Дмитриев-Короткевич в США: контрольный выстрел в голову

Александр Федута, naviny.by

Есть такой анекдот. Уходит киллер на работу, прощается с маленькой дочкой: поцелуй в правую щечку, поцелуй в левую и контрольный поцелуй в лобик.

Любит он ее.

Информация о визите Андрея Дмитриева и переводившейся им на английский язык Татьяны Короткевич в США — это такой контрольный поцелуй в лобик всей белорусской оппозиции. Целует киллер. Есть такой человек в белорусской политике, и вы его знаете.

И дело вовсе не в похвале поверенного в делах Беларуси в США в адрес экс-кандидата в президенты, позиционировавшейся в качестве альтернативы действующему главе государства. Это, в конце концов, его дело или дело лиц, дававших ему указания, как себя вести во время этого визита. Дело в другом.

Десять (вернее, «3 + 7») пунктов, изложенных в фейсбуке Андрея Дмитриева в качестве предложений Соединенным Штатам (читай: Западу), и содержащих условия ведения диалога с официальным Минском, очень серьезны не тем, что в них есть, а тем, чего в них нет.

В них есть предложение такой пошаговой организации диалога, когда каждая из сторон, участвующих в этом диалоге, может в любой момент выйти из него. Это правильно: диалог может идти лишь до тех пор, пока ни одна из сторон не подозревает другую в злоупотреблениях. Но в них нет определения, кто именно должен участвовать в диалоге. То есть — требование организации белорусского внутриполитического диалога. Запад должен разговаривать с властью, а власть не обязана даже имитировать диалог с оппозицией. Это — та концепция, которую уже доброе десятилетие навязывает Брюсселю и Вашингтону официальный Минск, а главным адептом ее и является сегодня министр иностранных дел Беларуси.

В них есть требования, которые можно удовлетворить, как говорится, на «раз»: введение поста омбудсмена, мораторий на смертную казнь и даже возвращение никому, в принципе, не нужного и уже подзабытого офиса ОБСЕ. В них есть предложение внести изменения в практику формирования избирательных комиссий — даже без изменения законодательства. Но в них нет ни одного требования пересмотра именно законодательной основы избирательного процесса, дающей полную возможность власти на любом уровне отклониться от данных обещаний, либо трактовать их по собственному усмотрению.

В них есть требования зарегистрировать три конкретные политические структуры (в конце концов, «Говори правду» не очень хочется оставаться в одиночестве), аккредитовать корпункт «Белсата» и вернуть уже существующие негосударственные медиа в государственную почту. Но там нет ни слова о законодательных изменениях, которые бы ограничили всевластие Министерства юстиции и Министерства информации в вопросе регистрации и упростили процедуру.

Фактически, все фундаментальные требования, которые, начиная с 1996 года, вырабатывала и обосновывала белорусская демократическая оппозиция, подменяются легкими, удобными к исполнению и, главное, вполне обратимыми. Это даже не шаг назад, а подпрыгивание на месте.

Не следует подозревать, что сформулированные новым лидером «Говори правду» тезисы внушены (или продиктованы) ему какой-то внешней силой, либо что он просто озвучил предложенную ему (и согласованную с ним) декларацию. Скорее всего, опубликованный текст просто является логическим следствием линии отмежевания от остальной части оппозиции, которую в ходе минувшей кампании проводил его штаб.

В таких случаях нужно идти до конца, и конец — контрольный поцелуй в голову — несомненно, близок.

Если этот вариант диалога на условиях полной сдачи белорусской оппозиции властям будет принят Западом, «Говори правду» получит свои мандаты в Палате представителей. В этом уж точно сомневаться не приходится. Одного «прагматика» уже обманули, оплатив в свое время визит Хавьера Соланы регистрацией его движения, но не пропустив в парламент; второй раз обманывать, вероятно, Владимир Макей не станет.

И последнее.

Вероятно, единственное требование, с которым автор этих строк согласился бы безоговорочно, — это требование моратория на смертную казнь. Правда, в данном случае жизнь нескольких человек в год пытаются оплатить свободой выбора всего народа на ближайшую пятилетку? — но обо всем народе речь в «декларации Дмитриева» не идет.

Новости по теме

Новости других СМИ