Пока Беларусь будет держаться за нефть, Россия будет пытаться добиваться своих целей за счет жестких репрессий

Расшифровка текста - "Белорусский партизан"

Андрей Мовчан. Фото с сайта tvrain.ru
Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги, советует Беларуси отвязываться от нефтегазовой российской иглы, брать пример со страны-двойника Беларуси - Израиля и не искать оправданий в неудачах, мол, нас не любят.

Подкаст опубликован на сайте "Идея", дискуссия с экспертом прошла в рамках Октябрьского экономического форума в Минске. "Белорусский партизан" публикует фрагмент беседы.

- Сейчас в Беларуси многие эксперты рекомендуют провести некоторые реформы, которые Россия провела еще в 90-х. Например, приватизацию. Какие выводы можно сделать Беларуси?

- К сожалению, наши рынки и конференции полны шаблонов и слухов, которые не вполне соответствуют действительности. Россия, безусловно, провела приватизацию. На сегодняшний день госпредприятия генерируют 70% ВВП, а в Беларуси - 55%. С точки зрения оценки на макроуровне Беларусь - более приватизированная страна, чем Россия. Мне вряд ли удалось бы посоветовать Беларуси приватизировать так, как в России.

Другое дело, в России действительно достаточно много на низовом уровне частного бизнеса и он достаточно диверсифицирован. Но все равно вклад его в ВПП очень низкий. Малые предприятия вносят менее 18%, когда мировой нормой считается - 40-50%, а в самых хорошо развитых странах - 60-70%. Вопрос соотношения малого и крупного бизнеса для Беларуси наверняка тоже стоит. Уверен: перекосы также в стороны крупного бизнеса.

Нужны другие реформы, например, валютного рынка. Россия за счет того, что курс рубля был полностью отпущен, за счет того, что у нее инфляционное таргетирование, а не таргетирование денежной массы на сегодня, удержалась во время кризиса с падением цен на нефть, а также смогла эффективно сократить свой импорт, не создав ни дефицита внутри и гиперинфляции. Монетарную политику Беларуси может быть стоит проработать хотя бы до российского уровня.

В России ценообразование - рыночное. Это, пожалуй, одно из немногих завоеваний реальных рыночных реформ в РФ. В Беларуси это следовало бы довести до конца: рыночное ценообразование, оказывается, очень хорошо спасает в ситуации, когда есть проблемы у экономики.

У Беларуси, мне кажется, другая проблема с точки зрения реформ. Вы чудовищно зависите от России, как от экономического партнера. Белорусский ВВП ведет себя похоже на рыночную стоимость нефти, несмотря на то, что Беларусь не является нефтяной страной. Фактически, не хочу никого обидеть, Беларусь - нефтеперерабатывающий придаток России. Избавиться от этой зависимости и перевести свою деятельность на более диверсифицированные русла, начать работать с рынком Европейского союза - было бы полезно для экономики.

- Диверсификация - это проблема наших экономических возможностей и вызов? Или же это политическая проблема?

- Политический проблем не бывает. Политики могут быть глупее или умнее, но они более или менее рациональные люди. Другое дело, что ресурсные страны очень сильно зависают в своих ресурсах. Когда вы можете просто перерабатывать - 16% ВВП от переработки нефти - и получать от этого хорошие налоги (Беларусь собирает 38% , практически как Израиль), скорее хочется себя обезопасить, чем что-то еще делать. Переговоры с одним человеком в Кремле - значительно легче, чем переговоры с 28 странами-членами ЕС, да еще и по новым правилам, которые надо адаптировать к Евразийскому договору и ЕврАзЭС. При том что стандартная система ассоциации с ЕС, не будет работать на уровне Евразийского союза. Здесь нужны искать пути, которые сейчас ищет Грузия, Молдова, Сербия.

Если вы можете просто перерабатывать нефть, то вы вряд ли будете этим заниматься пока не припрет. Вот Беларусь начинает припирать. Может, мы увидим какие-то изменения в ближайшие годы.

- Не сдерживает ли Россия тенденции других стран к диверсификации своей экономической и политической жизни? Как это произошло с Грузией, Украиной...

- Я бы не сказал, что это так вообще. Если посмотреть на Грузию, то никакого сдерживания диверсификации политической жизни нет. Грузия ассоциируется с ЕС, работает с НАТО, взаимодействует с разными рынками, в стране двухпартийная система реально работающая.

- И есть один регион, который не входит фактически в состав страны.

- Это другое вопрос. В Украине есть два таких региона. Но в данном случае Россия совершенно не претендует, как мне кажется, на политическую повестку. Режимы Саакашвили, Януковича и Лукашенко абсолютно разные по своей природе. Негативное отношение к Саакашвили не связано с тем, как он управлял страной. Или позитивное отношение к Януковичу.

Что касается Беларуси, то Россия сделала все, что могла для диверсификации - бесконечный газово-нефтяной скандал, который происходит на более или менее пустом месте. В какой-то мере он довел и Украину.

