Леонид Радзиховский: Лукашенко некуда уходить от России


Леонид Радзиховский
Российский публицист Леонид Радзиховский спрогнозировал, какая будет реакция Путина в случае победы в Беларуси демократической революции.

С Леонидом Радзиховским побеседовал журналист радио "Свобода" Виталий Цыганков.

- В Минск приезжает руководство России, стороны будут умиротворять ситуацию с газовыми переговорами. Уже несколько раз во весь голос заявляли, что переговоры завершены, - но после этого выяснялось, что на самом деле нужно снова договариваться. Почему так происходит?

- Мне кажется, что это дело преимущественно экономическое. Я бы его не политизировал и не придавал бы этому политического или идеологического значения. Это нормальный торг. Я не думаю, что с вопросом цен Россия пытается политически выторговать что-то в Беларуси.

Как сказал Медведев - "денег нет". Эта гениальная фраза, как ни странно, соответствует реальности. Денег действительно нет, и в такой ситуации российское правительство без всяких политических целей пытается выжать каждую сотню миллионов долларов. Раньше это была мелочь, и это был просто повод для политических разборок. А теперь - деньги надо. Тем более что воровать в России меньше не стали - но нужно, чтобы было что воровать. Идет борьба за деньги, я это так понимаю.

- А как обстоятельство, что "денег нет", стратегически будет влиять на отношения Москвы и Минска?

- А я не думаю, что это что-то изменит. Конечно, для Лукашенко и для Беларуси мало приятного в том, что денег будет меньше. Но альтернативы нет. Найти другого щедрого дядю, который будет давать больше - я сильно в этом сомневаюсь.

Поэтому отношения будут ухудшаться - без всякой альтернативы. Будут дальше ссориться, торговаться. А учитывая характер Лукашенко, он будет чаще ходить с больших козырей, чаще произносить громкие слова. Но деваться ему особо некуда, как и у России нет альтернативного союзника.

Так что - они, как говорится, "скованные одной цепью". Цепь золотая, и она становится все более натянутой. Но порваться она не может, так как обе стороны стратегически друг в друге заинтересованы. России нужен союзник, а Беларуси нужны деньги.

- Не все думают, что Беларуси некуда деваться. Российская патриотическая пресса типа Регнума часто пишет, что Беларусь уходит от России. Насколько такие страхи, по-вашему, распространены не в маргинальных кругах, а в Кремле, и насколько они оправданы?

- Эти предположения (я бы их не назвал страхами) неоправданные, но спекулировать на этом легко. Но для этого нужна одна деталь - уходить надо куда-то. Если муж разводится, то он обычно уходит к другой женщине. Так и жена не уходит бомжевать на вокзал, а идет к другому мужчине.

Насколько я понимаю Лукашенко - ему уходить особо некуда. Он, конечно, будет развивать отношения с Европой, но Евросоюз не готов к тому, чтобы давать в той или иной форме на содержание белорусского государства. Если в России "денег нет", то и в Европе тоже "денег нет". Во всяком случае, нет на то, чтобы содержать чужое им государство. Все видят, какие проблемы сейчас в Евросоюзе, - и им совсем не до Беларуси.

- Но если продолжать ваши "семейные" меткие аналогии - все же бывает, когда люди (чаще, видимо, мужчины) уходят в никуда и просто действительно бомжуют...

- Всякое бывает. Если дело дойдет до какого-то неразрешимого противоречия, скандала, особенно если бы Лукашенко почувствовал, что на него политически давят, пытаются отнять часть власти - конечно, он пошел бы на что угодно, в том числе на экономические риски.

Но, насколько я понимаю, отношения Беларуси и России не такого порядка. По сути, Россия не вмешивается во внутреннюю политику Беларуси, и даже во внешней политике особенно Лукашенко не мешает. Его флирт здесь с Европой вызывают у Кремля некоторое раздражение. Но очень ограниченное.

Надо иметь в виду психологию российской власти. Она физически ненавидит те государства, которые она считает демократическими, просто не выносит их. И очень терпеливо, доброжелательно, снисходительно, а иногда просто трусливо относится к тем режимам, которые она считает авторитарными, диктаторскими.

Российское государство в самую последнюю очередь ссориться с авторитарными правителями. Самый яркий пример - ситуация с Эрдоганом. Обменялись угрозами, и потом быстро помирились. Трудно даже представить, что было бы, если бы российский самолет ошибочно сбили не турки, а любая европейская страна. Скандал был бы в тысячу раз больше, а примирение было бы в тысячу раз более сложным. Это общая психологическая установка лично Путина. Авторитарные режимы для него психологически близки. Он их понимает, часто побаивается и портить с ними отношения хочет в последнюю очередь.

Поэтому ни в какие дела Лукашенко Россия особо не влезает. Если бы такие же финты с Россией выбрасывала Украина или Молдова, то скандал был бы грандиозный. А с Беларусью все считается в порядке вещей. Поэтому трудно себе представить такую степень обострения отношений, при которой для Лукашенко встал бы вопрос - либо рвать с Россией, либо становиться в униженное положение. А если ему политически ничего не угрожает, то с какой радости он будет рвать отношения Россией - тем более что, повторюсь, уходить ему особенно некуда.

- Из этих ваших логических размышлений об отношениях Кремля к различным политическим режимам предстает довольно страшная картина того, что ждет Беларусь в случае победы демократии в стране. Какое будет отношение Москвы к этому?

- Когда в Минске произойдет что-то похожее на то, что произошло в Украине - то, без всякого сомнения, в той или иной форме повторится украинский сюжет. Крыма у Беларуси нет, забирать якобы нечего. Но это будет крайнее обострение, вплоть до вооруженных столкновений или жесткой экономической блокады - в этом нет никакого сомнения. Чего-чего, а прозападной демократической революции в Беларуси Путин не допустит никогда.

Новости по теме

Новости других СМИ