следующих выборах в бюллетене могут оказаться лишь Лукашенко и пара-тройка его спарринг-партнеров, вольных или невольных. Вероятность того, что оппозиция сможет, перешагнув через распри, выдвинуть единого кандидата, на сегодня крайне мала. Хотя без него, считает большинство экспертов, идти на выборы вообще нет резона.

Впрочем, Юрий Дракохруст полагает, что в условиях, когда победить практически невозможно, выборы могут стать этаким вариантом праймериз для определения первого номера оппозиции. Правда, и тут вопрос: а судьи кто? Где гарантия, что не насчитают больше тому, кто у властей на крепком крючке?

И еще момент: по прогнозу, звучавшему на конференции не раз, к чемпионату мира по хоккею, который в 2014 году примет Беларусь, политзаключенных в стране не останется. Лукашенко поостережется накликать лишние тучи на добытый с нервами спортивный праздник.

Но кто даст руку на отсечение, что после ЧМ-2014 политузники не появятся вновь? Выборы для бессменного президента Беларуси — это всегда "последний и решительный бой", вопрос жизни и смерти, когда все средства хороши.


Методы власти: подкормка и ненависть

Конечно же, авторитарный правитель уповает не только на кнут. Миллионы белорусов, получающих не вполне заработанные зарплаты и различные льготы, даже "перекормлены", считает Андрей Поротников. К слову, в ситуации, когда на заметное повышение доходов перед выборами ресурса нет, власти, прогнозирует эксперт, могут сделать ставку на идею сохранения уже достигнутого благосостояния, которое, мол, будет разрушено, если бразды правления захватит оппозиция.

К выборам-2015 Лукашенко, по прогнозу аналитика, попытается освежить имидж борца с коррупцией (мы это уже видим), а также для повышения лояльности попробует подкормить чиновников (представление об их высоких зарплатах, по словам эксперта, является мифом).

Заметим: собственно, это и есть одна из целей сокращения аппарата, которое глава государства неадекватно звучно назвал "реформой органов власти", — повысить оклады тем, кто останется.

Вторым приемом для сплочения чиновников, в том числе силовиков, может стать создание образа врага в лице оппозиции, которая, по мнению Поротникова, сама этому способствует, в частности педалируя тему люстрации.


Свободу надо знать на вкус

Впрочем, не будем вешать всех собак на оппозицию. Она не прыгнет выше пояса. Положа руку на сердце, сбросить жесткий авторитарный режим, пока он консолидирован и достаточно уверенно держится в экономическом плане, практически невозможно.

А раскола в правящей элите, который был фактором успеха цветных революций, в Беларуси мы не наблюдаем. Лукашенко перетряхивает кадры, держит их в страхе. Перебежчики в оппозицию неизменно наказывались с демонстративной жестокостью: через тюрьму прошли Михаил Чигирь, Михаил Маринич, Александр Козулин, уже упомянутый Андрей Санников

В свою очередь, не только страх удерживает народ от массовых протестов, говорила на конференции политолог Ольга Абрамова. Многие активные люди уехали из страны, а большая доля оставшихся считают ситуацию терпимой и опасаются, что в случае перемен она ухудшится. По мнению Абрамовой, авторитаризм в постсоветских странах был практически запрограммирован, и "ничего удивительного в авторитарном режиме Лукашенко нет".

А культуролог Юлия Чернявская заметила: хотя действующего президента рисуют "всесильным душителем свобод", рядовой белорус "не ощущает давления и не жаждет удушаемых свобод. Следовательно, по логике обывателя, оппозиционеры либо лгут, либо хотят каких-то нехороших свобод".


Интернетом режим не свалишь

На конференции в Таллинне не раз вспоминали весну 1991 года, когда МАЗ и МТЗ вышли на улицы Минска. Власть и сегодня боится пролетарского бунта. Поэтому и старается умаслить работяг, особенно в столице. Поэтому также, считает аналитик Александр Алесин, Лукашенко сопротивляется продаже МАЗа (хотя долго упираться, по прогнозу эксперта, не сможет).