Пока Беларусь будет держаться за нефть, Россия будет себя вести, так как умеет: будет пытаться добиваться своих целей за счет жестких репрессий. Не уверен, что это лучший способ взаимодействия и развития страны. Отвязаться от нефтеперерабатывающей иглы значит и отношения с Россией кардинально поменять.

России Беларусь нужна по очень многим статьям. Чем меньше Беларусь зависит в области нефти, тем большее влияние на Россию может оказывать.

- У нас в обществе есть опасения. При попытке нашей страны отдрейфовать от России мы можем натолкнуться на негативные акты государственного терроризма, как это произошло в Украине и в Грузии.

- Я думаю, риск преувеличен. Ситуация в Украине и в Грузии - больше, чем попытка стран отдрейфовать. В Украине дрейф был на словах - продолжали брать деньги у России. И даже сегодня, когда в Украине официально идет война с Россией, товарооборот огромный, дипломатические представительства и посольства есть, миллионы украинцев работают в России, границы фактически открыты. Здесь ситуация намного более комплексная, намного больше частных интересов завязаны и с той, и с другой стороны.

Если просто говорить о том, что Беларусь будет проводить более независимую экономическую политику, прежде всего в плане диверсификации, я очень сомневаюсь, что здесь могут возникнуть проблемы политического характера.

- Если бы вы были в российском правительстве, как бы видели идеальное сотрудничество Беларуси и России в сфере газа и нефти?

- Не дай Бог! Это не лучшее место сейчас в мире. На долгие годы вперед не лучшее место. Если абстрактно говорить, то сотрудничество должно выглядеть так, как во всем мире. Есть двусторонние контракты, рыночные цены, есть возможность договариваться, в том числе, и о кредитных поставках, если такой интерес есть. У России он, конечно же, есть. Денег у России очень много. Те же самые кредиты можно поднимать на внутреннем рынке и давать Беларуси. Если бы мне было интересно с Беларусью торговать, я бы не занимался вопросом сиюминутной выгоды, а решал вопрос взаимовыгодного сотрудничества надолго. Это предполагало бы намного больше, чем просто вопрос цены на нефть или газ.

- Вы бы вообще инвестировали в Беларусь сегодняшнюю?

- Инвестиции предполагают доходы. Если говорить про Беларусь сегодняшнюю, то здесь все будет в основном определяться рисками. Инвесторы люди циничные: они считают, чем более открыт рынок, тем более четко применяются законы и приближены к Британскому праву, тем лучше. В Беларуси законоприменение сложное, по крайней мере, для внешнего глаза. Неоднозначное, как сказали бы комментаторы в советское время. Правоприменение достаточно далеко от британского права по своей структуре. В этом смысле риски очень высокие.

Что касается доходов. Я не вижу на сегодня отраслей, которые обещали бы доходы. По разным причинам не только по политическим причинам. У вас, на мой взгляд, нет экономической концепции.

У Беларуси есть страна-двойник: население примерно такое же, отношение к ней спорное в мире, налоговая собираемость даже выше, чем в Беларуси, территория не очень большая. Это страна Израиль. При этом у Израиля в 6,5 раз ВВП больше на душу населения.

Почему так происходит? У Израиля принципиально другое соотношение секторов в экономике, здесь значительно больший сервисный сектор, а это значит, что более открытая экономика. Государство не умеет строить сервисный сектор, это должна быть частная инициатива. В Израиле совершенно другое отношение к правоприменению - очень четко функционирует. У Израиля есть очень давно постоянно изменяющаяся и дополняющаяся программа диверсификации экономики. Они очень хорошо понимают, как строить независимую экономику. Позиционирование на внешнем рынке у Израиля даже хуже, его очень не любят в ООН, есть огромное количество организаций, которые не торгуют израильскими товарами, есть много стран, куда не пускают израильтян.

Сослаться на то, что вас не любят - нельзя. Ссылаться надо только на себя, на сколько вы умеете строить экономическую политику и в рамках нее уменьшать риски и увеличивать потенциальный доход.

- Верите ли вы в IT-сектор? Может ли он вытянуть экономику?

- В Беларуси это хорошо в отличии от России. Вас все-таки 9 миллионов населения. Когда страна небольшая, то один-два сектора могут долго вытягивать и хорошо держать. IT-сектор безусловно может вытянуть, но для этого он должен работать на соответствующем уровне. Это очень конкурентный сектор. Вам прежде всего следует научиться привлекать людей, а людей тоже привлекают низкие риски. Во-вторых, следует научиться маркетингу. Сейчас же в мире на 20-25% выросла доля маркетинга в ВВП. Для того, чтобы продавать свою программу, надо уметь ее продавать на рынке. Даже успешные белорусские IT-компании имеют ограниченный рынок, потому что они не создали еще таких единорогов, которые работали бы во всех точках земного шара.

Правительству следует начинать с простых вопросов. Есть компания, которую возглавляют белорусы, но находится не в Беларуси. Что государство сделало, чтобы компания работала в стране?

Также следует создать рынок ценных бумаг, тогда придут и капиталы. Но нужно, на самом деле, много ответов.

Новости по теме

Новости других СМИ