Рикошет. Сценарии президентских выборов: новые факторы

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Проводя совещание по проблемам развития науки, Лукашенко неожиданно заговорил о президентских выборах: "Скоро нам экзамен сдавать перед белорусским народом. Более серьезные будут выборы, чем в местные Советы депутатов... К этому времени успокоится ситуация в Украине, и нас будут пробовать на зуб. Мы должны выстоять".

Как говорится, у кого что болит. Как всем известно, у действующего белорусского правителя болит всегда один и тот же зуб — его власть. И он об этом думает в любое время дня и ночи, какая бы тема ни обсуждалась.

До сих пор у правящей команды Беларуси был понятный сценарий проведения президентских выборов. Поскольку экономическая ситуация тяжелая, ресурсов для подкупа избирателей немного, то надо 2014 год пережить спокойно, без большой девальвации и экономических катаклизмов, но и без роста зарплат. За это время договориться с Россией, чтобы с 1 января 2015 года пошлина за экспорт нефтепродуктов оставалась в белорусском бюджете. Речь идет о сумме в 3-4 млрд долларов. Лукашенко выставляет условие, что не подпишет договор о создании Евразийского экономического союза (планируется подписать до 1 мая этого года), пока Путин не согласится решить вопрос о нефтяной пошлине в белорусском варианте. Президент России предварительное согласие дал. Этих денег, по соображениям руководства Беларуси, должно хватить для повышения зарплат и пенсий в 2015 году. Чтобы нагнать нужный уровень, нужно несколько месяцев. Поэтому выборы, согласно этой логике, должны состояться не ранее второй половины 2015 года. Вот Ермошина в интервью сайту naviny.by отметила, что лучшее время — это ноябрь. Наверное, эта дата и предусмотрена предыдущим сценарием.

Но украинский кризис спутал все карты. Во-первых, захочет ли сейчас Россия отдавать нефтяные пошлины в белорусский бюджет? Ведь после крымской аннексии мы имеем дело с новым Путиным. Более жестким, решительным и наглым.

К тому же в России от абстрактных политических обещаний перешли к конкретным расчетам. И выяснилось, что торговля с Казахстаном и Беларусью без тарифных ограничений ведет к бюджетным потерям РФ около 30 млрд долларов ежегодно. Заместитель министра финансов России Сергей Шаталов говорит, что в таком случае российским нефтяным компаниям будет вообще невыгодно экспортировать нефть из РФ. Это будут делать их трейдерские "дочки" в Казахстане и Беларуси.

Во-вторых, появился новый неожиданный фактор, который играет на руку Лукашенко. Его можно назвать "фактором Майдана". Украинский кризис вызвал в белорусском обществе страх хаоса, беспорядков, распада государства, запрос на стабильность, сильную власть и твердую руку. То есть при оценке действий политических субъектов и прежде всего действующей власти экономический фактор отходит на второй план. Украинский кризис актуализировал выход на первое место в шкале приоритетов людей вопрос безопасности. (Кстати, Лукашенко это быстро понял, поэтому сейчас много говорит о защите, поехал на Барановичский авиаремонтный завод, собирается посетить Борисовский танкоремонтный завод).

Хочу напомнить, что в чем-то похожая ситуация была в Беларуси в 1990-е годы. Тогда также экономический фактор при оценке властей не был главным. Действовал фактор харизмы Лукашенко, он рассматривался как спаситель от хаоса, возникшего после распада СССР.

Потом, с 2000-х годов поддержка Лукашенко обществом стала носить рациональный характер и сильно зависело от его способности обеспечить рост благосостояния. Социологи фиксировали жесткую зависимость рейтинга президента от роста зарплат, уровня цен и других социально-экономических показателей.

И вот сейчас происходит в некотором смысле возвращение в 1990-е годы. Другой вопрос, насколько долгосрочен этот новый тренд. Вполне возможно, что если ситуация вокруг Украины успокоится, напряженность между Россией и Западом пойдет на спад, страх хаоса исчезнет, то экономический вопрос снова выйдет на первый план.

В практическом смысле это означает, что Лукашенко надо было бы провести президентские выборы как можно скорее. То есть ковать железо пока горячо. Может, даже и в этом году. Вот в упомянутом интервью Ермошиной сайту naviny.by есть интересная фраза:

Проведение выборов президента может сдвигаться на более ранний срок, как угодно. Закон в этом плане не предусматривает каких-либо ограничений.


Разумеется, специалисты в области конституционного права сказали бы, что это не так, что такие выборы называются досрочными, а они возможны только если действующий президент подает в отставку или по каким-то причинам не может выполнять свои обязанности. Но кто же их будет спрашивать. Главный же юрист в Беларуси, конечно, Лидия Ермошина. В 2006 году президентские выборы также провели на четыре месяца раньше срока, и народу объяснили, что все правильно.

Поэтому Лукашенко теперь думает тяжелую думу.

Новости по теме

Новости других СМИ