Осталось поручить Мальцеву опутать страну колючей проволокой

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Если серп и молот не видят рынка - они в лучшем случае идут с молотка, в худшем - под серп. (Алонсо Арджуна)

Ликование в белорусской высшей номенклатуре, охватившее официальный Минск после завершения серий встреч, бесед и заседаний в рамках Высшего евразийского совета (24 октября 2013 г.), начинает постепенно спадать.

Демонстративная пассивность российской стороны, проявившаяся в ходе встреч с президентами Беларуси и Казахстана, вдохновила и обнадежила А. Лукашенко, но пока не конвертировалась в новые кредиты, дополнительные миллионы тонн дешевой беспошлинной сырой нефти и миллиарды кубометров природного газа, которые, по твердому убеждению белорусского руководства, должны прийти из России в кратчайшие сроки.

Однако, представляется, что в белорусском руководстве, помимо скажем так, "странных" людей, уповающих не на решения экономического характера, а на то, что "Бог не оставит белорусов", есть хотя бы относительно вменяемые люди, которые, будем надеяться, все-таки понимают, что Россия пойдет на отмену экспортных пошлин на российскую нефть и выработанные из неё нефтепродукты в обмен на полноценное участие республики в Едином экономическом пространстве, включая знаменитую четвёрку "свобод". Никакие нефтяные авансы, по примеру 2010, не предвидятся, и рассчитывать на них не стоит. Так что впереди у Минска «сухой» 2014 год, который надо пережить, имея в виду и пиковые долговые выплаты. Как пережить?


Битва за выживание

Общая картина "битвы за выживания", в который сейчас вынужден втягиваться официальный Минск, не покрыта непроглядным туманом, так как является набором вполне прогнозируемых реактивных акций, большей частью разновекторных и разноуровневых, в той или иной мере обеспеченных информационно-пропагандистским прикрытием, но, конечно, не гарантирующих решение даже части тяжелых проблем белорусской экономики.

Стратегических решений у официального Минска не просматривается, так как они не обеспечены ресурсами. Но пока, до конца ноября 2013 г., теоретически возможны внешнеполитические решения белорусского руководства, способные резко осложнить России ситуацию в евразийской интеграции и создать иллюзию повторения РБ «ухода» по украинскому сценарию, что, однако, сомнительно, так как самоубийственно. На прошлой неделе "Газпром" пригрозил Украине введением предоплаты за российский природный газ… Это предостережение относится не только к Киеву…

Главная задача Дроздов очевидна: во что бы то ни стало сохранить старую экономическую систему, позволяющую властям контролировать основные социально-экономические процессы в стране, что, в свою очередь в определенной степени обеспечивает политическую стабильность в республике и монополию А. Лукашенко на политическом поле. Поэтому можно говорить об объявленном конкурсе на лучшие и оперативные решения, способные принести в бюджет деньги не в далекой перспективе, а почти немедленно. Предложения, которые не несут ощутимого финансового и политического эффекта, способствующего укреплению власти, отбрасываются.


Дворцы нищеты

Именно в данном ракурсе необходимо рассматривать инвестиции в строительство Дворца независимости ("Китайский домик", "Мавзолей", "Александр-холл", Цал Дир Бие, "Дом свиданий" и так далее - фантазия минчан в данном случае не ограничена). По извращенной логике белорусского президента сотни миллионов долларов, угробленных в строительство Дворца должны продемонстрировать населению и соседям, что Беларусь остается в стадии экономического роста, богатеет, а власть только усиливается. Понятно, что арестованный В. Баумгертнер просто обязан возместить расходы на строительство этого странного азиатского сооружения с парой спален.

С другой стороны, нет сомнений, что у белорусского президента есть еще немало проектов, которые способны придать Минску поистине имперский вид. Стоит напомнить, что увлечение архитектурными монстрами является неотъемлемой чертой характера буквально всех авторитарных лидеров: Чаушеску, Гитлера, семейства Кимов и т.д. Действительно, ведь и фараоны строили пирамиды…

Так что строительство помпезных и абсолютно ненужных зданий является, как ни странно, тоже одной из реакций авторитарного режима на быстрое ухудшение экономической ситуации в стране. В советской истории были такого рода примеры. В частности, за годы Великой отечественной войны в Москве было построено семь станций метро и темп подземного строительства нарастал. Ввод каждой станции превращался в общенародный праздник, призванный продемонстрировать способность Советского союза противостоять агрессии и одновременно развивать гражданский сектор своей экономики. Стоит напомнить, что после 16 июля 1942 года Москва не подвергалась масштабным бомбардировкам.


