Москва разрешила Минску покомандовать единой системой ПВО

Александр АЛЕСИН, Naviny.by

Недавно белорусский генерал возглавил Единую региональную систему противовоздушной обороны (ЕРС ПВО) Беларуси и России. Это важный этап долгого процесса. В целом же вопросы военного и военно-технического сотрудничества Минск использует для продавливания своих интересов в экономических спорах с Москвой.

На фоне калийного скандала прозвучавшее 28 августа сообщение главы белорусского военного ведомства Юрия Жадобина о назначении командующим ЕРС ПВО Олега Двигалева, командующего ВВС и войсками ПВО Беларуси, прошло практически незаметно. Между тем этот вроде бы формальный акт означает, что длительный (и без преувеличения мучительный) процесс создания ЕРС ПВО вступил в завершающую стадию.

Напомню, что официальные переговоры о юридическом оформлении ЕРС ПВО Беларуси и России начались еще в 2001 году. Причем проект межгосударственного соглашения о создании такой системы был представлен главам двух союзных стран осенью 1999 года.

Что же касается самой идеи подобной структуры, то она появилась гораздо раньше. 10 февраля 1995 года была создана Объединенная система ПВО стран СНГ "Содружество", после чего по инициативе России стали разрабатываться планы организации на ее основе трех региональных систем ПВО - Восточно-Европейской, Кавказской и Центрально-Азиатской. Причем первой подобной структурой (прообразом аналогичных формирований на Кавказе и в Центральной Азии) должна была стать Восточно-Европейская региональная система противовоздушной обороны, которую предстояло создать Беларуси и России.

Особая важность совместной ПВО Беларуси и России для Кремля определяется еще и тем, что она должна стать не только своеобразной лабораторией для отработки соответствующих юридических и технических процедур, но и примером взаимовыгодного и равноправного военного сотрудничества с Россией для остальных стран СНГ.

Но приоритетной задачей для высшего военно-политического руководства России является создание мощного противовоздушного заслона на западном направлении. Противовоздушный (а в свете нынешних реалий и противоракетный) заслон на территории Беларуси незаменим для России. Несмотря на ряд проблем, связанных с моральным и физическим старением вооружения и боевой техники, экс-главком ВВС России генерал армии Анатолий Корнуков в свое время назвал белорусскую систему ПВО самой работоспособной, мощной и эффективной на всей территории СНГ.

Конечно, московские стратеги вряд ли надеются, что она сможет перехватить все 100% крылатых ракет, если те полетят на Россию. Однако в Москве явно рассчитывают, что гораздо меньше ракет придется на долю российских войск ПВО и им удастся более надежно прикрыть охраняемые объекты.

За время, прошедшее со старта переговорного процесса, подписание документа о создании ЕРС ПВО анонсировалось не раз. Как единодушно утверждают белорусские и российские военные, де-факто она уже функционирует: в автоматизированном режиме происходит обмен информацией между центральными командными пунктами ПВО Беларуси и России.

Однако юридическое оформление ЕРС ПВО раз за разом срывалось. Причем большинство аналитиков уверены, что причины этих неувязок не имеют отношения ни к технике, ни к тактике, ни к стратегии. Стороны никак не могли прийти к консенсусу относительно того, сколько стоят услуги Беларуси по обороне западных воздушных рубежей России.

Наконец, по истечении восьми лет точки соприкосновения по всем спорным вопросам вроде бы были найдены. И 3 февраля 2009 года на заседании Высшего госсовета Союзного государства соглашение о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороны (ЕРС ПВО) Беларуси и России было подписано.

Согласно имеющейся информации, в состав ЕРС ПВО должны были войти соединения и воинские части сторон, находящиеся на территории Республики Беларусь, Калининградского особого района и западных областей Российской Федерации. В боевой состав ЕРС предполагалось включить: авиационных частей - 5; зенитных ракетных частей - 10; радиотехнических частей - 5; частей радиоэлектронной борьбы - 1.

Возглавлять ЕРС на ротационной основе будет командующий Военно-воздушными силами и противовоздушной обороной одной из сторон, который назначается совместным указом президентов Российской Федерации и Республики Беларусь по представлению министров обороны обеих стран.

Порядок управления силами и средствами ВВС России, а также ВВС и войск ПВО Беларуси в мирное время останется прежним, а именно: управление своими частями и подразделениями, выделенными в состав ЕРС ПВО каждой из сторон, будут осуществлять главнокомандующий ВВС России и командующий ВВС и войсками ПВО Беларуси соответственно.

Координация совместных действий соединений и воинских частей, выделенных в состав ЕРС ПВО, будет осуществляться с центрального командного пункта главнокомандующего российскими ВВС.

В угрожаемый период для управления ЕРС ПВО создается ее объединенное командование в составе объединенного командования региональной группировки войск двух стран.

Но, как оказалось, даже подписание соглашения о создании ЕРС ПВО еще не означало запуск процедуры создания ее на деле. Белорусская сторона всячески тормозила ратификацию документа, и причины этого, надо думать, оставались прежними - недовольство размером экономических преференций со стороны России.

Так, 1 июня 2009 года Александр Лукашенко в интервью главным редакторам ряда российских изданий недвусмысленно заявил, что соблюдение Минском интересов безопасности Москвы вообще "не имеет цены". В Кремле же, особенно во время президентства Дмитрия Медведева, объем экономических льгот, запрашиваемых Минском за выполнение роли щита Москвы, считали чрезмерным. Дело снова застопорилось.

Ситуация изменилась в начале прошлого года, когда, как предполагают ряд аналитиков, между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко было заключено некое негласное пакетное соглашение, суть которого такова: интеграция (в том числе и в военной сфере) в обмен на экономические льготы и преференции. Если интерес Путина в этой сделке носил явно предвыборный характер, то Лукашенко были необходимы средства для поддержания экономической и социальной стабильности в своей стране.

Так это или не так, но факт остается фактом, 13 февраля 2012 года Лукашенко своим указом № 65 утвердил договор с Россией о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании ЕРС ПВО.

Но и это было еще не все. Ведь процесс создания ЕРС нельзя было считать завершенным без назначения командующего. А оно все откладывалось и откладывалось. По мнению экспертов, время тянула белорусская сторона, сохраняя на всякий случай в рукаве этот козырь.

И вот сейчас, когда отношения Беларуси и России осложнились в очередной раз, пришел черед сыграть и им, чтобы показать российскому общественному мнению, что в судебном преследовании руководства "Уралкалия" нет никакой политики и Минск - по-прежнему верный военный союзник Москвы. А весь нынешний калийный конфликт - это, мол, всего лишь спор хозяйствующих субъектов.

Новости по теме

    Создание единой системы ПВО все ближе

    Совет Федерации в пятницу, на последнем в этом году заседании, ратифицировал соглашение с Беларусью о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороныподробности

Новости других СМИ