Не долго музыка играла

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься. (Лев Толстой)

9 мая белорусский президент, вернувшись с неформальной встречи президентов, подтвердил, что 29 мая он от лица РБ подпишет Договор о создании Евразийского экономического союза.

"Мы не будем блокировать подписание этого договора. Если не можем сделать большой крупный шаг, то тогда маленькими шажками надо идти вперед, мы исходим из этого". Итак, 29 мая 2014 г. договор о создании Евразийского экономического союза будет подписан. Что, как говорится, и требовалось доказать (http://politoboz.com/content/zagadochnyy-sammit).


Экспертные фантазии

Однако стоит напомнить, что после 29 апреля, с завершением очередного евразийского саммита, А. Лукашенко публично демонстрировал недовольство тем, что реальный рынок энергоносителей (без нервирующих белорусские власти изъятий) в рамках Евразийского союза возможно создать только к 2025 году, что и составило основу публичного отказа А. Лукашенко подписывать документы о ЕАЭС. На этом фоне белорусские эксперты заговорили о предстоящем масштабном торге с Россией и реальности отказа А. Лукашенко от участия республики в ЕАЭСа, т.е., по традиции увлеклись политическими фантазиями и иллюзиями. Однако хватило чуть более недели, чтобы А. Лукашенко, после встречи в Минске с российским премьером Д. Медведевым и часового разговора с В Путиным в Москве, все-таки поменял свое мнение.

Стоит напомнить, что в марте-апреле текущего года в околоправительственном информационном пространстве были озвучены предположения о предстоящем торге за признание Беларусью референдума в Крыму. Кто-то даже прикинул объем экономических уступок, которые Минск мог бы "стрясти" с Москвы за эту политическую "услугу". Однако впадение в соблазн политической продажности неизбежно ведет к постулату, что в политике все продается и покупается. Возможно,… если не учитывать «политический сезон», когда политические "услуги" резко падают в цене.

Стоит напомнить, как в 2011 году, когда экономическая основа правящего в Беларуси режима рассыпалась на глазах, В. Макей попытался вернуться к вопросу признания Абхазии и Южной Осетии. Официальный Минск рассчитывал, что Москва не поскупится… Однако, как оказалось, "дорога ложка к обеду". Белорусские эксперты в то время не учли, что в российской политике по отношению к новым закавказским государствам произошли, внешне незаметные, но все-таки существенные изменения.


Формула

В ходе встречи В. Путина с А. Лукашенко был достигнут не то, чтобы компромисс, а скорее формула, позволяющая белорусскому президенту "сохранить лицо", не оказаться перед собственной правящей номенклатурой и политическим классом в роли политической марионетки, что, в свою очередь было бы не правильно, так как А. Лукашенко нельзя называть "ставленником Кремля" или той же "марионеткой" России и т.д. Он упорно, причем не имея для этого каких-либо серьезных ресурсов, пытается проводить собственную политику, зачастую прямо противоречащую публичным заявлениям.

В то же время, не стоит забывать, что белорусский президент до настоящего времени пользуется весьма солидной поддержкой в самых разнообразных слоях белорусского общества, периодически в моменты обострения отношений с Кремлем или в конкретных ситуациях – грузино-югоосетинский конфликт, российско-украинский кризис и т.д., вызывая симпатии и в среде своих политических оппонентов.

Российское руководство об этих внутриполитических факторах, которые позволяют А. Лукашенко до настоящего времени с переменным успехом маневрировать на белорусской политической арене и переключать на себя внимание политического класса, имеет хорошее представление и учитывает в выработке политики в отношении главы белорусского государства. Отсюда и обещание российского руководства вернуться к вопросу о поэтапной отмене экспортной пошлины в 2015 году.

В интерпретации А. Лукашенко, российское руководство должно в 2015 году отказаться от 50% суммы экспортной пошлины, выплачиваемой РБ в российский бюджет (от 3,0 до 3,5 млрд. долларов по разным оценкам), что , по мнению белорусского президента, должно составить 1,5 млрд. долларов. В 2016 году А. Лукашенко ожидает полную отмену экспортной пошлины, что должно принести белорусскому бюджету еще 3 млрд. долларов.