Ищут

Но, безусловно, есть и более приземленные решения, призванные собрать в один кулак финансовые ресурсы и отражающие общие настроения в белорусском руководстве. В частности, это относится к целому ряду предложений в сфере или увеличения тарифов (ЖКХ), или «освобождения» цен на первоочередные для населения товары, продукты и услуги. Фактически, учитывая, что монополизм госсектора остается основной составляющей белорусской национальной экономической модели, сочетание государственной монополии с постоянной инфляцией с одной стороны свидетельствуют о тотальной неэффективности госсектора, с другой стороны, демонстрирует процесс неуклонной деиндустриализации. Косвенный признак деиндустриализации – отчаянная переориентация населения на импортные товары и даже услуги (транспортные, авторемонтные, банковские и т.д.). В итоге, республика начинает упорно напоминать Северную Корею.


Ынизация Беларуси

Корейские "братья" ощутимо опережают Беларусь в плане деиндустриализации. Стоит напомнить, что в 1950-е годы КНДР на фоне сугубо сельскохозяйственного Юга представляла из себя самую индустриальную часть Корейского полуострова. Индустриализация оставалась основной частью доктрины правящей до настоящего момента Трудовой партии Кореи. Однако порочность закрытой, вне мирового рынка экономической системы, построенной на принципах глобальной монополии государственной собственности на средства производства, максимально возможного импортозамещения (чучхе) и практически неограниченной внешней экономической поддержки, проявилась уже в конце XX века: промышленные активы, созданные на основе технологий 50-70-х годов прошлого столетия стали буквально рассыпаться, а солидная часть населения Северной Кореи сейчас ищет выход из нищеты в контрабанде на китайско-северокорейской границе. Несмотря на жесткие наказания, контрабанда стала привычным и уже неотъемлемым сектором остатков северокорейской экономики, что неудивительно, если учитывать наличие по соседству крупнейшей экономики мира.

Внешнеэкономическая изоляция является важнейшей частью сохранения контроля властей над экономикой КНДР и, что естественно, удержание власти в руках семейства Кимов. Спецификой Беларуси является то, что в реальности опутать границы республики, находящейся в центре Европы, колючей проволокой невозможно, что буквально выворачивает наизнанку белорусские власти, которые постоянно ищут простые и, главное, выгодные формы и методы решения пограничной проблемы в широком смысле слова.

Задача контроля над белорусским рынком и, следовательно, над таможенными рубежами, а также попытка отделить частную контрабанду, которая за последние годы приобрела массовый характер, от государственной в рамках возможностей, предоставленных участием Беларуси в Таможенном союзе, приобрели стратегический характер.


Граница

Необходимо сразу отметить, что пограничную проблему решить в рамках интеграционных процессов, участие в которых Республики Беларусь можно рассматривать по умолчанию, невозможно в принципе. Не поможет и Леонид Мальцев, которого буквально день назад, выхватив из кресла председателя Совета безопасности, бросили на контрольно-следовую полосу. Но символично, что почти все предлагаемые решения, способные оттянуть экономический коллапс, в той или иной степени оказываются связаны именно с границами республики, но ни на шаг не приближают к давно назревшей структурной экономической реформе. Фактически речь идет только о попытках выиграть время, что подразумевает простые решения, которые не требуют каких-либо капиталовложений и длительной подготовки.


Финансовые гробы

В петровской России в условиях Северной войны была создана феноменальная система сборов и налогов, включающая налог на дубовые гробы. Своеобразным "дубовым гробом" можно считать предложение А. Лукашенко о введении специального сбора в 100 долларов с каждого выезжающего на закупки в Литву и Польшу. Смысл предложенного сбора оказался настолько извращенным, что в итоге возникло ощущение, что власти решили постепенно замылить данную инициативу белорусского президента. Но конкурс на лучший проект сбора денег и одновременно сохранения белорусской экономической модели продолжился.

Как сообщили белорусские СМИ, на прошлой неделе с новаторским предложением выступил вошедший в современную историю Беларуси Петр Прокопович, который, как давно известно, имеет пристрастие к громким, но удивительно безответственным заявлениям. П. Прокопович решил укрепить внешние торговые рубежи сменой посредников. Если до настоящего времени посредниками в насыщении белорусского рынка товаров бытового назначения выступали частные лица, за что власти их считали спекулянтами, то по проекту П. Прокоповича таким глобальным спекулянтом-посредником должно стать само государство. Некие государственные структуры должны изучить ассортимент ввозимых товаров из литовских и польских супермаркетов, закупить данные товары оптом и выбросить на белорусский рынок, чем, безусловно, резко укрепить доверие населения к властям республики.