Правда, летом 2011 года на улицы неожиданно вышла компьютерная молодежь, взбунтовались хипстеры. Это уже другое поколение, другой уклад. Но революция аплодисментов не удалась. И вообще, как подчеркивали на медийной сессии "Рубикона-2013", интернет не сделает революции. Скорее власть использует его для выпускания пара.

"Многие хотят, чтобы интернет был дешевым демократизатором. Этого не будет", — убеждена медиаэксперт Юлия Слуцкая. По ее словам, интернет может быть лишь инструментом для сторонников перемен, и не более.

Основатель портала TUT.BY Юрий Зиссер согласен: "Нет корреляции между проникновением интернета и демократизацией общества". По его словам, TUT.BY уступает по охвату только трем белорусским телеканалам. Но при этом в Байнет хлынули бывшие телезрители, "народ увлекся трэшем".

Также сеть стала, по определению Зиссера, местом для "внутренней эмиграции демшизы". В виртуальной политизированной тусовке, сказал он, царят "взаимопожирание", фиксация на событиях прошлого, изобличение агентов КГБ и прислужников режима, в которые зачисляют всех подряд.

Отмечу: долгое время оппозиция обижалась, что ей не дают доступа к СМИ. Однако сегодня, в эпоху интернета, социальных сетей, каждый сам себе СМИ. И политики тоже пошли в сеть, но другое дело, что перенесли туда свою грызню. А пламя из искры так и не возгорается. Скорее, напротив, в электорате нарастают апатия и фатализм.

Значит, или не то говорят людям вожди альтернативы, или не так говорят, или просто время не то. Показательно, что политические сайты, по данным Зиссера, "медленно теряют охват".


Путь Беларуси к демократии будет долгим

Но реальная политика — это не сетевой тролинг. Как подчеркнул политолог Павел Морозов, на том, кто придет после Лукашенко, будет висеть огромная ответственность за Беларусь. Эксперт убежден, что власть в стране может смениться любым другим способом, кроме выборов с участием нынешнего президента.

Факт то, что рано или поздно Беларуси придется перемучиться реформами, которые нынешнее руководство упорно откладывает в долгий ящик.

Для их реализации, к слову, тоже понадобится сильная власть. Некоторые эксперты считают, что парламентская говорильня способна погубить трансформацию, захлопнуть окно возможностей для страны — и потому на переходный период понадобится этакий прогрессивный, просвещенный авторитаризм. Да, но где гарантия, что таким образом не взойдет звезда Лукашенко № 2?

Есть и еще ряд критически важных для успеха трансформации опций: готовность народа к демократии, зрелость гражданского общества и политической элиты (а где она в Беларуси?). Посмотрите на Украину: куда девался драйв оранжевой революции, когда в эйфории казалось, что прогрессисты уже ухватили бога за бороду?

И об этих опциях завтрашнего дня уже сегодня стоит думать тем, кто хочет видеть Беларусь иной. На одном "долой!" далеко не уедешь. И в принципе не бывает скачков из прозябания в земной рай. В общем, как резюмировал на "Рубиконе-2013" экономист Леонид Злотников, "путь Беларуси к демократии будет длинным".

Но дорогу осилит идущий.


***

"Вызов Евразии для европейской перспективы Беларуси" — так была сформулирована повестка дня четвертой по счету конференции "Рубикон", которую организовали зарегистрированная в Эстонии негосударственная организация "Новый путь для Беларуси", сообщество "Третий путь" при поддержке Немецкого фонда Маршалла США, Министерства иностранных дел Эстонии и ARU Television. В дискуссии, проходившей 23-24 мая 2013 года, участвовали аналитики из Беларуси, России, Финляндии, Польши, Эстонии, представители белорусской диаспоры.

Новости по теме

Новости других СМИ