А. Лукашенко должен в ближайшие недели получить всю сумму обещанного в декабре 2013 г., на фоне киевского майдана, кредита в 2,5 млрд. долларов, что фактически снимает в 2014 году проблему девальвации белорусского рубля, но не навсегда… только до очередного кредита.

В свою очередь А. Лукашенко был вынужден пообещать открыть белорусский рынок для российских лекарств, пива и т.д., что выглядит несколько курьезно, если вспомнить, что последний год белорусский президент выступал в роли ярого борца за четыре свободы перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала, требуя общего рынка ТС без каких-либо изъятий, предъявляя претензии исключительно российской стороне. На самом деле белорусский президент действовал по принципу: "Держи вора…", одновременно практикуя закрытие собственного рынка.

Не будем скрывать, что вся эта схема, озвученная А. Лукашенко 9 мая, вызывает определённые сомнения, так как в отношениях между партнерами отсутствует главный компонент, обязательный для совместного бизнеса – доверие. В частности, нет сомнений, что белорусские власти в очередной раз извернутся и найдут причины, чтобы оградить от российской конкуренции ключевые для белорусских властей отрасли республиканской экономики. Но основа проблемы – получение беспрепятственного допуска к российской нефти.


История обмана

Стоит напомнить, что вопрос о поставке российской нефти по максимально низким ценам (наряду с природным газом), всегда являлся для белорусской правящей группировки главным стимулом для имитации интеграции с Россией. Все этапы экономической и политической интеграции с Москвой сопровождались требованиями к Москве немедленно открыть доступ к российским энергоносителям. Фактически каждый тур переговоров с белорусской стороной, упорно заворачивался к нефтяной теме. Россиян всегда поражала настойчивость и даже истеричность, с какой представители официального Минска рвались к российской нефти.

Парадокс современной ситуации в отношении нефтяного вопроса заключается в том, что Минск пытается повернуть время вспять. Стоит напомнить, что с конца 1990-х годов Беларусь уже получала из России сырую нефть (т.н. «союзная нефть») на самых льготных условиях, не выплачивая никаких экспортных пошлин, хотя изначально белорусские власти брали на себя данное обязательство.

Призывы Москвы выплачивать экспортную пошлину в Минске, опираясь на мощный в тот период интеграционный тренд ("мол, что тут мелочиться, когда формируется единое государство"), в те годы демонстративно игнорировали. При этом белорусские власти публично заверяли, что покупают в России нефть на рыночных условиях (!).

После нефтегазового кризиса 2006-2007 года РБ вступила в нефтяной кризис. Условия поставки нефти настолько усложнились, что Минск предпринял настоящую нефтяную провокацию против Москвы, привлекая к ней Каракас. Вообще-то, поставки венесуэльской нефти было интересным проявлением белорусского государственного идиотизма. Ведь считалось, что шум поднятый вокруг завоза нефти через Атлантику должен был если не разжалобить Москву, то поднять в среде россиян волну возмущения по отношению к Кремлю – душителю "братской" Беларуси. На данную «волну» белорусские власти рассчитывали, исходя еще из традиционной для белорусского политического класса уверенности, что популярность А. Лукашенко среди населения РФ выше, чем у представителей российского правящего бомонда.

Венесуэльская провокация закончилась полным провалом, а также долгом перед Венесуэлой, но тайну сделки унес с собой в могилу Уго Чавес. Любопытно то, что до настоящего времени в белорусской номенклатуре принято считать венесуэльскую авантюру вполне удачным шантажом России (В.Семашко).

С 2009 года основные усилия белорусской стороны были сконцентрированы на достижении равных условий хозяйствования с российскими компаниями на российском нефтяном рынке (понятно, что не на белорусском). С 2010 года, вместе с началом формирования евразийского интеграционного проекта, республика стала получать беспошлинно 6,3 млн. тонн (примерно по 0,6 тонны на душу населения) для, так сказать, внутреннего потребления.

