Опасные "попиццот". Эксперты нашли новый способ обеспечить народу президентское обещание

Ольга Лойко / TUT.BY

Фото: Reuters
Настойчивые требования президента обеспечить белорусам среднюю зарплату в 500 долларов, «чего бы это ни стоило», игнорировать все сложнее. И хотя ни в каких программных документах «задание» не зафиксировано и источники зарплатного чуда не просматриваются, кажется, правительство и Нацбанк задумались над сакраментальным вопросом: «Что делать?». Ведь если не делать ничего, могут поднять голову сторонники печатного станка. TUT.BY спросил у экспертов, есть ли альтернатива печатанию денег и насколько рискованны иные способы решения сверхзадачи.


Крепче рубль — счастливее белорусы?

Хорошая новость — идеи включить печатный станок, похоже, потеряли сторонников. Даже традиционно дававшая слово (и не просто слово — а на несколько страниц) экс-помощнику президента Сергею Ткачеву «СБ. Беларусь сегодня», наконец, заметила, что «альтернатива печатному станку существует».

«Когда реальный сектор, причем не только государственные, но и частные предприятия то хором поют о низкой монетизации экономики, то проповедуют старые подходы политики дешевых денег, от которой мы с таким трудом отказались. А точнее, решение своих проблем через инфляцию или девальвацию, которые у нас взаимосвязаны. Они губительны для инвесторов, малого бизнеса, населения, наконец, но для крупных предприятий — мать родная. Многие даже прибыль показывали в прошлые „смутные“ годы монетарной политики. Правда, эффективность была скорее бумажной, чем реальной», — предупреждает издание.

Итак, что же предлагается в качестве альтернативы. Не смягчение, а ужесточение денежно-кредитной политики. Логика такая: повышение реальных процентных ставок на рублевые депозиты переориентирует и население, и предприятия на сбережения в нацвалюте. Политика Нацбанка и инструменты декрета № 7 подтолкнут всех к долгосрочным депозитам, а не спекуляциям на коротких вкладах. Привлекательность сбережений будет сдерживать внутренний спрос.

Бизнесу при этом придется смириться с относительно высокой стоимостью кредитов. «Но разумные ставки по ним подтолкнут предприятия не обрастать рублевыми долгами, а искать другие пути для развития. И привлечение средств населения, и иностранных инвесторов. Словом, засучить рукава и взяться осваивать те финансовые инструменты, про которые давно и много говорят, но которые на поверку не востребованы реальным сектором», — советует «СБ».

В итоге мы получим дедолларизацию депозитов и условия для укрепления курса белорусского рубля. Издание приводит такие подсчеты: в прошлом году рубль потерял в номинале к доллару около 5%, но если бы регулятор не скупал излишки валюты, то рубль бы, наоборот, укрепился к доллару 10−15%. Соответственно, и средняя зарплата была бы к концу прошлого года не 364 доллара, а почти 450. Тут до 500 — рукой подать, особенно с учетом уже запланированного номинального роста зарплат.

«Да, многих пугает, что крепкий рубль снижает экспортную конкурентоспособность на наши товары. Но, во-первых, для нее важны курсы наших торговых партнеров — России и Европы. Во-вторых, дешевый доллар позволяет снижать издержки. Прежде всего — на энергетику, которая по известным причинам у нас привязана именно к „зеленой“ денежной единице. Соответственно, и у внутренних цен исчезнут предпосылки для роста, и инфляция наконец-то надежно скатится к однозначным отметкам. При определенной тонкой балансировке удешевления доллара привлекательность наших товаров за рубежом не пострадает», — предполагает автор.


Все хорошо, прекрасная маркиза

Итак, теория прекрасна. Более высокие ставки стимулируют население не потреблять, а сберегать в рублях, отказавшись от «дешевого» доллара. Начинается активная дедолларизация депозитов, что создает устойчивое предложение валюты на внутреннем рынке. В результате на рынке формируются естественные условия для укрепления номинального курса белорусского рубля, нивелируется традиционный для Беларуси девальвационный вклад в инфляцию, рост цен замедляется. Новогодний подарок для президента в виде средней зарплаты в 500 долларов почти в кармане.

