"Нельзя стрелять в свой народ". Интервью с перешедшим на сторону протестующих офицером Внутренних войск Украины

Илья Азар, Lenta.ru

В четверг, 20 февраля, после ожесточенных столкновений на площади Независимости в Киеве и гибели десятков человек, появились сообщения о массовом переходе солдат Внутренних войск на сторону оппозиции.

Согласно разрозненной информации, некоторые бойцы ВВ сдавались оппозиционерам в центре Киева, другие объявили о том, что больше не намерены поддерживать общественный порядок в украинской столице - и возвращаются в свои регионы. Речь шла о десятках и даже сотнях солдат. "Лента.ру" поговорила с одним из офицеров Внутренних войск, отказавшихся бороться с протестующими.

О том, что майор ВВ Александр Полищук из военной части №3053 (Хмельницкий) "воссоединился с народом", было заявлено со сцены Майдана. Корреспондент "Ленты.ру" связался с Полищуком по телефону. Вечером в среду он вместе с 58-ю подчиненным находился под Киевом - и планировал отправиться домой. Полищук рассказал, что он и его солдаты решили покинуть позиции, потому что "нельзя стрелять в свой народ" и "не должны все страдать из-за одного человека". Майор также заявил, что домой отправились еще два подразделения - в общей сложности свои позиции, по его словам, покинули как минимум 145 человек.

- Когда вы перешли на сторону протестующих?

- В 12 часов я собрал народ на улице Грушевского. 58 человек, мы приняли [такое] решение и уехали.

- Вы через своих уходили или через Майдан? Сегодня некоторые солдаты Внутренних войск сдавались народу.

- Мы уходили через своих.

- А почему вас не остановили?

- Пытались - останавливали, разворачивали, но я сделал то, что посчитал нужным.

- Вы давно стояли в Киеве?

- Три месяца. 19 января (в этот день начались столкновения между протестующими и милицией на улице Грушевского. - прим. "Ленты.ру") именно мы пострадали у стадиона "Динамо", и именно наш автобус сгорел первым. В нас тогда кидали коктейли Молотова, камни - всё.

- Многие солдаты Внутренних войск недолюбливают за это протестующих.

- Конечно, недолюбливают. Это неправильно, но просто сложилась такая ситуация, что нужно разруливать ее нормально. И не нужно стрелять в свой народ.

- Вы считаете, против вас выступал народ или радикалы?

- Народ стоял нормально. Я вчера лично 15 человек спас, чтобы их не щемили. Вызвали скорую, спасли их. Но они реально какие-то обдолбанные все, у них полные карманы [наркотиков]. Есть нормальные адекватные люди, из "Самообороны [Майдана]", с кем мы проводили переговоры, в нас только кинули пару взрывпакетов и коктейлей, но потом их остановили.

- Со стороны милиции сегодня работали снайперы? Кто именно стрелял в протестующих?

- Сегодня - не знаю, но вчера я видел и общался со многими оппозиционными депутатами, и они поняли, что кто-то стреляет в спину. Мы их пропустили, они начали кричать, мол, зачем стреляют в народ. Но потом пришел нормальный депутат, и он понял, что стреляют в спину. Но что - снайпер будет стрелять в спину? Он [депутат] оценил обстановку - бывший военный - и сказал, что это х...я.

- То есть у вас нет оружия?

- У нас оружия нет, только палки и щиты. Мы покинули свои позиции потому, что нельзя стрелять в народ. Не должны все страдать из-за одного человека.

- Вы же говорите, что с вашей стороны нет оружия. Кто же тогда стреляет в народ? Если свои, то зачем вы тогда ушли с позиций?

- Я не знаю, кто стреляет сейчас, но мы забрали своих людей, потому что нам жизнь дороже.

- У подразделения "Беркут" есть огнестрельное оружие?

- У "Беркута" есть только помповые ружья, которые стреляют газом и резиновыми пулями. По крайней мере, на 13.00 сегодняшнего дня было так.

- Так откуда же столько трупов? Это все свои настреляли?

- Не знаю, но я видел сегодня, как троих человек "Беркута" принесли с Майдана с огнестрелами. Повезло, что не насмерть.

- А среди бойцов "Беркута" какие настроения? Такие же, как у вас?

- Честно говоря, они колеблются.

"Нельзя стрелять в свой народ". Интервью с перешедшим на сторону протестующих офицером Внутренних войск Украины

Фото: Reuters

- На Майдан вы не собираетесь теперь идти?

- Мы хотим добраться живыми и здоровыми домой, мы готовы нести службу, но только охранять общественный порядок. Не стрелять в людей и не делать им плохо.

- Что командиры вам сказали?

- Меня уже отстранили.

- Могут ведь теперь посадить за дезертирство?

- Вы правы, но я лучше буду жив - и мои люди живы, и их семьи мне потом спасибо скажут.

- Ваш случай единичный? Что говорят в других подразделениях?

- Еще два подразделения, которые я знаю лично, покинули позиции. В одном 47 человек, в другом еще 40. Вроде так.

- Но еще приличное количество войск остается?

- Да, приличное. Но это их решение - я свое принял. Мы хотим, чтобы нам обеспечили нормальный выезд с Киева. Мы сейчас под Киевом, хотим отдохнуть после пяти суток дежурства и уехать спокойно домой. Нас могут арестовать на блок-постах, но что будет, то будет. Хмельницкий нас поддерживает, а что касается остального - время расставит все точки над i.

- А почему раньше этого не сделали?

- Бывает последняя капля.

Новости по теме

Новости других СМИ