Стоит отметить, что данный объем сырой нефти для "внутреннего потребление" оказался исключительно щедрым. Для сравнения стоит обратить внимания на Германию, которая из 95,46 млн. тонн потребляемой в стране нефти (т.е. 1,2 тонны на душу населения - в два раза больше, чем в РБ) 93, 42 млн. тонн импортировалось (2012 год) (http://pda.gazprom-neft.ru/sibneft-online/arhive/2013-november/1095986/). При этом ВВП на душу населения в 2013 году в Германии превышал белорусский показатель в 6 раз (понятно, что данные расчеты страдают определенной односторонностью и увязаны с работой нефтехимической отрасли, но тем не менее). Фактически Беларусь к началу второго десятилетия превратилась в привилегированную бензоколонку, благополучие которой целиком зависело от благосклонности Москвы.

Однако, официальный Минск очень быстро обнаружил, что равные условия хозяйствования не решают проблемы быстрого наращивания финансовых ресурсов за счет переработки российской нефти на двух белорусских НПЗ. Выплата экспортной пошлины, то есть то, что наравне с белорусскими импортерами делали российский нефтяные компании поставляя российскую нефть на зарубежные рынки, не устраивало белорусские власти.

Уже в 2011 году Минск приступил к целой программе уклонения от выплат в российский бюджет, декларируя бензин под видом неких растворителей/разбавителей, а затем занялся форменным углеводородным самогоноварением под маркой биодизеля. Стоит отметить, что данную практику обмана российского партнера белорусские власти сохранили, пусть и в меньших объемах, до настоящего времени.

Но главную ставку белорусские власти сделали на получение особых привилегий – право на экспорт нефтепродуктов без выплат в российский бюджет экспортной пошлины. После окончательного провала программы модернизации белорусской экономики (о ней уже быстро забыли), безальтернативного входа Минска в кредитный "коридор", когда страна живет от кредита до кредита, заодно периодически перекредитуясь, только получение особого права на использование российских энергетических ресурсов могло, по мнению белорусского руководства, спасти республику от постоянной угрозы масштабной девальвации и дефолта. Фактически, за многолетнюю примитивную полуфеодальную экономическую политику белорусских властей, отвечать должен был российский бюджет. Стоит напомнить, что многие годы белорусские власти и их пропагандистский аппарат пытался навязать белорусский экономический "опыт" российскому руководству и распространить его на Россию.

Отмена экспортной пошлины стала для белорусских властей сакральной целью. Отмену ждали в 2014 году, более того, до неё буквально считали месяцы и дни осенью 2013 года. В ближнем окружении А. Лукашенко гадали: "Дотянем – не дотянем"…


Что в итоге?

В. Путин 8 мая пообещал частичную отмену экспортной пошлины в 2015 году. Без сомнений, российский президент выполнит свое обещание. Однако не стоит забывать, что если в российской бюджетной системе ничего не изменится, то белорусские власти с 1 января 2015 года получат невиданную привилегию на фоне российских компаний, которые, при экспорте собственной российской нефти будут платить экспортную пошлину, а белорусы нет. Понятно, что такая ситуация невозможна в принципе, так как Россия все-таки не белорусская колония, как бы кому-то в Минске и не виделась федерация в статусе белорусского "сырьевого придатка". Мечтать, как говорится, не вредно…

Нет сомнений, что к 2015 году российское руководство найдет возможности вернуть белорусских импортеров российской нефти в равный с российскими компаниями статус.


В итоге

Единственный "улов" белорусского президента в Москве – снятие угрозы девальвации белорусского рубля, что, необходимо признать, является значимой поддержкой белорусской экономики в преддверии 2015 года, но не решает проблему самого предвыборного года. Стоит напомнить, что социально-экономическая и политическая ситуация на постсоветском пространстве продолжает резко ухудшаться, общий кризис государственности стран СНГ нарастает, процессы дезинтеграции становятся определяющими. На этом фоне опять предложить электорату "чарку и шкварку" в 600-700 долларов было бы опрометчиво. Сговорчивость А. Лукашенко в Москве связана с тем, что он уже постепенно и неуклонно входит в предвыборную кампанию. Для победы ему необходимы деньги и деньги огромные, которые он может получить только от России. Но проблема в том, что если раньше, в 2001 и 2006 годах, А. Лукашенко мог рассчитывать на финансово-ресурсную поддержку Москвы «под себя», то сейчас ему предлагают поддержку в обмен на реальную интеграцию. Выбора у А. Лукашенко нет. На "кону" его власть и жизнь.

Новости по теме

Новости других СМИ