Впрочем, эксперты к такому «жесткому» сценарию относятся с осторожностью, хотя и признают его куда большую безопасность для экономики по сравнению с включением печатного станка.

«Предложение о повышении средней зарплаты в 2017 году до пятисот долларов в эквиваленте за счет ужесточения монетарной политики выглядит нерациональным и необоснованным, поскольку не учитывает возможные негативные последствия для национальной экономики», — предупреждает аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

В частности, в случае реализации этого предложения на фоне ужесточения монетарной политики может произойти чрезмерное укрепление реального эффективного курса белорусского рубля по отношению к корзине валют, что чревато падением ценовой конкурентоспособности белорусских экспортеров на внешних рынках. «Очевидно, что в этом случае произойдет уменьшение объемов экспорта белорусских товаров и услуг на фоне увеличения объемов импорта иностранных товаров и услуг. А это чревато ухудшением торгового баланса и платежного баланса Беларуси», — отмечает Муха.

«Пути выживания, которые при этом остаются экспортерам, гладкие только на бумаге. Как это может работать на практике, сложно представить, — считает независимый аналитик Сергей Чалый. — Долларовый эквивалент, на который мы равняемся, на самом деле определяется не властями, а международной конкурентоспособностью наших компаний-экспортеров в торгуемых секторах, а также положением тех наших производителей, которые конкурируют с импортом. Ведь кроме проблем экспортеров укрепление рубля чревато гибелью белорусских импортозамещающих производств, многие из которых и так не слишком успешны».

В итоге, отмечает Чалый, для защиты рынка властям остаются меры в духе торговых войн и выстраивания барьеров с Украиной. «Но мы знаем, к чему приводит этот путь. У нас слишком много чувствительных позиций, и сторонам ничего не остается, кроме отказа от попыток перекрыть кислород соседскому импорту», — предупреждает он.

По данным Нацбанка, валютные сбережения населения в банках (валютные вклады, депозиты в драгоценных металлах и валютные облигации банков) в 2016 г. уменьшились на 509 млн долларов (или на 5,8%) — до 8,275 млрд долл. на 1 января 2017 г. Рублевые сбережения физических лиц в банковском секторе (рублевые депозиты, сберегательные сертификаты и облигации банков) в 2016 г., напротив, увеличились на 497,5 млн руб. (на 12,4%) — до 4,522 млрд руб.


Зарплатная арифметика: напрячь важнее, чем выполнить

Муха также обращает внимание на то, что динамика средней зарплаты белорусских работников в долларовом эквиваленте в 2008—2016 гг. выглядит следующим образом: 2008 г. — 403,9 доллара, 2009 г. — 350,2 доллара, 2010 г. — 406,6 доллара, 2011 г. — 312,7 доллара, 2012 г. — 439,2 доллара, 2013 г. — 564,2 доллара, 2014 г. — 589,9 доллара, 2015 г. — 413,1 доллара и январь-ноябрь 2016 г. — 357 долларов. «Необходимо осознавать, что покупательная способность доллара на внутреннем рынке Беларуси с течением времени также изменяется, и это определяется исключительно двумя факторами: динамикой номинального обменного курса белорусского рубля по отношению к доллару и динамикой инфляции в Беларуси», — рассказывает эксперт.

При этом покупательная способность доллара на внутреннем рынке Беларуси в 2015—2016 гг. заметно возросла за счет более быстрых темпов девальвации рубля к американской валюте по сравнению с темпами инфляции на потребительском рынке. Если средневзвешенный курс рубля к доллару в 2015—2016 гг. снизился на 94,9%, то потребительские цены за этот период повысились всего на 26,9%. То есть покупательная способность доллара на внутреннем рынке Беларуси в 2015—2016 гг. возросла сразу на 53,6%, уточняет аналитик.

Эти расчеты можно проиллюстрировать при помощи следующего примера: в 2014 году средняя номинальная зарплата белорусов достигла исторического максимума в 589,9 доллара. Для сохранения ее покупательной способности на внутреннем рынке Беларуси в 2016 г. она должна быть на уровне всего 384 доллара (с учетом заметного увеличения покупательной способности самого доллара). «Этот показатель совсем не намного превышает фактическую среднюю зарплату в январе-ноябре 2016 года, 357 долларов», — подчеркивает Муха. Причем в январе-декабре 2016 г. показатель средней зарплаты будет несколько выше за счет сезонного декабрьского повышения зарплат.

