У Брюсселя и Минска нет оснований для возобновления диалога

Валерий Карбалевич, Радио "Свабода"

По мере приближения Вильнюсского саммита программы "Восточное партнерство" конкуренция между Россией и ЕС за контроль над постсоветскими странами обостряется.

Москва усилила давление на Украину, Молдову и Армению, стремясь предотвратить подписание в Вильнюсе соглашения об ассоциации между этими странами и Евросоюзом. С другой стороны, министры иностранных дел Швеции и Польши Карл Бильдт и Радислав Сикорский написали совместную статью, которая должна привлечь шесть стран-членов "Восточного партнерства" к этому проекту. В Минск на переговоры приезжают важные чиновники шведского и польского МИД.

И в демократическом обществе оживилась дискуссия по поводу отношений Беларуси и ЕС. Бывший кандидат в президенты Андрей Санников, который живет в эмиграции, и правозащитные организации послали письмо министрам иностранных дел стран Евросоюза с призывом к эффективным экономическим санкциям против белорусского режима. С другой стороны, второй кандидат в президенты Александр Милинкевич в статье польского издания Dziennik. Gazeta Prawna, а также на сайте naviny.by, наоборот, выступил за "широкий диалог Польши и ЕС с Беларусью", в том числе с белорусскими властями.

На мой взгляд, нет серьезных оснований полагать, что в отношениях Беларуси и ЕС в обозримом будущем нечто сущностное изменится. По ряду причин. Прежде всего, сравните ресурсы, которые тратят Россия и ЕС в конкуренции за влияние на этот регион. Например, субсидии РФ Беларуси составляют около 10 млрд долларов в год только за счет низких цен на энергоресурсы. А в упомянутой статье Карл Бильдт и Радослав Сикорский пишут, что этим годом ЕС направил на поддержку шести (!) стран-участниц "Восточного партнерства" только 600 млн евро. Цифры несопоставимы.

Пока ЕС погружен в собственные проблемы и не может на равных бороться с Россией за контроль над регионами Восточной Европы, не готов выделять на это средства, у него не будет эффективной стратегии влияния на Беларусь.

Эксперты и политики, заколдованные периодом диалога в 2008-2010 гг. в отношениях Беларуси и ЕС, рассчитывают на скорое возвращение той схемы. Мол, был цикл размораживании отношений, после 19 декабря начался цикл "холодной войны", а через какое-то время маятник обязательно качнется в другую сторону, снова начнется диалог.

Думаю, это не так. Следует понять, что нынешние отношения жесткого политического, идеологического и дипломатического конфликта между Беларусью и ЕС - это норма взаимоотношений. А короткий период диалога в 2008-2010 гг. - это исключение из правил, вызванное редким стечение обстоятельств. Тогда Россия значительно сократила субсидии Беларуси, объявила о переходе в отношениях с ней на рыночные принципы. Российско-грузинская война августа 2008 года создала ситуацию острого противостояния между РФ и Западом. Нежелание Беларуси признать независимость Южной Осетии и Абхазии резко увеличило ее вес в глазах ЕС и США. Ведь от позиции Минска зависело признание этих самопровозглашенных квази-государств другими постсоветскими странами, в чем сильно был заинтересован Запад. В позиции ЕС в отношении белорусского режима на короткое время геополитика вытеснила ценности. Европа в отношениях с Беларусью частично вынесла за скобки проблему демократии и прав человека.

19 декабря 2010 года все вернулось на свои места. И я скептически оцениваю перспективы размораживания белорусско-европейских отношений. Представим, что белорусские власти пошли на освобождение всех политзаключенных - это вполне реально. Но даже оставляя в стороне неразрешимую проблему реабилитации политзаключенных, я не вижу оснований дня нового диалога.

Ведь автоматического возвращения в 18 декабря 2010 года не произойдет. Иллюзии европейских политиков относительно возможности демократизировать режим Александра Лукашенко с помощью диалога развеялись после последних президентских выборов. Тогда какова цель политики вовлечения Беларуси в европейские процессы?

Подобная проблема возникает и со стороны официального Минска. Лукашенко также травмирован событиями 19 декабря и вряд ли повторит попытки политической либерализации. Более того, он даже на экономическую либерализацию не решился. А субсидии со стороны России достигли максимальных масштабов.

Что Минск может получить реально от ЕС в обмен на освобождение политзаключенных? Субсидировать белорусский экономику за геополитическую лояльность, как это сейчас делает Россия, Евросоюз не будет. Кредиты МВФ? Но для этого нужны структурные экономические реформы, на которые белорусские власти не готовы. Тогда что?

Иначе говоря, освобождение политзаключенных поставит ряд новых, более сложных проблем, решать которые не готова ни одна, ни другая сторона.

Новости по теме

Новости других СМИ