Карбалевич: С трудом предствляю, что Лукашенко согласится делиться полномочиями в Таможенном союзе

Геннадий Косарев, "Завтра твоей страны"

Лукашенко и Назарбаев могут выступить единым фронтом против вступления в Таможенный союз Армении и Кыргызстана, заявил накануне официального визита белорусского президента в Астану представитель Казахстана в Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов. Реальность такого развития событий оценивает политолог Валерий Карбалевич.

– Выгодно ли лидерам Беларуси и Казахстана расширение Таможенного союза за счет вступления в него Армении и Кыргызстана, да и выиграют ли сами эти страны – кандидаты на вступление в ТС?

– Это не простой вопрос. От деклараций до практической реализации очень большая дистанция. Фактически и Кыргызстан, и Армения должны присоединиться к уже существующим правилам, в которые они не могут вносить изменения. Если учредители – Беларусь, Казахстан и Россия могли спорить, отстаивать свою позицию, настаивать на выгодных для себя положениях, то вновь вступившие члены могут только присоединиться. Понятно, что это не очень выгодно. Вот почему я весьма скептически отношусь, в частности, к декларации Армении.

– И с чего вдруг упомянутая вами Армения–участница программы Евросоюза «Восточное партнерство» заявила о своем желании присоединиться к ТС?

– Накануне Вильнюсского саммита Восточного партнерства (который должен пройти в ноябре 2013 года) обострилась борьба за этот регион между Россией и Европейским союзом. Россия сначала провела маленькую таможенную войну с Украиной, потом появилось заявление Армении о готовности вступить в Таможенный союз. А затем еще информации о давлении со стороны России на Молдову: вдруг и вино молдовское оказалось плохим, и проблемы с молдовскими гастарбайтерами возникли. Цель – принудить Молдову не подписывать никаких соглашений и договоренностей с Евросоюзом.

Все эти вещи носят скорее политический, недели экономический характер.

– А что вы думаете по поводу выгодности расширения ТС для его нынешних участников?

– Теоретически, чем больше рынок, тем лучше. Но тут возникают подводные камни. Например, у Кыргызстана практически открытая граница с Китаем. И если Кыргызстан вступает в ТС, то появляется большая дырка на границе. Как ее закрыть и что с этим делать? Поэтому и сама Россия сегодня не очень-то заинтересована в присоединении Кыргызстана.

Понятно, что трем членам ТС будет легче решать существующие проблемы, чем пятерым. Даже опыт Евросоюза показывает: чем больше он расширяется, тем больше возникает проблем.

Вот и белорусам надо хорошенько подумать, прежде чем переходить от Таможенного к Евразийскому союзу, который является уже экономическим. А именно такую задачу ставит Россия к 2015 году. И если Армения и Кыргызстан до сих пор не готовы вступать в ТС, то каким образом они за два года форсируют вступление в экономический союз, которое предполагает унификацию макроэкономической политики?

– Есть такой момент. И Армения, и Кыргызстан, возможно, сейчас находятся под большим влиянием России. Не вызовет ли даже теоретическая возможность вступления их в ТС отторжение со стороны Лукашенко и Назарбаева, поскольку это может оттянуть их голоса при принятии решений в новых формированиях? Ведь Россия стремится создать в конечном итоге политический союз с участниками бывших республик СССР.

– И Лукашенко, и Назарбаев не хотят превращения этого союза в политический. А Путин априори предусматривает, что Таможенный союз перерастет в экономический, а потом и в политический союз наподобие Евросоюза.

Более того, я полагаю, что проблемы возникнут с переходом от таможенного к экономическому союзу. Недавнее обсуждение в Астане премьер-министрами трех государств необходимых документов показывает, что есть серьезные проблемы. Мясникович, например, достаточно критически оценил процесс формирования экономического союза.

– В чем суть проблемы?

– Экономический союз предполагает решение проблем на наднациональном уровне, то есть унификацию макроэкономической политики. Суверенитет отдельных государств в проведении экономической политики становится ограниченным, что происходит и в ЕС. То есть, и дефицит бюджета, и долг, и уровень инфляции, и обменный курс надо унифицировать. И я с трудом представляю, что Лукашенко согласится передавать на иной уровень те решения, которые сегодня принимаются в Минске.

Объединяются три авторитарных режима. А авторитарные режимы, авторитарные лидеры властью делиться не хотят. Путин уже говорит о некой единой валюте. Можно ли представить, что Лукашенко или Назарбаев сегодня откажутся от своей валюты? Вряд ли. С 2012 года вроде бы существует Единое экономическое пространство. Но Мясникович, выступая 31 мая на форуме деловых людей ЕЭП, заявил, что только 2/3 товаров и 1/3 услуг передвигаются в рамках ТС свободно. То есть, пока нет общего рынка, нет единого экономического пространства. А коль этого нет, то говорить о переходе к новому этапу нелогично. Сначала надо доделать то, что недоделано.

Новости по теме

Новости других СМИ