Народ надо будить или он должен проснуться сам?

Сергей Королевич, Naviny.by

Белорусской оппозиции редко удается быстро и резонансно отреагировать на те или иные события в обществе. Впрочем, отмечают эксперты, ее возможности сегодня резко ограничены жесткой реакцией властей на уличную активность, апатией населения, его страхом перед репрессиями.

В этом лишний раз убеждает сюжет с введением государственной пошлины за выдачу разрешения на допуск транспортного средства к участию в дорожном движении и последовавшей за этим акцией "Стоп-налог".


Лозовик иронизирует насчет познавательного интереса

В принципе, еще до введения пошлины и непосредственно после голосования за нее в парламенте оппозиционные политики с негодованием комментировали инициативу властей. Объединенная гражданская партия (ОГП) даже заявила о кампании "Правителей — в отставку!", в ходе которой собираются подписи противников введения госпошлины на автовладельцев. Можно поставить свои подписи под протестом и в интернете.

Свою акцию "Вместе против обдираловки", приуроченную к рассмотрению в Палате представителей госбюджета на 2014 год и принятию в первом чтении законопроекта, вводящего пошлину на авто, объявила и кампания "Говори правду".

Однако сбор подписей — явно не тот шаг, который может повлиять на мнение властей, уже принявших решение о введении пошлины. От инициативы с подписями просто отмахнулись: как министр финансов Андрей Харковец (по его словам, вокруг введения пошлины много демагогии), так и секретарь Центризбиркома Николай Лозовик (он считает, что факт сбора подписей имеет лишь познавательный интерес).


"Стоп-налог" захлебнулся

Реально нервничать власти стали только после призывов в интернете протестовать против введения пошлины в центре Минска.

В итоге первая акция протеста автомобилистов, которая состоялась вечером 20 декабря на столичном проспекте Независимости, получила достаточно большой резонанс, хотя и не была очень уж массовой. Водители звуковыми и световыми сигналами, а также медленным движением выразили несогласие с введением нового налога.

Ко второй акции, анонсированной на 27 декабря, власти подготовились более основательно. На проспекте были выставлены усиленные наряды Госавтоинспекции, на тротуарах дежурили силовики в штатском. Редких протестующих автомобилистов останавливали сотрудники ГАИ.

А на третью акцию, объявленную 3 января, похоже, вышли только сотрудники ГАИ.

20 декабря (как раз в день проведения первой акции "Стоп-налог") трое политиков-автомобилистов — Виктор Корнеенко, Сергей Калякин и Анатолий Лебедько — подали заявку в Мингорисполком на проведение 5 января автопробега по проспекту Независимости.

Решение горисполкома оказалось прогнозируемым — автопробег не разрешили. Наверняка, это понимали и сами оппозиционные политики, поэтому сразу после получения ответа от минских властей объявили план Б — сбор на площади Якубка Коласа подписей за отставку правительства и отмену пошлины.

С учетом белорусских реалий акция, можно сказать, прошла успешно. Лебедько и Корнеенко собрали около сотни подписей и не были задержаны. Хотя акция проходила под контролем правоохранительных органов. По независимым оценкам, за двумя предстателями оппозиции наблюдало порядка ста сотрудников милиции и спецслужб. Получается, по сотруднику на каждую собранную подпись.

"Ситуация в стране сегодня такая, что даже поставить свою подпись стало актом какого-то гражданского поступка. Нужно людей будить. Сегодня он поставил подпись, завтра, возможно, выйдет на улицу, а послезавтра более решительно будет требовать перемен в стране", — прокомментировал Анатолий Лебедько.


Оппозиция в заколдованном кругу

По мнению политолога Алеся Логвинца, власти достаточно успешно готовятся к различным формам протеста, на которые решаются граждане. Градус политической мобилизации в обществе и так невысок, поэтому для минимизации протеста вполне достаточно предупредительных угроз и демонстрации силы в отношении нескольких инициаторов или участников акций.

"Власти стараются выявить тех, кто инициирует протестные действия в социальных сетях, применяют целевые репрессии, которые ретранслируются через СМИ, увеличивая показатель страха и отбивая желание участвовать в уличных акциях. Власти делают так, что цена участия в каком-либо протестном действии превышает в несколько раз цену неучастия в нем", — отмечает Логвинец.

В идеале, считает эксперт, при организации акций протеста должны сочетаться партийная мобилизационная работа и гражданский порыв. Но сейчас не то время, чтобы реализовать этот замысел: оппозиция явно слаба, а общество не верит не только власти, но и самой оппозиции.

"Лучший путь на данный момент для демократических организаций — присоединиться к акциям сначала в индивидуальном порядке, — считает Логвинец. — Может быть, даже не стоит особо афишировать свое присутствие на акциях, занимаясь черновой работой по мобилизации, а не декларациями. Попытка перехватить чью-то инициативу или желание покрасоваться на фоне других вряд ли добавит популярности оппозиции".

Более того, проблема доверия к оппозиции сегодня такова, что часто лучше не подчеркивать связь тех или иных протестных действий непосредственно с оппозиционными структурами.

"Если акция — это действие самого общества, то она имеет возможность притянуть к себе внимание большего количества людей, чем партийная или оппозиционная инициатива, — полагает Логвинец. — Чтобы серьезно выступать со своими инициативами, рассчитывая на их реализацию, нужно иметь соответствующую базу поддержки. Но достаточной базы поддержки сегодня нет ни у одной оппозиционной организации".

"Конечно, оппозиционным структурам стоило бы договариваться, в каждом случае планировать совместные действия. Озвучивать любыми доступными средствами существующие проблемы, расширяя свою поддержку в обществе. Но искусственные попытки пропиариться или стать во главе процесса, который возник вне оппозиционной инициативы, наверное, не слишком удачны", — резюмирует Логвинец.

Новости по теме

Новости других СМИ