"Чем сильнее белорусская модель погружается в кризис, тем больше ошибок делает Лукашенко"

Валерий Карбалевич, "Новы час"

Фото: novychas.by
Представители оппозиции, экспертного сообщества, СМИ уже высказали много прогнозов по поводу вероятной горячей осени. Мол, социально-экономические проблемы не решены, в обществе существует напряженность, а тут еще декрет о тенеядцах будет реанимирован в новом варианте. Но...

Вся проблема в том, что природа публичного протеста - дело загадочное. Это всегда вещь непрогнозируемая и непредсказуемая. Ведь связана она с человеческой психологией, которая трудно поддается рационализации. Неслучайно ни одна революция не была предсказана заранее. Кстати, и весенние протесты в Беларуси стали неожиданными и для власти, и для оппозиции, и для экспертов.

Любой массовый протест вызван комплексом причин, которые сильно отличаются в разных странах и исторических эпохах. Само по себе недовольство населения экономическим состоянием редко выталкивает людей на улицы и площади. Не существует прямой связи между бедностью и революцией. На свете существует много стран с бедным населением, но революций там нет.

Взрыв социального протеста случается совершенно неожиданно, все может загореться от совсем, кажется, незначительного события. Вот в этом году мы отмечаем 100-летие российской революции. А с чего все началось? Из-за снежных заносов на железной дороге в Петрограде не подвезли достаточно хлеба, народ возмутился - и через пять дней самодержавие было свергнуто.

Или более близкие к нам примеры. В 1980 году на одной судоверфи в Гданьске был создан независимый профсоюз «Солидарность», через несколько месяцев в него вступило большинство трудового населения Польши - и коммунистическим властям пришлось вводить военное положение, чтобы удержать ситуацию под контролем. Революция в Румынии 1989 года началась с того, что в небольшом провинциальном городе Тимишоара был снят с должности и выселен из дома местный пастырь. Толчком к массовым протестам в Тунисе, которые переросли в революцию в 2010 году, стало самосожжение уличного торговца.

Хочу обратить внимание на одну причину массового протеста, которая, по моему мнению, является главной. Это неадекватность, глупость, недальновидность самой власти. Часто именно ее действия приводят к революционному взрыву. И только затем на события влияют другие причины (активность оппозиции, зарубежное влияние и т.д.). Примеров уйма.

Первая российская революция началась из-за того, что 9 января 1905 года было расстреляно мирное шествие рабочих, которые пришли к Зимнему дворцу в Санкт-Петербурге просить милости у царя («Кровавое воскресенье»). Решение абсолютно безумное. И через короткое время загорелась вся страна.

Более близкий пример. Скоро будем отмечать четвертую годовщину киевского Майдана. Он продолжался три месяца. За это время было несколько моментов, когда протест угасал, и казалось, что вот-вот исчезнет сам собой. Однако каждый раз неуклюжими действиями властей он приобретал новую силу. То есть три месяца подряд президент Виктор Янукович из всех возможных вариантов решений выбирал наихудший. Это просто наглядная иллюстрация поведения слабого лидера в условиях кризиса.

Но вернемся к сегодняшним белорусским реалиям. Мне кажется, что чем сильнее белорусская социальная модель погружается в кризис, тем больше ошибок делает Александр Лукашенко. Несколько примеров.

Возьмем то же задание главы Беларуси довести среднюю зарплату в стране сначала до 500 долларов, или 1 тысячи рублей, а сейчас - 1,5 тысяч рублей. Оно только раздражает людей, так как существуют воспоминания о том, чем закончилось обещание дать такую зарплату в прошлый раз. К тому же в регионах не то что 1 тысяча рублей, а даже 500 рублей считается хорошим заработком. Поэтому все эти заманухи скорее плохо влияют на имидж руководителя Беларуси.

Или вот еще сюжет из того же ряда. Лукашенко отдал приказ до 1 мая трудоустроить всех неработающих. И чиновники отчитываются, что задача выполнена! Теперь сам глава государства на совещании 22 августа признал, что это показуха и очковтирательство.

Или приказ Лукашенко перевести начало занятий в школе на 9 часов утра, так как его сын Коля не высыпается. Все это сильно возмущает людей.

