Владимир Япринцев должен был "присесть" в КГБ "на пару часов"?

TUT.BY

Глава федерации спортивной борьбы России и нынешний совладелец «Трайпла» Михаил Мамиашвили, который причастен к написанию письма в Комитет госбезопасности на своего давнего товарища Владимира Япринцева, полагал, что тот отправится в КГБ на пару часов, а не будет задержан на длительное время. Об этом рассказал в ходе допроса в суде в пятницу обвиняемый Александр Арабян.

Обвиняемый рассказал, что вечером 11 августа 2015 года он узнал о задержании Владимира Япринцева и его сына Казбека. На следующий день он дозвонился Юрию Савяку, который уже знал о происшествии («Я не представлял тогда, что он мог быть к этому причастен», — уточнил Арабян) и ответил Арабяну, мол «это ужас, что надо что-то делать».

«У Михаила Геразиевича [Мамиашвили], когда я прилетел к нему 13 августа [в Москву], состояние было примерно такое, как у Владимира Япринцева, когда ему Казбек сознался [в масштабах финансовых проблем]… Я не представлял тогда, что это они с Савяком писали заявление [на Япринцева-старшего]. Мы были с Мамиашвили вдвоем в кабинете. Пришел Аксентьев, начал вести себя не очень адекватно, говорил, что это вы подстроили, что Вова все украл, пиши, мол, заявление», — рассказал обвиняемый.

Он уточнил, что в странной произвольной форме по требованию Аксентьева написал в «ФСБ Беларуси», что он и Казбек взяли деньги, после чего кредитор «психанул и вышел». «Михаил Геразиевич сказал: ты что, дурак что ли? И смял бумагу. Возмущался, почему сразу не сказали [про размеры долгов и проблемы из-за потерь на «форексе"], мы бы все решили, не чужие, мол, люди… А сейчас надо с Анзором (Иосифом Аксентьевым) решать, ему отдать. Михаилу Геразиевичу при мне позвонил Юрий Александрович [Чиж]. Мамиашвили начал орать на него: "Нахрена ты все это сделал? В смысле зачем. Мол, ты ж говорил, что Вова на пару часов [в КГБ]», — рассказал Арабян.

Потом Мамиашвили сделал несколько звонков и сказал, что в розыске Арабяна нет, посоветовав «ехать в Ереван, а в Минск лучше не соваться».

29 сентября Арабян в Москве вновь встречался с Савяком и Мамиашвили. «Вечером планировали встречу с каким-то специалистом. Михаил Геразиевич спрашивал, чем помочь. Потом я поехал в гостиницу, собирался улетать. Мы с ним поужинали в ресторане, возле Кремля, поговорили, потом он вышел поговорить. Он вернулся минут через 40, сказал, что звонил Юрий Александрович [Чиж], хочет, мол, со мной встретиться на границе. Я понимал, что если еду, то назад не возвращаюсь. Мамиашвили намекнул, что Чиж имеет отношение к этому. Мы сели с его [Мамиашвили] людьми в машину, поехали. Михаил Геразиевич по дороге несколько раз звонил. На границе нас встретила машина Чижа, 0708 джип, поехали в Дрозды к нему. Это утром было [30 сентября]. Но водитель сказал, что Юра встречаться не будет, мы сели в машину и поехали в КГБ», — рассказал Арабян детали своего задержания. «Пока общались в Москве с Савяком и Мамиашвили, претензий ко мне или Казбеку никаких не было. У них был вопрос один, чтобы Вова вышел», — добавил он.

Новости по теме

Новости других СМИ