Стоит внимательно проследить за "мыслью" Петра Петровича. Сейчас граждане республики меняют белорусские рубли на валюту, едут в ближайшие зарубежные супермаркеты, закупаются тем, что им нужно и везут зарубежные товары домой, частично перепродавая свой багаж соседям и родным с целью окупить дорогу. В перспективе, по мнению П. Прокоповича, государство закупит на валюту те же самые товары, само привезет в Беларусь и продаст за белорусские рубли. Попутно уже само государство такого рода "бизнесом" окончательно добьёт остатки национальной промышленности, производящей товары народного потребления.

В чем смысл столь смелого решения? Возможно смысл в той небольшой марже между оптовыми и розничными ценами, которая тут же будет съедена торговлей, но скорее всего главная цель в том, чтобы граждане республики отоваривались исключительно на национальном рынке и не пересекали границу с валютой, которой в республике практически не осталось.

Есть и "теневая" сторона данного предложения П. Прокоповича и она заключается в попытке отобрать или отбить уже сформировавшийся стихийным образом высокоэффективный бизнес, в котором участвуют десяти, если не сотни тысяч добровольцев. Здесь мы сталкиваемся с каким-то феодализмом. Интересно, а если народ повезет за рубеж продавать самогонку, то и здесь А. Лукашенко и его "семья" попытается "войти в бизнес", огораживая национальный рынок от импортной самогонки. Ведь белорусское государство («семья») давно активно культивирует в республике игорно-бордельный бизнес и совершенно не смущаясь "стрижет купоны".

О защите национального рынка толкует и вице-премьер В. Семашко. На прошлой неделе он выступил с заявлением, отражающим итоги состоявшегося десять дней назад Высшего евразийского экономического совета.

В. Семашко является очень своеобразным деятелем эпохи первого президента Республики Беларусь. Он сочетает в себе феноменальные способности лгать в лицо партнерам по переговорам с возможностями делать неожиданные заявления, в целом отражающими специфическое восприятие белорусским руководством реальной действительности, что исключительно ценно.

В частности, выступая 31 октября, В. Семашко умудрился совместить несовместимое. С одной стороны первый вице-премьер ратовал за дальнейшее закрытие национального рынка, укрепление его внешних границ из-за притока товаров со стороны России, за развитие программ импортозамещения (по примеру Пхеньяна). С другой стороны, В. Семашко заявлял о несовершенстве законодательства Таможенного союза, перекрывающего поставки на российский рынок МАЗов и белорусской сельхозтехники. При этом В. Семашко видимо стесняется напомнить, что за последние три года на белорусском рынке не продано ни одного российского комбайна, так как все предложения по покупкам сформированы исключительно под белорусскую технику и т.д.

В. Семашко требует в ближайшее время принять твердые торговые законы по торговле белорусскими товарами исключительно на российском рынке: "…в рамках формирования Евразийского экономического союза надо установить незыблемые правила реализации продукции. Это необходимо сделать до 2015 года, но некоторые вопросы необходимо решить и раньше" (http://www.interfax.by/news/belarus/140424).

Вот в этом и суть проекта В. Семашко: четыре свободы единого экономического пространства (свобода перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы) должно относиться исключительно к российскому рынку, который обязан покорно глотать белорусский неликвид, но не имеет никакого отношения к белорусскому рынку, границы которого "святы и неприкосновенны".

На самом деле В. Семашко, как говорится, не моргнув глазом, озвучил суть экономической программы белорусской власти и солидной части белорусского политического класса: Республика Беларусь готова интегрироваться бесконечно долго за счет российских ресурсов, рынка, кредитов и т.д., сохраняя при этом твердую уверенность, что иждивенчество – принцип поддержки суверенитета данного государства.

Однако вряд ли кого удивят давно известные пристрастия белорусских властей к чужому добру. Но ясно, что, судя по прозвучавшим в октябре заявлениям А. Лукашенко и уже подхваченным его свитой претензиям к "продуктивности" евразийской интеграции, нам следует ожидать новой пропагандисткой компании, призванной с одной стороны обеспечить "битву за выживание", а с другой стороны выставить Таможенный союз и Единое экономическое пространство в качестве вторгнувшегося на белорусский рынок монстра, разоряющего белорусскую экономику и ввергающего население республики в нищету. Осталось только поручить Л. Мальцеву опутать республику колючей проволокой и заминировать границы, оставив "тропы" и воздушные "коридоры" исключительно для государственной контрабанды П. Прокоповича.

Новости по теме

Новости других СМИ