Ну а история с декретом о тунеядцах - классика жанра. Это пример для учебников, как одним решением можно создать для страны и самого себя множество проблем, породить широкие социальные протесты. Декрет о тунеядцах стал детонатором, катализатором, спусковым крючком широкого раздражения в обществе социально-экономическим состоянием.

Людей возмущает не столько бедность, сколько несправедливость властей. И как раз декрет о тунеядцах и разрушил образ справедливой власти. Ведь заставлять людей, которые оказались в беде, без работы, причем по вине государства, платить за это штраф, население сочло большой несправедливостью. А несправедливость власти - это идеологическая доминанта любой революции.

Бурная политическая весна показала, что белорусское общество избавляется от «синдрома Майдана», то есть страха перед возмущением в уличных акциях. Это очень важный вывод.

Напомним, что новый вариант декрета о тунеядцах планируется принять до 1 октября. И это на фоне того, что безработица в стране растет. Это признал сам Лукашенко на совещании 22 августа:

«У нас по-прежнему предприятия продолжают больше увольнять, чем принимать на работу ... Как меня информируют, численность занятых в экономике сокращается».


Все эти причины свидетельствуют в пользу возможных протестов.

Но существуют не менее веские факторы, влияющие на невысокую вероятность осенних уличных акций. Декрет о тунеядстве, вызвавший весенние марши недовольных, реально начнет действовать не раньше начала 2018 года. То есть налоговые органы начнут требовать платить штраф за тунеядство только через какое-то время после его принятия.

Никуда не исчез страх репрессий. 25 марта власти показали, как они это умеют делать. И уголовное дело в отношении руководства независимого профсоюза РЭП - также напоминание, а возможно, и превентивный шаг против оппонентов режима.

В Беларуси низкая солидарность между людьми, слабые горизонтальные связи. Фактически отсутствует гражданское общество в том виде, как это понимают в странах Запада.

Главный фактор, который отрицательно влияет на уличные протесты - это существующая политическая система. Белорусы - люди прагматичные, и они не очень понимают, как с помощью выхода на площадь можно решить какую-то проблему. В демократических странах любой публичный протест сразу переводит вопрос, из-за которого люди протестуют, в политическую плоскость. Его подхватывает парламентская оппозиция, вопрос рассматривает парламент или местный муниципалитет. Если это рабочий конфликт, то его озвучивает профсоюз. Горячий вопрос подробно и всесторонне освещают основные СМИ, прежде всего главные телеканалы.

Проблема в том, что в Беларуси все эти институты не действуют, они существуют формально. Целый месяц весной тянулся протест, но Национальное собрание молчало, депутаты делали вид, что ничего не происходит. Официальные профсоюзы полностью огосударствленны, независимые профобъединения - слабые. Оппозиция в Беларуси - внесистемная, она не допущена к властным институтам. Государственные телеканалы занимались только дискредитацией протестующих. То есть вынести проблему на политический уровень некому. Отсутствует обратная связь между обществом и властью. Разумеется, существует вероятность, что крик улицы услышит глава Беларуси и как-то отреагирует. Но не факт. Поэтому далекие от политики обыватели (а таких большинство в любой стране) рассуждают: если вероятность, что тебя услышат, небольшая, то зачем тратить время и энергию на протест? Тем более что легко можно получить дубинкой по голове, попасть за решетку или быть уволенным с работы или учебного заведения.

Поэтому большинство ищет индивидуальный выход. Кто-то едет на дачу и там выращивает картофель. Много людей уезжают за границу. Государственный Институт социологии приводит данные, что до 10% белорусов ищут работу за рубежом. То есть столько людей не просто мечтают (таких в несколько раз больше), а делают практические усилия, чтобы уехать за границу. Согласно российским источникам, в РФ в настоящее время находится 676 тысяч трудовых мигрантов из Беларуси. Это составляет 7% от населения Беларуси. Председатель президиума Республиканской конфедерации предпринимательства Владимир Карягин привел такой прогноз экспертов: около 2 миллионов активных молодых людей уедет из Беларуси в ближайшие годы. Это механизмы выпускания социального пара.

Такие противоположные причины влияют на белорусское общество в конце лета. А осень уже совсем скоро.

Новости по теме

Новости других СМИ