Опасные "попиццот". Эксперты нашли новый способ обеспечить народу президентское обещание

«То есть с точки зрения покупательной способности показатели средней зарплаты в долларовом эквиваленте в 2014 году (589,9 доллара) и в январе-ноябре 2016 года (357 долларов) выглядят примерно сопоставимыми, несмотря на их существенное различие в номинальном выражении. В этом смысле искусственное повышение средней зарплаты белорусских работников в текущем году до 500 долларов также выглядит нецелесообразным», — обращает внимание эксперт, подчеркивая, что на первый план должно выходить поддержание покупательной способности зарплат и других денежных доходов населения, что предполагает дальнейшее ограничение темпов инфляции в стране.

«Все это выглядит попыткой сделать вид, что эти 500 долларов — то, к чему следует стремиться, — отмечает Сергей Чалый. — Это особенности руководства нашего президента — реалистичность цели не играет большой роли. Скорее, важно сверхнапряжение исполняющих эту цель людей. Мол, иначе никто и работать не будет, все будет пущено на самотек. Вот сейчас все работает как-то само, а 500 долларов — как раз прекрасный повод напрячься».


Теоретически возможно. Но бессмысленно

«Теоретически этот путь (выполнение задания по росту зарплаты в долларовом эквиваленте через ужесточение денежно-кредитной политики) не слишком опасный. Другое дело, что причин для того, чтобы им следовать, я не вижу, — отмечает Сергей Чалый. — Это как борьба с высокой температурой с помощью аспирина: была у вас острая фаза болезни, сбили вам лекарством температуру с 39 градусов до 36,9. Хронические ваши проблемы при этом никуда не делись. И вот вы думаете — как мне аспирин хорошо помог, а не увеличить ли дозу? Хотя это уже совершенно бессмысленно».

Проблему этого подхода Чалый видит в том, что идея «попиццот» появилась, когда все остальные планы уже построены и довольно тщательно взаимоувязаны — и основные направления денежно-кредитной политики на год, и трехлетний бюджет, и программа социально-экономического развития до 2020 года.

«Роль этого 500-долларового довеска совершенно не понятна. Раньше было проще — цель ставилась и исполнялась. Правда, цена обычно оказывалась весьма высока. В нынешних условиях слишком много придется поменять системно и очень велики риски для всей системы в случае достижения цели», — предупреждает эксперт.

К примеру, он отмечает, что в случае прекращения покупки валюты у населения баланс изменился бы на 2 млрд долларов, что сказалось бы и на резервах, ведь эти деньги как раз заметно пополнили ЗВР. «Сама концепция реального эффективного курса такова, что ты практически не можешь на него влиять. Ты влияешь на номинальный курс, но он будет компенсирован инфляцией, и все вернется к равновесному значению. Нет какого-то волшебного рычага, который смог бы повлиять на эффективность экономики, на все ее взаимосвязи», — предупреждает Чалый.

Рост зарплат и денежных доходов населения должен опираться на восстановление экономик основных торговых партнеров Беларуси, структурные реформы в национальной экономике и положительные изменения в обществе, подчеркивает Муха. «К последним можно отнести укрепление образовательного потенциала граждан, усиление борьбы с коррупцией и экономическими преступлениями, уменьшение социального расслоения в обществе, снижение уровня алкоголизации населения (особенно в регионах)», — резюмирует он.

Если выбирать из двух способов, ужесточения и смягчения денежно-кредитной политики, то лучше бы выбрать третий, без крайностей, с постепенным повышением эффективности экономики. И порадовать президента, не рискуя пошатнуть с трудом доставшееся финансовое равновесие.

Новости по теме

    Прокопович встал к станку

    Экономический кризис докатился до Национального банка. В результате глобального сокращения сотрудников к печатному станку лично пришлось встать главе Нацбанка Петру Прокоповичу.подробности

Новости других СМИ